Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — декабрь 2016 г.

Время жить молитвой

Как Христос мог сказать: «Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин. 14, 12)? Неужели такое может быть? Разве простой человек может быть больше Бога?

Игорь Воронин, г. Омск

Речь здесь идет не просто о географическом расширении Христовых дел через благовестие Церкви. Хотя в течение земной жизни Спасителя Его служение было ограничено одной Палестиной. За этими словами Господа стоит более глубокий смысл. Он говорит, что Его сила, исходящая от Отца в Духе Святом, явится в Церкви после Его Воскресения и Пятидесятницы так, как она не была явлена во время Его служения в Палестине. В мире будут действовать Его ученики. Они совершат великие дела — мы знаем множество дивных чудотворцев: от апостолов до святителя Николая с его «неисчерпаемым чудес морем», и, далее, близких к нашему времени святых, таких как преподобный Сергий Радонежский и Серафим Саровский, царь-мученик Николай и святитель Иоанн Шанхайский или преподобный Паисий Святогорец. Но это Христос будет действовать в них, ибо без Него они не могут делать ничего (Ин. 15, 5). И оттого что Христос восходит ко Отцу, сила Его Воскресения и благодать Духа Святого явится новым плодоносным даром в сердцах всех верующих в Него.

Как лучше приготовиться к празднику Рождества Христова?

В. Адаксина, г. Севастополь

В мире декабрь — холод и мрак, когда все короче становятся дни, а ночи, кажется, заполняют почти все. «Самое великое испытание, — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов), — когда человек, глядя с ужасом на происходящее, спрашивает себя в смятении: да и есть ли Бог?» Время Рождественского поста — ожидание Того, Кто приходит, чтобы быть «Богом с нами». Оно требует приготовления. «С нами Бог» — эта тайна открывается в Рождестве Христовом и в Богоявлении. Чтобы приобщиться этой тайне, надо быть в Церкви, участвовать в ее главных богослужениях, в ее восхождении к невероятному — Бог стал человеком! Он стал человеком, чтобы взять на себя все, что есть в нашей судьбе даже до смерти. Но с нашей стороны требуется участие во всем, что Бог совершает с нами. Разумеется, необходимо также каждодневное — более полное и более глубокое, чем обычно, — слушание Слова, ставшего плотию.

Богослужения и таинства Церкви открывают нам, что участие в Рождестве Христовом каждого из нас — приобщение празднику нашего собственного рождения. Время жить молитвой. Приготовиться — значит приготовить путь для Господа. «Уготовайте пути Господни, прямыми сделайте стези Его», сказано в Писании. Речь, несомненно, идет об изменении наших отношений с Богом и другими людьми, об очищении нашего сердца постом, молитвой и покаянием. Да, невероятным даром Господним, но и нашим принятием этого дара.

Церковное Предание говорит, что родители Пресвятой Богородицы вольно разлучились с Ней, отдав свое любимое Чадо на воспитание в Иерусалимский храм, когда Ей было всего три года. Невольно изумляешься, размышляя о том, какие силы им надо было иметь, чтобы принести эту жертву. Понятно, что это исключительный случай, и связан он с их приобщенностью великой тайне. Мы знаем, что жизнь многих людей, не только святых, нередко, так или иначе, подвергается подобному испытанию.

Но сейчас, размышляя о наших детях, хотелось бы спросить еще о другом. О тех, кто отказывается от своих детей абсолютно по другим побуждениям, устраивая их в интернаты и детские дома. Благо, что не перевелись у нас еще люди, которые забирают их оттуда в свою семью. Это великое дело. Но связано ли оно всегда с пониманием того, что совершили святые праведные Иоаким и Анна?

И еще. Когда я вижу сегодня очень грустные глаза многих наших детей, вспоминаются известные стихи Лермонтова. Я имею в виду его слова о родительской безответственности, ставшей «насмешкою горькою обманутого сына над промотавшимся отцом».

А.В. Самохина, г. Курган

Да, наше спасение зависит прежде всего от того, как мы ведем по жизни своих детей, к чему их готовим и чему посвящаем. То, что сделали Иоаким и Анна, было великим подвигом. Они отдали Богу свою единственную Дочь, плод их всежизненной молитвы, как бы отделив Ее от себя, от своей крови.

Как нам понять это событие? Так благословляли когда-то благочестивые родители своих детей на монашеское служение. Или как рассказывается в Отечнике об одном великом подвижнике. Когда пришла к нему мать и постучалась в дверь его келлии, он сказал ей: «Если хочешь, чтобы мы всегда видели друг друга в будущей жизни, мы не должны видеть друг друга здесь, на земле». Это такая предельная отдача себя Богу, о которой мы можем только благоговейно размышлять, пытаясь постигнуть смысл этого подвига.

Но есть такая отдача, когда приходится отдавать ребенка смерти, и человек хочет и молится, чтобы этот ребенок любой ценой выжил: «Господи, помилуй! Все, что угодно, — только бы он остался живым».

Известна история декабриста Кондратия Рылеева, рассказанная его матерью. Когда ее сын в детстве смертельно заболел, она бессонными ночами со слезами умоляла Господа и Божию Матерь, чтобы ее единственный ребенок был сохранен. Однажды, обессиленная, она забылась во сне, и тогда ей явился некий светлый юноша — ангел, который повел ее как бы из помещения в помещение, показывая различные этапы жизненного пути ее сына. Вот мальчик, который уже бегает и играет, резвится со своими сверстниками; вот юноша, который уже о чем-то размышляет; вот молодой человек, который ожесточенно и гневно спорит с другими людьми. И все кончается его страшной смертью. Тогда Господь спрашивает женщину через ангела, что она предпочитает? Если сын ее умрет сейчас, то его душа будет вместе с ангелами в радости вечной, а для нее останется надежда встретиться с ним, так что ничто и никогда уже не сможет их разлучить. Или она все-таки будет настаивать на том, чтобы он остался здесь, на земле? Все понимая, мать предпочла, чтобы ее сын остался на земле. И мы знаем трагический путь этого революционера, все, что с ним произошло.

То, что делают Иоаким и Анна, принося в жертву Богу плод своих молитв, это больше, конечно, чем любые подвиги, которые можно приводить в качестве примера. Но задумаемся сейчас вот о чем. Часто мы оказываемся в таком же положении, как эти люди — Иоаким и Анна, когда у нас горе, когда у нас нужда и мы готовы обещать Господу все, что угодно, говорить слова любви, только бы Он избавил нас, только бы вывел из этого состояния. И вот проходит горе, проходит нужда. Но когда наступает час, чтобы исполнить обещания, мы начинаем колебаться. Мы откладываем исполнение своих собственных слов: «Я обязательно это сделаю, только Ты, Господи, умоляю Тебя, сделай мне то, что я Тебя прошу». И потому жизнь наша оказывается бесплодной. Не просто бесплодной, так что мы не имеем детей (хотя и это, конечно, может быть), но — в более глубоком и значительном смысле.

Каждый человек понимает, что такое ответная любовь, и как тяжело любви быть безответной. Есть такой рассказ у отца Валентина Амфитеатрова. Пришли одни состоятельные люди в детский дом, желая взять ребенка, и говорят мальчику, которого они выбрали: «Идем к нам. У нас тебе будет хорошо. Мы имеем прекрасный дом, машину и много игрушек. Ты ни в чем не будешь нуждаться, тебе будет замечательно у нас жить». Но мальчик ответил: «Все, что вы предлагаете: дом, комната, игрушки и машина, на которой меня будут катать, — мне не нужно». «А что же ты хочешь?» — спросили его. «Мне нужно, — сказал ребенок, — чтобы меня любили так же, как родители любят свое дитя».

Именно это нужно каждому человеку. И Самому Господу надо, чтобы мы любили Его всем сердцем, всей мыслью, всей крепостью, всей жизнью своей. А любить Бога — это значит хранить Его заповеди, как Он Сам говорит. И одна из них гласит: «Не мешайте детям приходить ко Мне». Только когда мы стараемся хранить Его заповеди, дается нам узнать, о какой любви идет речь. Как нам научиться быть достойными этой любви, быть способными в этом мире, где идет поругание детства, всякой чистоты и святости, высоко нести знамя чести Христовой? Вот ответ на вопрос, что нам делать, чтобы наши дети приобретали капитал, которого им хватит на всю их жизнь на земле и на вечность.

Дорогой отец Александр! Вы пишете, что Церковь так или иначе во все времена гонима. Какие гонения претерпевает она сегодня, например, в России, где после так называемой «перестройки» ей как будто предоставлена полная свобода?

Д. Погодов, г. Москва

Да, гонения на Церковь не всегда имеют один образ. Необязательно, как в первые века христианства и в прошлом веке в России или в 21 веке в Сирии и на Украине. Было время, когда враги Церкви старались разрушить веру физическим насилием. Но сегодня (пока) они воюют чаще всего против Церкви по-другому, разумеется, не оставляя вполне прежних методов, с готовностью совершенно стереть ее с лица земли. Даже в странах «христианской традиции» они делают все, чтобы дезориентировать людей относительно христианской веры, подорвать различными провокационными акциями доверие к Церкви. Они открыто создают препятствия для христианского просвещения детей или даже лишают христиан — только за то, что они христиане, — права заниматься той или иной профессиональной деятельностью. Достаточно взглянуть на некоторые страны современной Европы.

И мы видим, что в так называемых свободных обществах христиане живут в более или менее враждебной атмосфере скрытого гонения, где воинствующая защита «прав атеистов», все более частые публичные богохульства, ирония, насмешка над христианскими ценностями становятся нормой. Цель одна: под давлением среды запугать слабых. На самом деле не менее жестокие, чем прежде, хотя еще не кровавые гонения.

Еще в 19 веке святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «По нашему времени брани не столько жестоки, сколько тонки. Борец сделался необыкновенно опытен, как бы какой гомеопат, и, видя, что булавки и иголки смертоносны, при ловком действии ими, а шуму не делают, по неприметности их, — оставил мечи и копья, произведшие мучеников, в покое».

На самом деле об этом (более пророчески, чем с реальной оценкой происходящего на их глазах) говорили все святые отцы. А что мы видим сегодня? Когда-то христиан принуждали отречься от Христа, теперь их убеждают отказаться от Него. Когда-то их заставляли силой, теперь — убеждением, когда-то употребляли насилие и жестокость, теперь прибегают к хитрости. Когда-то к ним относились как к явным врагам, теперь — прикрыто, мягко, с различными клеветническими измышлениями, делая вид, что просто не замечают их существования. С какой жестокостью относились к христианам, чтобы они отреклись от Христа! В первые века христианства и в 20 веке они, исповедуя своего Господа, получали венцы мученичества. Теперь диавол обманывает миллионы людей, чтобы они не замечали, что уходят от Христа.

Мы знаем, что Сам Господь не только претерпел насилие и мучения, но постоянно встречался с «лжебратиями» по вере, которые в служении Богу являли неправду, исполненные зависти, ревности и лукавства.

Есть время, когда преимущественно действует насилие, и есть время, когда от верных требуется проявлять иного рода терпение. Подлинно духовная жизнь неизбежно вызывает противостояние. Святые отцы говорят, что чем святее истина, тем больше противостояние ей мира, лежащего во зле. Необходимы крепость и постоянство. И тот, кто не будет обманут врагом в сегодняшней войне, сподобится приобщиться радости святых мучеников, Самого Господа.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: