«Возвратись в дом твой»

Слово в Неделю 23-ю по Пятидесятнице

Сегодняшнее Евангелие — о гадаринском бесноватом. Мы похожи на этого человека, как походим на всех евангельских калек — слепых, хромых, расслабленных, немых. Слушая о том, как предварил его Своей милостью Господь, мы невольно отождествляем наше спасение с исцелением. Как если бы быть спасенным означало лишь быть исцеленным. Но есть разница между тем и другим. Опытный земной врач может дать нам нужное лекарство, оставаясь при этом вполне безучастным к нашей болезни. А здесь речь идет больше чем об исцелении, речь идет о спасении! Наше спасение — Врач душ и телес наших, Сам Господь. Мы можем горячо желать нашего исцеления, совсем не думая о спасении. Но пока мы будем искать самих себя, ища нашего исцеления, мы будем находить только себя. В то время как наше спасение заключается в том, чтобы потерять себя, чтобы начать искать Господа и найти Его. «Если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем», — говорит апостол (2 Тим. 2, 11).

За Божественной литургией, где Христос приносит Себя нам в жертву, мы молим Его быть нашим спасением. Чтобы Он позвал нас даром Своей благодати быть с Ним, как раньше сподоблял Он нас встретить Его, нашего Господа, нашего Христа, Который есть наша жизнь. Но прежде мы должны увидеть, что мы представляем собой, пока не встретим Его и не найдем Его.

Как этот человек из земли Гадаринской, мы — без одежды, без дома и без имени. Апостол Павел говорит: «Все лишены славы Божией» (Рим. 3, 23). В этом ужас нашей наготы, наготы нашего одиночества, смертельного одиночества нашей замкнутости на себе. Мы — бездомны. Как сказано в Евангелии об этом человеке, он жил не в доме, а в гробах. Смерть вошла в мир и царствует над всеми людьми. Мы бьемся о камни наших внутренних гробов как не имеющие надежды, по слову апостола (1 Фесс. 4, 13). И мы так же безлики, безымянны, как этот бесноватый. Когда Господь спрашивает этого человека: «Как тебе имя?», тот говорит: «Легион», — потому что много бесов вошло в него. Прежде чем встретить Господа, мы тоже имеем этот легион бесов, со множеством обманчивых личин нашего «я». Куда бы жизнь, события, другие люди ни поманили нас, мы всегда отвечаем с готовностью. На что угодно и как угодно — легион, живущий в нас, отвечает за нас.

Все может перемениться от присутствия в нашей жизни воскресшего Христа, от одного Его взгляда на нас. «Господи, — молимся мы, — избави нас от лукавого!» В таинстве крещения властью, от Бога ему данной, священник произнес: «Изгони из него всякого лукавого и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его». С этого момента все стало иным. Господь спрашивает: «Как тебе имя?» Мое имя? Он один знает его, Он один может его произнести. Произнеся его, Он дал мне радость быть, Он дал мне родиться для временной жизни. И Он родил меня для жизни вечной водой и Духом. Но живу ли я этим даром, слушаюсь ли я Его? «Как тебе имя?» Если, несмотря на всю мою неверность крещенским обетам, я встречу Его взгляд и увижу Его, я не скажу больше «я», но «Ты», потому что мое имя в Тебе. И это будет началом покаяния и спасения. Мы знаем ту, которая пережила это в полноте, — Марию Магдалину. В ней было семь бесов. Иначе говоря — легион. Когда живой воскресший Господь явился ей, Он позвал ее по имени. Это было не просто какое угодно слово, но весь Свой дар Господь вложил в ее имя. И мы помним другую Марию, сестру Марфы, которая сидела у ног Христа и слушала слово Его.

То же самое произошло и с этим человеком: он сел у ног Христа. Всегда требуется время, чтобы придти ко Господу и сесть у Его ног, и слушать Его, зовущего нас по имени и дающего нам мир, который мир не может дать. «Кто любит Меня, — говорит Христос, — Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23).

В этом весь пасхальный дар Христова благовестия. И мы оказываемся одетыми в одежду, благодаря которой становимся самими собой. Мы облекаемся во Христа, погружаясь в общение любви Отца и Сына и Святого Духа. Облечься во Христа это не какая-то недостижимая мечта, это наша человеческая реальность, самая подлинная. Наши раны это Его раны, и Его слава, Его жизнь отныне нам принадлежит.

Только так наша жизнь делается осмысленной. Человек сидел у ног Христа, одетый и в здравом уме. Его жизнь обрела равновесие, потому что его сердце обрело свою значимость, свою любовь. Так совершается освящение Христовой любовью всего нашего существа. Мы становимся любящими (то есть святыми) только тогда, когда устремляемся к Тому, Чье имя — Любовь.

Событие сегодняшнего Евангелия завершается словами Господа: «Возвратись в дом твой». Что означают эти слова — возвратиться к себе? Это значит, что мы уже не должны возвращаться к нашим гробам, к нашим химерам, к нашим личинам, но ко Господу. Он не вне нас. Он во всех подробностях нашей жизни, Он — наше жилище, но Он — другой. «И расскажи, что сотворил тебе Бог», — говорит Христос. Если бы каждый из нас мог рассказать, что сотворил ему Бог, все увидели бы, что Бог сотворил и творит великое с нами.

Все вместе мы — Церковь, Тело Христа распятого и воскресшего. Он освободил нас от смерти и от власти тьмы, и мы призваны жизнью своей свидетельствовать, что с нами Бог, что Христос — наше чудо, наше святое благовестие, обращенное ко всем людям.

Протоиерей Александр Шаргунов

9 ноября 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *