Не отвергающий зло отвергает Божие прощение

Слово в Неделю 11-ю по Пятидесятнице

Мы все знаем, что должны прощать, но очень часто не знаем как. И вот, в сегодняшнем Евангелии Господь говорит нам: чтобы научиться прощать, мы должны научиться принимать прощение, которое нам дано. Принять прощение и обрести способность прощать — это одно и то же. Есть один только непрощаемый долг — когда мы не прощаем другим. Желая научить нас истинной жизни, Господь прощает наш огромный долг, совершенно несопоставимый с тем, что нам должны другие. Никогда и ничем невозможно оплатить наш долг, а Господь прощает его. Если мы примем этот дар Господень, мы сделаемся способными прощать другим.

Ужасной ошибкой будет полагаться на свои силы, думая, что как-нибудь я заглушу обиды, постараюсь все забыть. Простить — не значит забыть. Забыть — значит предать все быстротекущему времени, которое постепенно стирает все. Здравым и счастливым характером обладает человек, умеющий забыть мелкие обиды, не делающий из мухи слона. Но невозможно забыть то, что серьезно. Когда то, что разрушено, — важно и существенно для жизни, забвению нет места. Это очевидно для всех не только в зримых вещах.

Отказываясь забыть, сохраняя долг памяти, люди сохраняют свое достоинство. Уроки истории преподаются нам Богом для того, чтобы мы не отупели нравственно и не допустили повторения торжества зла. Забыть — значит примириться с убийством святой царской семьи, с ужасами ГУЛагов, с расстрелом в октябре 1993 года, с сегодняшней войной против нашего народа. Такое забвение — полное бессилие, в то время как прощение, наоборот, — свидетельство великой духовной силы.

Прощение не может быть примирением со злом. Подобная ложная добродетель, для которой все относительно — так что уже нет ни добра, ни зла, ни истины, ни лжи, а есть только так называемая стабильность в душе человеческой и обществе, — не имеет никакого отношения к христианству.

К несчастью, и среди христиан имеет все большее распространение этот отказ видеть и анализировать события апокалиптического масштаба, быть терпимыми ко всему и тем самым не препятствовать приходу самого худшего.

Прощение не имеет ничего общего с такой терпимостью. Нельзя простить, пока не будет увидено и названо по имени зло, которое совершилось. И, конечно же, прощение — это не извинение. Извинение бывает там, где все произошло как бы нечаянно, по случайной ошибке. Прощение тут не при чем. Потому что прощение стоит лицом к лицу с тем, что не извинимо. С подлинным злом, совершенным по отношению к человеческой личности.

Тот, кто прощает, видит зло. Он не действует по первому чувству — боли, страха, гнева или отвращения. Он действует любовью. На самом деле прощение — избыточествующая любовь, которая никогда не отвергает человека. Тот, кто прощает, не дает победить себя злу, причинившему ему страдания. Он не остается безучастным, он реагирует. Но реагирует, не разрушая, а напротив, восстанавливая то, что было разрушено. Восстанавливая разрушенное — любовью, сила которой преодолевает все. Тот, кто прощает, исполнен уважения к тому, кто сделал ему зло. Потому что он не хочет уничтожить его, смешать его со злом, умалить его до зла, которое он сделал. Тот, кто прощает, не ведет себя так, будто ничего не произошло. Но он ясно видит, что происходит. Он не старается извинить, покрыть все туманом неясных формулировок.

В действии прощения любовь являет себя такой, какая она есть. Она обращена к тому, кто сделал зло, потому что любит его. Не зло любит, которое он сделал, — зло она ненавидит. И чем больше любит человека, тем больше ненавидит зло, губящее его. Любовь не обманывается тем, что этот человек из себя представляет. Именно поэтому она знает, что человека нельзя низвести до зла, которое он сделал. Прощение Божие обладает такой силой любви. Бог дает ее нам. И Он дает по правде, Он дает до конца Своей самоотдачи, Своего Божественного дара.

Есть в образе дара Божия нечто превосходящее наше разумение. Праведный Иов вопрошал Бога о непрестающем торжестве зла. Бог сказал ему, что у Него есть еще в запасе время. Когда пришла полнота времен, Господь наш Иисус Христос явил Себя как прощение Божие в действии.

Его благовестие началось с прощения людей. До последнего Своего дыхания Он прощал. Он ел и пил с грешниками, Он простил самарянку и во многие грехи впадшую жену в доме Симона фарисея, и женщину, осужденную на побиение камнями. Он спас их. Он молился за тех, кто пронзил Его тело и душу. Он простил Петра, отвергшегося от Него трижды, и распинавших Его. Прощение Божие явилось во плоти. Таков путь прощения, потому что это путь любви.

Но любовь — это высшая правда. «Идет князь мира сего, — говорит Господь, — и во Мне не имеет ничего». Его правда — свет, в котором нет никакой тьмы. И потому прощение Христово, как имя Божие, не может быть произнесено всуе. Только по мере того как человек устремляется покаянием к правде Божией, может он принять прощение от Христа. В противном случае будет не только поругание святыни прощения, но и уничтожение человека как личности, способной отделять добро от зла.

То, что делает Бог, превосходит всякое воображение. Где умножается зло, там избыточествует благодать Божией любви. И мы должны увидеть все происходящее сегодня в этом свете. Прощением, воссиявшим от гроба, до конца будет прощать Бог, возвращая к жизни всех Своих блудных сыновей и блудниц, глухих и немых, слепых, прокаженных. Но в этом свете прощения мы должны так же ясно видеть, что зло всегда неправедно, и в нем — разрушение жизни. Оно никогда не может быть оправдано, и оно должно быть отвергнуто до конца. Не отвергающий зло отвергает Божие прощение. Только любовью Божией, Его прощением может быть измерено наше покаяние и наша свобода. Потому что жизнь каждого человека и вся история человечества находит свое завершение у Креста Христова.

Христос победил диавола, чтобы мы не были побеждены им. И потому имена наши написаны на небесах. Христос — Победитель, потому что Он Сын Божий, и мы победители, потому что Он даровал нам Свою победу.

Он дал нам наступать на всю силу вражию, чтобы мы не были больше побеждаемы его хитростью и ложью ни с той, ни с другой стороны. Чтобы не приняли мы духа злобы его и не допустили обессоливания соли любви. Чтобы победа, которой мы обладаем во Христе, Победителе ада и смерти, была нашим спасением и вечной радостью, принятием Христова прощения и принесением миру дара прощать.

Божественная Литургия

Протоиерей Александр Шаргунов

3 сентября 2000 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *