Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — октябрь 2017 г.

Сегодня все верующие, каждый на своем месте, призываются к миссионерству. К своего рода апостольству. При многих храмах появились социальные работники, руководители по работе с молодежью, катехизаторы и так далее. Мы должны быть готовы исповедать веру во Христа Бога и проповедовать ее другим. Но что нам делать, если мы знаем, что наша вера не столь абсолютна и сильна, чтобы мы могли передать ее незнающим Бога? Нас самих порой борют сомнения, мы терпим поражения в нашей духовной жизни. Как можем мы сметь проповедовать то, что для нас самих еще смутно? Нет ли в этой заботе охватить как можно большее число людей протестантско-сектантского обессоливание соли? И не по этой ли причине нередко можно слышать: «Разве обязательно к Богу можно придти только через Церковь?»

А. Гретченко, г. Волгоград

Ваш вопрос и то, на что сегодня обращает сугубое внимание священноначалие, на самом деле касается всего пути Церкви. Вы помните, как в Евангелии Господь спрашивает Своих ближайших учеников, услышав от них, что говорят о Нем люди: «А вы за кого Меня принимаете?» Этот вопрос — к нам и ко всем. Господь зовет нас, слабых в вере, так же, как и тех, кому Духом Святым открылась истина, — следовать за Ним. Для Христа вера в Него прежде всего — встать на дорогу, вступить на путь, ведущий к подлинному познанию. Христос — посреди нас, мы идем вслед Ему. Слышали ли Вы, как проходит в Вятке ежегодный великорецкий крестный ход? На него собираются десятки тысяч людей из России и ближнего Зарубежья. И идут 150 километров с Великорецкой чудотворной иконой Николая Чудотворца. Разумеется, с остановками на ночевку в полевых условиях. Следование за Христом делает своего рода участниками крестного хода тех, кто припадает к святыне. Одни идут впереди, другие позади. В течение крестного хода некоторые отстают, отходят, устав идти, а другие ускоряют шаг, чтобы возглавить шествие.

В самом Евангелии мы видим на совершенно разном уровне исповедание веры. Одни видят в Том, за Кем они следуют, пророка, другие — Мессию или Царя Израиля. Некоторые прозревают в Нем Сына Божия, и лишь немногие свидетельствуют не одними устами, что они Воскресение Христово видели. Однако многие, кто следует за Ним, начинают веровать. У них есть вера, даже если она еще не тверда. Среди идущих крестным ходом иногда бывают впечатляющие уходы и отступления. Вспомним хотя бы то, что было с апостолом Петром, или несравненно ужасней — то, что было с Иудой. До конца пути Христова бедные галилейские грешники не понимали величие тайны их Учителя, Который шел впереди них. Но они имели веру в той мере, в какой они любили своего Господа, в той мере, в какой они следовали за Ним. Вера, идущая от следования за Христом, передается другим.

Можно еще сравнить это шествие с восхождением альпинистов. Так Господь созидает Свою Церковь. Он делает из Петра и Павла — из предателя и гонителя — первоверховных апостолов. Подобно веревке, связывающей альпинистов друг с другом, в Церкви есть надежное свидетельство, передаваемое от одних к другим с полным доверием. Будущие ученики Христовы вначале с доверием следовали за Иоанном Предтечей, который указал им на Агнца Божия, на Самого Христа, единственного Носителя тайны Бога. Мы имеем доступ к Богу, доверяя Его свидетелям. Вот почему мы не можем веровать без Церкви.

Слово, которое сообщает нам Господь в Евангелии — уже Церковь. Предание от поколения к поколению передает его в Церкви, благодатно раскрывая нам его смысл. Из этого источника Духом Святым нам дается приобщение Христу. А наше приобщение в свою очередь сообщает Божественную жизнь миру, как свет в ночи.

«Не заботьтесь о завтрашнем дне», читаем мы в Евангелии. Но у всех у нас есть планы на завтрашний день, календарь, согласно которому мы намечаем наши дела и деловые встречи. Планировать свое время, организовывать свой рабочий день или неделю — существенно необходимо, если мы хотим, чтобы наш труд был эффективен и чтобы избежать неожиданностей. Да и в самом Евангелии мы можем найти похвалу предусмотрительности и предвидению — похвалу мудрым девам, которые позаботились о том, чтобы у них был запас елея, похвалу хозяину дома за то, что тот проявил бдительность. Что значат эти очевидные противоречия? Как должны мы их понимать и как поступать?

Владимир Филимонов, г. Кисловодск

Чтобы ответить на эти вопросы, постарайтесь более внимательно прочитать то, что сказано в том же самом Евангелии: «Душа (иначе говоря жизнь) не больше ли пищи, и тело одежды?» (Мф. 6, 25). Хотя одно от другого невозможно отделить, здесь одно противостоит другому: душа и пища, тело и одежда. Говоря так, Христос призывает нас привести в должный порядок наши ценности. И различать необходимое и вспомогательное, поверхностное и существенное.

Ясно, что для того, чтобы жить, необходимо есть. Но слишком часто чрезмерная забота «что мы будем есть?» далеко превосходит нашу потребность в выживании. Печально, когда наш ум, имеющий совсем иное предназначение, почти целиком занят проблемами желудка. Можете ли вы представить, что те, кто по-настоящему постится, озабочены рецептами приготовления утонченных блюд?

То же самое относится к телу и одежде. Необходимо одеваться, и порой — прилично. По крайней мере, так принято у людей. Но как? В костюм из самой дорогой ткани, по последней моде, самой оригинальной? Доступно ли это большинству людей, которые часто покупают только «second hand» или донашивают то, что носили другие? Разве роскошная одежда способствует улучшению телесной крепости или прибавляет ума? Ничего подобного нам неизвестно.

Чем мы заполняем отпущенное нам время, нашу краткую жизнь? Есть временное, и есть вечное. То, что занимает, и то, что созидает. Господь спрашивает нас, о чем мы заботимся по-настоящему, что нам дороже — земное благополучие или Его Царство. Одним словом, Бог или Деньги.

Зло возрастает. Как верить, что добро сильнее зла? Можно ли и надо ли верить в доброту людей? И в связи с этим снова возникает уже не раз обсуждаемый Вами вопрос. При возрастающем безбожии и вседозволенности что означают пресловутые «права человека», которыми определяют сейчас все в Европе и  Америке, и не только там?

О.Б. Караваева, г. Кострома

Нелегко верить в доброту людей. Есть опасность оказаться наивным, стать жертвой чьего-то коварства. Вас могут использовать в недобрых целях. И в то же время, когда мы совершаем поступок, продиктованный чистой и бескорыстной добротой, наше сердце начинает биться с надеждой, и мы начинаем верить, что в этом мире торжества лжи и насилия есть еще место для жалости, для понимания и доброты.

Вы помните евангельскую притчу о работниках одиннадцатого часа, полную прекрасных противоречий? Речь идет о доброте Божией, о том, что не приобщившись ей, мы не можем быть по-настоящему добрыми. В этой притче наше внимание обращено не на отношение хозяина виноградника, не его деяния мы исследуем и судим, но на работников, нанятых трудиться в винограднике. Среди них есть такие, кто сознает свои права. Им неприятно видеть, что другим, которые не перенесли вместе с ними тяжести знойного дня и усталости, платят столько же, сколько им. Они протестуют. И они слышат в ответ, что по отношению к ним не было проявлено никакой несправедливости, поскольку хозяин с абсолютной точностью исполняет условие договора.

Другие работники молчат. Они знают, сколько они трудились, и им не приходит в голову требовать больше. Ведь они отправились на работу с простым обещанием получать то, что они заслуживают. Они исполнены доверия, они верят в доброту того, кто их нанял, хотя день заканчивался, и у них почти не было надежды. Но они получат — и в это трудно поверить! — плату, как если бы трудились весь день.

Возникает вопрос: надо ли требовать от других доброты? Господь не имеет целью в этой притче показать, какими могут быть условия совместного труда, но хочет заставить нас задуматься о том, как мы оцениваем свою жизнь перед лицом Божиим. Кто из нас помнит, что кроме «прав человека» есть права Бога? Уверенные в своих правах и готовые всегда их отстаивать, мы думаем, что доброта Божия должна проявляться согласно нашим представлениям — в соответствии с нашими неотъемлемыми правами на счастье, здоровье, благополучие. Любящий нас Господь часто отвечает на наши прошения, но не более — не прибавляя того, о чем мы не просим, — существенного и вечного.

Иное отношение у тех, кто не сознает никаких своих прав перед Богом, ни власти требовать у Него большего, чем они заслужили. Они обращаются к Нему с абсолютным доверием и душевным миром. Они знают, что таинственная любовь Божия знает бесконечно лучше, и мы никогда не сможем постигнуть, что для нас необходимо — прежде всего в том, что касается самого существенного — нашей участи как чад Божиих. Они предают ее Ему. Они не сомневаются, что доброта Божия найдет способы, чтобы придти к ним на помощь и даст возможность воспользоваться ими в нужный момент. Они правы, потому что перед этими людьми, подлинно нищими сердцем, согласно заповедям блаженства, Бог не может удержать Своей доброты, Своей щедрости, Своего милосердия.

И еще одна мысль приходит в связи с этим. Разве не ясно, что подлинно христианская мудрость заключается в предании себя в руки Отца всяческих, всей нашей жизни и всех наших нужд? Таким было отношение к Отцу Небесному у святых. Никогда они не просили Божественных чудес, не желали великой популярности в народе, ища только одного — чтобы слова Господа отозвались в сердцах людей. Они жили в предельном доверии до конца любви Отчей, в предании себя Тому, Кто вел их день за днем к полноте исполнения служения, вверенного им. И они не был обмануты. И точно так же будет со всеми, кто последует за ними.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *