Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — август 2015 г.

У меня вопрос об искушении властью. Не зря же говорят, что в конце времен вся полнота власти будет принадлежать антихристу.

И. Кабинов, г. Ростов

Власть — как деньги: чем больше имеешь, тем больше хочется иметь. Кроме того, может осуществляться взаимный обмен. Деньги часто покупают власть, а власть в свою очередь дает возможность иметь деньги. Пресса периодически сообщает нам о «рейтинге» политиков и дает список олигархов — самых богатых людей.

Очень многие с завистью смотрят на «элиту». Но мало кто понимает, что власть подвергает тех, кто обладает ею, постоянным и сильным искушениям. Не зря, наверное, говорят: хороший политик — плохой христианин. Хотя мы знаем и прекрасные исключения — от Столыпина до последнего нашего святого царя, при котором Россия достигла необычайного экономического и культурного расцвета. Но власть именно такого человека кому-то очень мешала.

Никто не свободен от многоразличных искушений — искушения злоупотреблять своей властью, искушения блистать и быть в центре внимания, искушения нарциссически и инфантильно услаждаться возможностью господствовать, искушения использовать свою власть, чтобы соблазнять других, искушения обогащаться, искушения угождать себе. Беда в том, что в обществе создаются все более благоприятные условия для продвижения прежде всего таких людей. Увы, номенклатура существует при всех политических режимах и на всех географических широтах: на подмосковных дачах и средиземноморских виллах, во владениях «самой демократической в мире» Америки и во дворцах африканских президентов. А также в московском Кремле.

Жаль, что коррумпированная власть, те, кто развращен деньгами, дискредитирует честных, пытающихся посвятить себя служению общему благу политиков. Именно в этом служении заключается все.

Христос говорит, что власть это служение. Для современного честного человека, кажется, уже невозможно понять, что само по себе стремление к власти — не плохо. Потому что почти утрачено понимание: стремление к власти должно быть стремлением служить другим. «Кто епископства желает, доброго дела желает», — писал в свое время апостол Павел, когда быть епископом означало готовность в любой день принять венец мученичества. И в мирской власти на самом деле существует тот же принцип. Чем выше ты поднимаешься по иерархической лестнице, тем больше ты должен служить. Ты должен стать слугой ближним.

За кулисами министерств изо всех сил стараются, чтобы завтра занять хорошее место. Замечательно — при условии понимания, что слово «министр» означает именно «слуга», и не по имени только. Вы помните, как насмешливо когда-то у нас говорили: «Вон поехали «слуги народа»». Чем больше достойных людей станут министрами — ради того, чтобы служить, а не ради собственной выгоды, тем лучше будет народу. Требуется простое и смиренное сознание, что ты — такой же смертный, как все. И самое главное — христианская вера и евангельское видение жизни. Но где мы найдем сегодня таких среди идущих в политику?

А между тем, если посмотреть вокруг, какое огромное пространство открывается для служения! Увы, в нашем мире чаще всего все ограничивается предвыборными речами, которыми так заняты кандидаты во власть, что не остается у них ни времени, ни места для дел.

Мы живем в мире, от которого глубоко зависим. Давление, которое оказывает на нас двусмысленная среда, такое, что практически невозможно не быть как все в той или иной степени. Нас, несомненно, несет общее течение. Все мы смотрим телевизор, ну хотя бы новости, просматриваем журналы и газеты, общаемся с подобными нам людьми на работе. И поскольку мир в большинстве своем, скажем так, средний, посредственный, остерегающийся решительного выбора, приученный жить с оглядкой, — как нам не быть такими же?

О.И. Витвинина, г. Кисловодск

Никто не отрицает силы влияния, которое оказывает на нас исполненный двусмысленности мир. Но мы не можем согласиться, что сопротивляться ему невозможно. Это означало бы нанести оскорбление Богу, Который сотворил нас по образу Своему и подобию и призвал нас быть совершенными, как Он Сам совершен, и возвел Сына Своего Единородного на Крест, чтобы освободить нас от зла.

Еще в Ветхом Завете Бог говорит через пророка Моисея, предлагая Свои заповеди. «Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие». Если мы исполним их, мы будем благословенны. Если не исполним, Бог поразит нас проклятием. «Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое». А в Новом Завете Господь предупреждает об опасности теплохладности, которая вызывает у Него отвращение до тошноты: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих», по-славянски «изблюю» (Откр. 3, 15—16). Разве не такое произошло у нас в прошлом веке во время несравнимых ни с чем в истории гонений, когда Церковь прославилась не только сонмом новых мучеников и исповедников, но открылось и небывалое по массовости отступничество?

Сделаем выбор! Мы должны сделать выбор. Мы должны перейти от слов к делу или не перейти. От нас зависит — искать подлинное добро или быть влекомыми злом. Быть как все, как мир, или не быть. Строить на камне или на песке. Да, мир влияет на нас. Но в нас есть большая глубина, мы остаемся свободными созданиями. В этом наше самое великое достоинство. Не будем отрицать этого ни словом, ни делом.

Христос неоднократно — восемь раз подряд — повторяет в Евангелии от Матфея: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры!» Не относятся ли и к нам, христианам, эти Его грозные слова? Особенно к тем, кому кажется, что они много знают и хорошо просвещены в вере.

Е.В. Новикова, г. Мурманск

Мы не уважаем людей, которые имеют добрые принципы, но не осуществляют их в жизни. Мы презираем «великих на словах и ничтожно малых на деле». Мы любим — и желаем для себя и для других, чтобы было соответствие между тем, что говорится и тем, что делается, между тем, во что верят и что осуществляют в жизни.

Однако с годами мы все более отдаем себе отчет в том, как непросто установить совершенное соответствие между нашими словами и делами, между нашими намерениями и их осуществлением. Разумеется, вместе со многими другими мы провозглашаем и часто со страстью, что необходимо быть справедливыми и добрыми, действовать бескорыстно. Мы выступаем против зависти, эгоизма, ненависти, жестокости. Но всего этого мы не наблюдаем у себя. А только у других. Слишком часто происходит отклонение от прямого пути. Оно может быть более сильным или менее сильным. Но оно имеет место.

Иногда мы искушаемся приспособиться к подобной ситуации, говоря: «Все это человеческое. Мы же не святые. Мы не хуже многих других». Христос зовет нас не уступать этому искушению. Он делает это с такой настойчивостью, которая не должна оставить нас безразличными.

Не красивые молитвы: «Господи, Господи» введут нас в рай, но исполнение воли Божией. Недостаточно благоговейно слушать слово Божие, размышлять о нем и думать, что мы творим угодное Богу — надо исполнять в жизни это Слово. Недостаточно знать наизусть десять заповедей Божиих и заповеди блаженства, чтобы получить похвалу от Бога, надо повиноваться этим заповедям. Мы призываемся к соответствию, к честности, к разумности.

Бог знает, что мы состоим из плоти и крови. Он знает, что мы немощны. Он напоминает нам через апостола Павла: «Все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3, 23). Итак, все без исключения — грешники? Но Бог против того, чтобы было покорное непротивление греху, потому что Он знает, что мы созданы свободными и что по дару Христа мы можем уклониться от зла и сотворить благо, что мы можем победить грех и стать святыми или по крайней мере настоящими христианами.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.