Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — февраль 2014 г.

Мне понятно, когда Христос, принося нам похвалу за добрые дела, дает точную и беспощадную оценку нашего перманентного духовного состояния: «Вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим» (Лк. 11, 13). Но что значат в таком случае Его слова: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6, 36)? Как возможно нам, «будучи злыми», быть такими милосердными? Не в этой же ли плоскости находится заповедь Христова о любви к врагам?

Л.И. Коскова, г. Казань

Возможно ли нам быть милосердными, как Отец наш Небесный милосерд? Что значит это «как»? То, что заповедует нам Христос, несомненно, возможно, потому что каждое человеческое существо, какими бы ни были его возраст, его скорби, его дарования, носит образ Отца Небесного. Некая близость с Божественным милосердием по естеству есть в нас. Но, созданные по образу Божию, мы призваны быть и «по подобию Его». Именно в этом заключается смысл слова «как» — заповеди об уподоблении Самому Богу.

Первый луч разумения слов Христовых появляется, как только мы исповедуем правду: мы не можем при всем нашем желании стать милосердными как Отец наш Небесный. В самом деле, как такое может быть? Мы должны превзойти все образы Бога, которые подсознательно может приписывать Ему наше воображение, оставить всякий гуманистический романтизм, скрывающийся за словом «милосердие». Божественному милосердию можно научиться только в подвиге молитвы и веры. Это совершается, если мы сподобляемся узнавания Иисуса Христа, Которым Отец Небесный открывает нам в Духе Святом, как Он милосерд. Когда мы милосердны по нашему человеческому естеству, мы ощущаем в какой-то мере страдания другого человека. Но можем ли мы по-настоящему помочь ему? Новизна милосердия Христа, открывающего нам Отца, заключается в том, что Он не только знает о наших страданиях и ранах, но Он «познал» их изнутри. Это Его страдания и Его раны. Его милосердие — поистине сострадание. Он переживает наши страдания с нами. Это происходит, потому что Он любит всех людей до принятия на Себя их смерти. Грехи даже самых великих преступников Христос несет на Себе, как и наши раны. Хотя наши грехи — это раны, поражающие Его, Он не перестает любить нас. Потому когда Христос заповедует нам: «Любите врагов ваших», это не просто красивые слова — Он являет Свое Божественное милосердие на Кресте. Быть милосердным, как наш Отец Небесный милосерд по отношению ко всем, это и значит иметь «те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Фил. 2, 5). Осеняя себя крестным знамением, поклоняясь Кресту Христову, будем молить Господа дать нам проникнуть в эту тайну — Его любовью к нам и Его любовью ко всем людям. Невозможное для нас становится возможным с Ним и в Нем. Этот переход от образа Божия к подобию Его — дело благодати Христовой.

«Любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым», — говорит нам Господь. Он заповедует нам благословлять, как Отец Небесный. «Благословляйте, а не проклинайте», — повторяет научившийся от Господа самой главной тайне жизни апостол Павел (Рим. 12, 14). И другой первоверховный апостол пишет: «Не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение» (1 Петр. 3, 9). Мы помним, что праотцу Аврааму было дано обещание, что его потомство в вере будет благословением для всех народов. Это потомство — мы. Но сознаем ли мы, что мы призваны быть и становиться благословением для всех, с кем мы живем?

 

Дорогой отец Александр, благодарю Вас за Ваши новые книги «Миражи любви и мир» и «Миражи любви и Церковь». Как важно нам помнить об этих миражах в пустыне сегодняшнего мира. В минувшем веке атеизм принес свои плоды. А теперь набирает силу сатанизм. Причем сатана хочет явиться ангелом света. Вы в своих книгах хорошо показываете это. «Бог существует, — говорит эта новая духовность, — и Он есть любовь. Когда человек умирает, он вступает в мир, исполненный любви. Эта любовь есть некая сила, «космическая энергия», которая все наполняет. А все религии — разные пути к свету Божественной любви. Не нужны ни Церковь, ни догматы, ни заповеди, ни таинства, ни священство, никакие посредники между Богом и человеком, потому что Бог не есть личность — это есть некая сверхприродная сила, которая доступна каждому человеку, и к которой каждый человек приобщается рано или поздно». Широко раскрыл ад свои бездны. Рано или поздно «ангел сатанин», «отец лжи» и «человекоубийца от начала» надеется достигнуть реванша.

Дементьев Александр, г. Москва

Смысл всей нашей веры — любовь к Богу и любовь к человеку. Иными словами, жизнь человека должна быть посвящена Богу. Это относится не только к монахам и к священникам, а к каждому, кто крещен, кто уверовал во Христа. И кто даже еще не знает Бога.

Слово «любовь», которое нам возвещает Спаситель, о котором говорит Церковь и которое все люди знают, — не просто какое-то условное слово, так что его можно наполнить каким угодно содержанием. Именно это с неизбежностью происходит там, где отделяется заповедь о любви к Богу от заповеди о любви к человеку.

Мы не можем исполнить заповедь о любви к человеку, пока не узнаем, о какой любви идет речь. О той любви, о которой мы в принципе не можем иметь никаких понятий, потому что отпали от Бога. О той любви, которая есть тайна Пресвятой Троицы. О той любви, которую Христос принес к нам на землю дорогою ценою. Чтобы, узнав ее в святой Его Церкви, мы поняли, что это дороже всего на свете. И ничего не пожалели, чтобы научиться этой заповеди.

Человеческая личность уничтожается, когда нет любви. В принципе, человек настолько личность, единственная и неповторимая, насколько он способен научиться заповеди о любви. Личность уничтожалась в безличном коллективизме коммунистической эпохи, когда она мало что значила по сравнению с тем общим благом, к которому все устремлялись. Она почти полностью уничтожается сейчас, когда грех утверждается как норма. Здесь полное отрицание любви, ибо всякий грех есть нелюбовь.

Все ложные духовности, так или иначе, устремлены к той же цели. Сейчас много пишут, особенно на Западе, о духовности так называемого «нового века», которая, помимо нравственной вседозволенности, провозглашает, что самое главное — это любовь.

Эта новая духовность вся исполнена нарциссизма, себялюбия. Той самой «любви», которая была у денницы, когда он залюбовался своей красотой, данной ему от Бога, и отпал от Бога. Захотел быть независимым от Него, и стал тьмою, наполнил все свое существование ненавистью к Богу и к Его благодати.

Сатанинская война против Бога и против человека продолжается, и «ангел сатанин» поистине хочет явиться ангелом света. Все, кто плавает в мутных волнах оккультизма, магии, эзотеризма, всякой ложной духовности, ищут только, как обеспечить свое собственное духовное — сладостное, как им кажется, благополучие. Готовы к любым манипуляциям, и не готовы допустить никакой жертвенности, отдачи себя, своей жизни Богу и людям — такой любви, о которой возвещает Христос. В своей агонии диавол хочет отвратить от нее всех людей — накануне последнего Божия Суда над всей нелюбовью мира.

Нельзя никогда забывать, в каком мире мы живем. И как все это серьезно, и как мы должны дорожить тем, что нам дана Церковь Христова. Все, что в ней Господь дает, существует как средство для достижения единственно подлинной любви — той, которая у Самого Господа Бога.

 

У В. Даля в «Пословицах русского народа» я прочитала: «Пусти душу в ад, будешь богат». Эти слова имели определенный смысл: путь к обретению земного богатства — сделка с диаволом. Но вот что удивительно, у многих святых есть почти буквально такое же выражение: «Отдай свою душу во ад, и будешь богат». Речь здесь, очевидно, идет совсем о другом богатстве. О вечной жизни. Но какое странное совпадение слов! Почему мы должны идти через ад? И кто может отважиться идти таким страшным путем?

З. Пономарева, г. Ярославль

Хорошо стремиться к вечности, но святые говорят, что дороже, чем вечная жизнь, — исполнение воли Божией. Святые, которые пребывают на небе в любви с Господом — если бы Господь сказал им, чтобы они шли во ад, — то исполнили бы волю Господню, отказавшись от этой радости. Кажется, такого быть не может. И действительно, такого не может быть, потому что исполнение воли Господней неотделимо от заповедей Божиих! Но на самом деле именно таков путь к Его любви, к святости. Это путь — скорбный, крестный, исполненный самоотвержения, принятия всего, что Господь дает в этом мире. Путь через ад. «Отдай свою душу во ад, и будешь богат».

Мы живем в мире, где ад окружает нас. Тот, у кого сердце кровью обливается при виде страдания живых людей, ради которых Христос воплотился и принял Крестную смерть, кто переживает как величайшее страдание гибель многих миллионов душ человеческих — тот не может иначе сознавать свое существование, как во аде. Тот, кто сам мучается, подобно праведному Лоту, среди беззакония и растления, окружающего его, тот идет истинным путем, о котором Христос возвещает — через ад — к раю Господней любви. А тех, кому «все хорошо», Господь смиряет и дает им все новые и новые испытания, чтобы избавить их от опасности самообмана.

Но среди этого ада присутствует Господь. И не страшно тому, кто с Господом, чья скорбь срастворена благодатью Христовой любви. «Уныние народов», о котором возвещает Священное Писание (Лк. 21, 25), приходит на нашу землю. «За умножение беззаконий охладевает любовь». Холод апокалиптической зимы дышит нам в лица. И только тот, кто учится Христовой любви, кто понимает, что любовь к Богу неотделима от любви к ближнему — ко всем людям без исключения — может иметь мужество среди новых наступающих скорбей.

Как говорится, смелыми бывают, когда любят. Любовь Христова дает нам это мужество, твердость во всех испытаниях. И святая Церковь напоминает нам, что если мы хотим сохранить свою православную веру, быть верными ей, мы не должны допустить в нашей жизни ни малейшего отступления от любви, заповеданной нам.

 

Дорогой отец Александр! В своих книгах Вы постоянно напоминаете, что зло, каким бы оно ни было, действует только по попущению Божию. Господь попускает злу действовать, имея в виду осуществление Своих благих целей и наше спасение. У меня вопрос о главных ужасах минувшего XX века — о нацизме и коммунизме. Какие беды эти две ни с чем несравнимые по лжи идеологии принесли человечеству — всем известно. Но как понять, в чем был положительный смысл такого попущения Божия?

И. И. Гурьянов, г. Санкт-Петербург

Этот положительный смысл может быть понят нами, исходя из учения Церкви о катастрофе, которая была с самого начала после отпадения от Бога — о первородном грехе. Постоянное присутствие зла в человеке оправдывает установление авторитарного государства, которое строится на иерархическом принципе и институтах, хранящих мир от полного распада. После крушения православной монархии этот иерархический принцип, пусть даже в сильно искаженном виде, сохранялся в новых политических системах. Современный либерализм безусловно и решительно отвергает всякий намек о первородном грехе. Однако для христианина ясно, что всякая неложная политическая теория должна быть непременно основана на религиозных принципах, говоря точнее, на догмате о первородном грехе. Потому абсолютно неприемлем проект освобождения человека от чувства вины и покаяния, а значит и от нравственной ответственности, осуществляемый современной демократией. Этот либеральный поиск рая на земле (после неудачных попыток осуществления его прежними авторитарными режимами), это отрицание первородного греха представляет не что иное, как царство антихриста. Перед нами — утверждение «нового порядка», «нового мирового порядка» (прежний «новый порядок» Гитлера или Ленина по сравнению с этим был только цветочками). Предельный «нигилизм», ведущий к уничтожению не только религиозного, но по существу и политического измерения жизни. Якобы объективный исторический прогресс, совпадающий с уничтожением самой жизни.

Протоиерей Александр Шаргунов

1 февраля 2014 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: