О последних временах и о Страшном Суде

Слово за литургией Преждеосвященных Даров в Великий Понедельник

Сегодня Господь говорит нам о тайне Cуда, который совершается над Церковью уже сейчас и который раскроется во Втором Его и славном Пришествии. Когда сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики Его наедине и спросили: «Скажи нам, когда это будет».

Ученики спрашивают Господа о временах и сроках и о признаках Его Пришествия и кончины века. Господь, не говоря ни слова о временах и сроках, начинает с предупреждения: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас». Соблазнители и прельстители более опасные враги Церкви, чем гонители. Воистину, те, кто убивает подлинных пророков, в начале уловляются лжепророками. И те, кто распинал подлинного Мессию Христа, прежде дали себя обмануть лжехристам и лжемессиям. Но это испытание должно придти, да будут явлены те, кто Христовы.

Господь говорит нам, что под видом величайшего добра может скрываться величайшее зло. Кто такие лжепророки? Прежде всего, те, кто прельщается вдохновением ложных духовностей, ложных религий. И те лжепророки, которых мы видели в минувшем столетии, когда миллионы людей были обмануты духом вражиим. Но лжепророки могут быть также из числа тех, кто находится в Церкви, более того, те, кто может учительствовать в Церкви и занимать в ней важное место. От них наибольшая опасность, потому что они менее всего могут быть подозреваемы в обмане.

Лжехристы и лжепророки имеют повсюду легионы своих служителей, через которых они привлекают к себе души человеческие. Вследствие принятия лжеучения этих лжепророков будут великие бедствия на земле. И когда бедствия станут столь невыносимыми, что люди будут готовы ухватиться за все, что кажется им избавлением, тогда им скажут: «Здесь Христос и там Христос», и «Он в пустынях и в потаенных местах». В доказательство своих притязаний служители врага рода человеческого «совершат великие знамения и чудеса». Не те подлинные чудеса, которые запечатлевают благодать и истину Христову, а те, которыми они прельстят многих, «если возможно, и избранных».

«Если возможно, и избранных». Господь говорит о силе обмана. Она будет такой, что многие будут захвачены ею, и мало, кто сможет устоять. Даже те, кто думает, что крепко стоит. И избранные — не те, кто считает себя таковыми, а те, кого Господь избрал, — и их попытается диавол прельстить.

Однако слова «если возможно» означают, что врагу это будет невозможно. Хотя человек всегда остается свободным, где бы он ни был, какой бы духовной высоты он ни достиг. Но подлинная свобода заключается в такой утвержденности в добре, когда человек уже свободен от зла, и может отвергать любые его приражения. Он уже настолько соединен со Христом, что живет в нем Христос (Гал. 2, 20). Там, где действует благодать Божия, нельзя отделить христианина от Христа. Поэтому невозможно будет врагу победить до конца Церковь Христову.

Господь пророчествует о разрушении Иерусалимского храма. И Он дает образ кончины мира. Один план накладывается на другой. Разрушение мира будет по образу разрушения Иерусалимского храма, этой величайшей святыни до Пришествия Христа, которая существовала ради того, чтобы сохранить в святости избранных Божиих и через них — все человечество — для принятия Христа Мессии.

Господь говорит о войнах. Живя в таком греховном состоянии, человечество, естественно, будет иметь войны. Он предупреждает о непрекращающихся бедствиях и о гонениях на Церковь. Когда начинался ХХ век, многие, слушая эти Евангельские слова о гонениях на Церковь, думали, что это пророчество уже исполнилось, как и многие другие пророчества Спасителя. Однако ХХ век увидел то, что далеко превзошло все, что было до этого. Не думаем ли и мы точно так же сейчас, слушая эти слова Господа, что это пророчество уже исполнилось, и все главные испытания позади? Скоро волки в овечьих шкурах сбросят свои маски и явятся просто как волки перед стадом Христовых овец.

Но, наверное, самое ужасное из всех пророчеств Господа — пророчество о том, что «из-за умножения беззакония охладеет во многих любовь». Одно является следствием другого. Мир всегда лежит во зле, но наступают особые времена, о которых можно сказать, что беззаконие умножается. И чем наглей будет действовать зло, тем слабее будет сопротивление добра, то есть любви — высшего проявления добра. Хотя, кажется, все должно бы быть наоборот.

Какие страшные слова: «охладеет любовь». Это все равно, что сказать: жизнь будет умирать. Это все равно, что сказать «мерзость запустения будет на месте святе». Быть христианином значит быть любящим человеком. Где любовь в мире? В Церкви Христовой. Если в Церкви нет любви, то в мире ее быть не может. Поэтому сегодняшний суд над Церковью, прежде чем Церковь, каждый из нас станет перед Крестом Христовым, заключается в нашем испытании себя, имеем ли мы эту любовь. Разумеется, мы не достигаем того, что говорит нам слово Божие о любви как о союзе совершенства, как о благодати, всегда живущей в сердцах наших. Однако мы не можем жить, не устремляясь к любви. Только благодаря этому мы живы, и благодаря этому жив мир. Если мы перестанем стремиться к любви, то свет, который в мире, то есть Церковь Божия, станет тьмою, и какова будет в мире тьма?

Но и в мире, даже не знающем Бога, человеческая любовь присутствует всегда как остаточный свет, как то, благодаря чему человек еще существует. Где прежде всего существует этот остаточный свет? В семье. Однако на наших глазах сегодня все делается для разрушения семьи и весьма успешно, как мы видим. А где еще проявляется человеческая любовь? Там, где самые сокровенные и возвышенные отношения между мужчиной и женщиной. Что же происходит сейчас? То, что раньше называли судьбой, мечтой о суженом, теперь все чаще вытесняется легкозаменимым, как они говорят, партнерством. Наконец, дети. Там, где дети, невозможно, чтобы не было любви. Кто не любит детей, у того душа опасно больна, смертельно больна. Но теперь это массовое явление. Все чаще у нас к детям относятся просто как к помехе. Мы прекрасно знаем, что миллионы детей убивают прежде рождения и растлевают чуть ли не с самого рождения. Лжепророки СМИ денно-нощной пропагандой нелюбви не оставляют камня на камне от того, что является основанием человеческой жизни.

Господь говорит нам сегодня о том, что среди этого ужаса и «мерзости запустения на месте святе», не только в Церкви, где охладевает любовь, но во всем роде человеческом, «претерпевый до конца, той спасется». Мы должны до конца претерпеть — не только среди гонений и тюрем, не только на одре тяжкой болезни. Но и тогда, когда мир с его похотью плоти занимает все — всю культуру, все школы, все улицы с гнусными рекламами греха, все дома, куда эти видимые бесы входят каждый день, и их принимают как желанных гостей. Все умы и сердца. И мы, христиане, для этого мира как бы ничто, Христос для них никто и ничто. И нас они хотят вплести в свою смрадную ткань как декоративный узор. Где хотя бы искра Божественная в жизни, осталась ли она? Поистине, охладевает любовь. Не есть ли это явное знамение конца?

Не наше дело знать времена и сроки, говорит Господь (1 Фес. 5, 1). Но наш долг, оттого что мы христиане, стоять на последних рубежах Царства Христова, где любовь — превыше всего, до конца. Везде, где она может быть еще сохранена, и в Церкви и вне Церкви, во всех человеческих отношениях. Пусть Церковь уже входит сегодня в ту тьму, которая была «от шестого часа до часа девятого» (Мф. 27, 45), однако «свет во тьме светит, и тьма не объяла Его» (Ин. 1, 5). Мы услышим эти слова в Пасхальную ночь, когда торжество зла обернется полным его поражением. И мы должны быть этим светом, если мы неложно Христовы. По слову Христа и по дару Христа мы должны быть этим светом. Бог доверяет нам быть верными Ему, и Он говорит, чтобы это слово света, которое сегодня нам предлагается, было правильно услышано.

«Охладеет во многих любовь», — говорит Господь. Но Он не говорит, что любовь охладеет во всех. В самые худшие времена, подобные тем, когда пророк Илия среди всеобщего отступничества думал, что он остался один, Господь открывает, что есть остаток, который хранит Ему верность. Есть те, для кого дороже всего на свете, дороже собственной жизни — сохранить хоть каплю любви, которую дает Господь.

«Охладеет любовь». Но Господь не говорит, что она умрет. Разве напрасно на наших глазах снова и снова каждый год Господь раскрывает одну и ту же, самую простую и самую глубокую тайну? Когда, кажется, все мертво под снегом, мы знаем, что есть жизнь в корнях, и она процветет, как только минует зима. Когда наступит Пасха Господня, мы услышим эти слова: «Днесь весна благоухает». Эта любовь Божия, которая побеждает всю ненависть преисподней, всю злобу мира, торжествует, и мы призываемся войти в радость Господа своего.

«Претерпевый до конца, тот спасется», но только в любви. Церковь Божия устоит, но только любовью. И хотя многие соблазнятся, но всегда будут те, кто претерпит все до конца. Кто мы и где мы среди Страшного Крестного Суда Господня?

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: