Никто не может скрыться от Господа

Слово в Неделю 14-ю по Пятидесятнице

Мы слышали сегодня воскресное Евангелие о брачном пире, о человеке, облаченном в небрачные одежды. Эта притча изображает собой тот пир Агнца Божия, о котором говорит Апокалипсис (Апок. 19, 9). Ту вечерю, которая произойдет на закате дня, когда наступит конец истории, когда будет последняя жатва смерти после последней схватки между Богом и диаволом за души человеческие. И мы не просто зрители в этом сражении — мы участвуем в нем и приглашаемся войти в победу Господа нашего, на этот брачный пир, куда Он всех зовет.

В притче говорится, что Царство Божие «уподобися человеку царю», и далее рассказывается история званых на пир. Это значит, что Царство Божие раскрывается в человеческой истории, приглашения уже разосланы и были уже отвергнуты, и неоднократно, как мы знаем из истории. В конце концов Господь обращается ко всем — вначале после отвержения богоизбранным израильским народом, затем после отвержения среди верных, — чтобы никто не был лишен этой Божественной радости.

Христос, говорят святые отцы, — Жених, а Церковь — Невеста, и все верные участвуют в этом браке, в пире, уготованном для брака, где каждому дается прощение грехов, и мы узнаём, как Бог милостив к нам. Здесь утешение от Самого Утешителя Духа Святого и исполнение всех обетований. В этом царском пире любви могут участвовать те, кто знает, что такое любовь Божия, и кто приобщился этой любви.

Кто приглашенные? Все, кто хоть однажды услышал слово евангельское, пусть воспримет это как лично к нему обращенное приглашение от Господа — придти на этот пир. Никто не исключен, кроме тех, кто сам себя исключает.

Как заботится Христос о всякой душе! Когда приглашенные медлят придти, Он посылает Своих слуг для созыва всех желающих. Двери пира небесного всегда остаются открытыми, и даже тогда, когда пир начался. Еще можно придти, и все для нас готово. Небеса готовы принять нас. Мы только должны быть для этого готовы. Как восклицает преподобный Силуан Афонский и все святые: «Господи, неужели это для нас!» Как святая праведная Елизавета говорит: «И откуда мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне!» Сама Матерь Божия приглашает лично каждого из нас быть участником Божественного пира Ее Сына.

И вот, в притче нам показано, как встречают люди это приглашение. Приглашенные не хотели придти. Причина, по которой они не приходят ко Христу, не в том, что они не могут придти, а в том, что не хотят. Более того — пренебрегши приглашением, они пошли по своим делам. Они пренебрежительно полагают, что не стоит идти на Божественный праздник: «Мы сами можем устроить свой собственный праздник. У нас может быть свое, земное веселье и радость, и не стоит идти туда, не заслуживает это внимания».

Великое множество людей погибает из-за такой беспечности. Они не настроены враждебно по отношению ко Христу и Церкви — они просто совершенно равнодушны к тому, что касается спасения их душ. Земные заботы — поле или торговля, как сказано в Евангелии, и ради этого они отказываются от приглашения.

Действительно, земное требует усердия и труда, и Господь благословляет на это — в поте лица должен человек трудиться на земле. Но горе нам, когда это земное заполняет не только наши руки, но и весь наш ум, и сердце, и становится неодолимым препятствием между нами и Христом!

И то, как поступили с посланниками Царя, схватив их и оскорбив, и убив, не должно нас удивлять. Потому что мы знаем, что всегда, во всей человеческой истории так поступали с пророками Божиими. Так убили Предтечу — большего из рожденных женами. Так убивали апостолов Христовых. Так явился сонм мучеников древних и новых, во главе с царственными страстотерпцами. И мы все, кого Господь зовет каждый день на праздник, должны быть готовы к этому.

Далее мы видим, как праведный гнев Божий постигает злодеев. Царь разгневался, потому что грех убийства служителей Божиих переходит все границы, он воистину вопиет к небу. В Евангелии сказано, что царь послал войска, истребил убийц, и город их сжег. Убийство служителей Божиих и гонение на Церковь быстрее, чем все остальное, переполняет чашу долготерпения Божия и исполняет меру вины народа, попускающего всему этому быть.

Господь, как сказано в притче, посещает этот народ великими бедствиями. Так было с Израилем; так было и так есть сегодня с Россией. Мы прославили наконец-то царственных страстотерпцев и весь сонм новых мучеников и исповедников Российских. Это дает нам надежду на то, что вся Церковь и весь народ наш осознают, что с нами происходит, и воистину суды Божии переменятся на милость. Но это должно быть не внешним только прославлением — вся Церковь и весь народ должны приобщиться ему.

Отвержение Бога всегда таит в себе погибель. Сам Бог посылает особые бедствия такому народу. В Евангелии сказано, что царь послал Свои войска против убийц. И римские войска, которые разрушили Иерусалим в 70‑м году — буквально через несколько лет после того, как Спаситель предсказал об этом событии в притче, — были войсками Божиими. И все войска, все армии мира, какие только существуют, говорит святой Иоанн Златоуст, принадлежат Богу. Они во власти Божией, какие бы страшные это ни были войска. В том числе и немецко-фашистские войска, и войска внутренние, которые воевали и могут воевать против собственного народа, и войска НАТО, уничтожающие Сербию, и чеченские бандиты. И те войска, которые стоят на восточных границах нашего Отечества и только ждут момента, когда пошлет их Господь, чтобы они исполнили свое назначение. Нет двоевластия на земле — сам диавол делает только то, что Бог попустит ему совершить, и Бог попускает этому быть во благих Своих целях.

Это не значит, что Бог благоволит к врагам избранного народа Божия, к врагам народа, хранящего истину православия, истинную веру. Но именно ради сохранения этой истинной веры, благодаря которой люди могут войти в Царство Божие, посылаются скорби и бедствия. И Господь употребляет этот бич Свой, чтобы уцеломудрить верных, и чтобы нечестивые могли изблевать свое нечестие. Они также не избегнут своего наказания, эти нечестивцы, а только усугубят его. Но и им дает Господь свободу проявить себя, когда мы отказываемся от истинной свободы, от того приглашения на пир вечной радости, который предлагает нам Господь.

И мы слышим, какая печаль у Господина пира о тех, кто отвергает Его. Брачный пир готов, а званые не были достойны. Они пренебрегли преимуществами быть зваными в числе первых. И все, кто погибает, погибает только по своей вине — не потому что Бог хочет этого, а потому что они предпочитают свое тому, что Бог предлагает.

Страшны внешние скорби и бедствия, и не избежать их всем, отвергающим Господа. Но не это, оказывается, самое страшное. Самое страшное — придти на пир и быть извергнутым из него. Самое страшное — лишение той радости, которую Господь приготовил для нас.

Как оказался не в брачных одеждах этот человек — один из злых, которыми наполнилось собрание? (Добрыми и злыми, всеми, кто только захотел придти, наполнился праздник). Обратим внимание, как был обнаружен человек, одетый не в брачные одежды. Он был обнаружен, когда царь вышел посмотреть возлежащих на пиру. Всякая внешняя видимость перед взором царя исчезает, все становится обнаженным. Никто не мог заметить лицемера, что он одет не в брачные одежды, пока не пришел сам царь и не увидел всех гостей. Только Бог может знать, кто из нас подлинно исполняет свое служение, а кто нет. Мы можем обманываться относительно людей, а Господь — никогда. И прежде пасхального победного пира Он показывает Церкви Своих святых, облеченных в белые одежды, и советует нам тоже купить их, пока не поздно, нашими трудами и покаянием.

Как раскрывается, кто из нас одет в брачные одежды, а кто нет? Если так случается, что священник вдруг приходит без рясы в храм или без облачения входит в алтарь, он говорит своим сослуживцам: «Простите, я не в брачных одеждах». Даже внешние одежды священника реальным образом символизируют брачные одежды, в которые Духом Святым облекает Господь Своих служителей. Но Господь говорит о большем.

Преподобный Силуан рассказывает, как однажды Великим постом на вечерни Господь дал ему увидеть иеросхимонаха старца — духовника — в образе Христа, когда тот стоял в епитрахили и исповедовал. «Когда в исповедальню вошел этот монах (преподобный Силуан говорит о себе), то увидел, что лицо духовника, седого старца, молодое, как у мальчика, весь он сиял и был похож на Христа. Тогда монах тот понял, что духовник совершает службу в Духе Святом, и Духом Святым прощаются кающемуся грехи». И преподобный Силуан добавляет: «Если бы люди видели, в какой славе служит священник, то упали бы от этого видения. И если бы сам священник видел себя, в какой небесной славе стоит он, совершая свое служение, то стал бы великим подвижником, чтобы ничем не оскорбить живущую в нем благодать Святаго Духа».

Мне приходилось как-то приводить вам рассказ одного епископа о священнике, который жил нерадиво, беспечно. И вот он умер и предстал пред Господом. Видя, что он ничего не может сказать в свое оправдание, что он не в брачных одеждах предстоит пред Господом, он говорит: «Господи, я сорок лет стоял перед престолом!» И Господь отвечает ему: «Я тебя там ни разу не видел».

Это значит, что внешнее наше служение не может быть для нас никаким оправданием. Преподобный Силуан говорит о славе, в которой предстоит каждый священник. А святые отцы говорят, что каждый человек облечен этой славой — славой образа Божия. В особенности человек крещеный. Все мы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Если бы мы видели эту свою славу, мы поняли бы, как мы предаем дар Господень.

Никто не может скрыться от Господа — вот о чем говорит сегодняшняя притча. Как только царь вошел, его взор тотчас упал на человека, одетого не в брачные одежды. Нет никому надежды спрятаться в великом множестве людей, сколько бы их ни было — в толпе ли, на улице, или в храме, где множество людей, как на Пасху. И когда весь народ Божий, весь род человеческий будет собран по воскресении из мертвых — этот человек всегда будет виден. Почему сразу виден этот человек? Потому что он присутствует на Царском небесном пиру, а сердце его не там. А Господь Сердцеведец видит, что нет этого человека среди Божественной радости.

Святые отцы говорят, что брачные одежды — это устроение сердца и вся наша жизнь, согласные с Евангелием Христовым. Посмотрите, этот человек из притчи не был нагим и не был в лохмотьях. Он был одет, может быть, вполне пристойно. Но у него не было брачных одежд. Только те, кто так облекся во Христа, что сияние Духа Святого стало их одеждой, готовы для пира. Только те, для кого Христос — всё, могут присутствовать на пире Господнем в брачных одеждах. Вот каким должно быть наше покаяние.

Христос обращается к человеку, одетому не в брачные одежды: «Друг, как ты попал сюда не в брачных одежах?» Какой внезапный вопрос для того, кто горделиво восседает на пиру, на месте, которое, кажется, так надежно ему принадлежит. Приходит такой человек в храм, и знает, что здесь он, вот у этой иконы стоит, и никто уже как будто не может претендовать на его место. Он уже чувствует себя как дома, еще немного — и он перейдет в Царство Небесное. «Друг, — говорит ему Господь, и это слово ударяет в самое сердце. «Ты же только изображаешь из себя друга обетами своими, как ты попал сюда? Как ты посмел войти сюда, смешаться со множеством людей, когда знал, что сердце твое совершенно неправо пред Господом? Сколько раз в своей жизни ты пренебрегал приглашением Господним! — скажет нам Господь на Своем последнем брачном пиру. — Сколько раз ты пропускал воскресные службы, праздничные богослужения! Сколько раз приступал к таинствам, не рассуждая о Теле и Крови Господних! Как ты попал сюда, к Господней трапезе, в такое время, без смирения Христова, без освящения Богом — не дверью, а каким-то другим путем, как тать и разбойник?»

Спросим каждый себя, стоящие в храме: «Как я попал сюда? Есть ли у меня брачные одежды? Обратил ли я внимание вчера, когда читал правило ко святому причащению, на слова в молитвах о том, что нет у меня этих одежд, а я дерзаю войти в небесный чертог?» Если бы мы судили себя, мы не были бы судимы.

Он же, сказано об этом человеке, молчал. Человек стоял немым, обличаемый собственной совестью. Потому что нет ничего более непростительного, нет большего греха, чем присутствие среди благодати Божией без покаяния. Там, где Божий свет и Божественная любовь, — без любви, без приобщения к ее свету.

Будем помнить, какой приговор был вынесен этому человеку. «Свяжите его по рукам и ногам и бросьте во тьму кромешную — во тьму внешнюю — там будет плач и скрежет зубов». Но ведь только опасных преступников связывают по рукам и ногам! Святые отцы говорят, что если мы не творим дел, заповеданных нам, если мы не ходим путями Господними, то мы будем связаны по рукам и ногам. Мы уже связаны, и невозможно нам противиться наказанию Божию. Никто не может убежать от вечного наказания.

Этот человек изгоняется из сияния пасхального пира во тьму внешнюю. Ад — это внешняя тьма. Это то, что вне небес — там, где нет ни луча света, нет никакой надежды на свет. И много званых на брачный пир, говорит Господь, но мало избранных. Бог отвергает всех желающих войти в Царство Его без исполнения воли Его. Он низвергает их во внешнюю тьму — туда, где пребывают внешние, те, кто отвергли Бога, там, где ад.

Мы сегодня живем в таком мире, где внешний мир все более становится адом. Где грех — уже норма, и как будто не нуждается в покаянии. И вот в этом аду, когда раскроется в полноте его содержание, окажутся и те из нас, кто только внешне принадлежат Церкви Христовой.

Как велико, как страшно может быть внешнее наказание от Господа! Какими бедствиями может посетить Господь каждого лицемерного в вере человека, и всю Церковь, и весь народ! Но бесконечно страшнее быть лишенным радости присутствовать с Господом на Пасхальном вечном пиру Его. Соедините тысячу геенн, говорит святой Иоанн Златоуст, — это ничто по сравнению с тем, что человек может быть отвергнутым от лица Божия. Нет большего наказания, чем лишиться этой радости. Потому что нет большего блаженства, чем быть с Богом во всем, что имеет Он.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *