Велика тайна иконопочитания

Слово в день Торжества Православия

Торжество Православия

Воистину, этот день — торжество нашей Церкви, как предвкушение Пасхи, к которой мы будем идти в оставшиеся недели. Наш путь — от Креста к Воскресению Христову. Праздник Торжества Православия связан с победой над иконоборческой ересью, с утверждением иконопочитания. Наше целование икон во время пения «Тебе Бога хвалим» означает именно то, что этот догмат является печатью всех остальных догматов, выражением тайны Боговоплощения, вочеловечения Бога Слова. Он стал человеком, Его Божественный образ воссиял в человечестве, и благодаря этому мы можем восстановить свой образ, падший страстьми. Именно это совершили все святые, и мы целованием, как заповедует Господь, как пишет об этом апостол Павел, приветствуем святых и друг друга, только бы это было именно тем целованием любви, которому Господь научил Своих учеников, а не лобзанием Иудиным.

Церковь говорит сегодня о любви и одновременно предельно строго и грозно обличает всякое предательство, всякую ложь, всякое лицемерие, неверие и нечестие, потому что все это закрывает образ Божий в каждом человеке, и это то, что не дает нам достигнуть Христовой любви. По древнему обычаю в этот день совершается анафематствование всех ересей, лжеучений, заблуждений, каждое из которых — духовная смерть для человека, лишение его вечной жизни. И особенным образом Церковь анафематствует в этот день всех не почитающих и хулящих святые иконы.

Как-то подошел ко мне один светский журналист и спросил по поводу событий, связанных с кощунственной выставкой в центре имени Сахарова: «Вы же говорите, что Бог поругаем не бывает. Чего же Вы волнуетесь тогда? Что случилось?» «Да, — сказал я ему, — действительно Бог поругаем не бывает, потому что Он — в свете неприступном. Потому что Он всемогущий, всемудрый, всем владеющий Господь, и никто не может посягнуть на Его святость. Порой происходит такое безумие, но оно обращается на головы тех, кто совершает его».

Бог поругаем не бывает, но Бог стал человеком, и Он принял поругание — заушение, оплевание и мучительную, позорную смерть. Он был распят рядом с разбойниками. Он принял это поругание, чтобы избавить весь род человеческий и каждого из нас от поругания греха и смерти, которых не избежать никому, если не научатся они поклонению Христу, Его Кресту и всем Его святыням. Бог поругаем не бывает. И сейчас враг рода человеческого, видя, что он ничего уже не может сделать Христу Воскресшему, пребывающему в вечной Своей славе, ненависть свою обращает на тех, кто Христов, на тех, кто в Церкви Его, кто дорожит Его святынями. Потому было такое жесточайшее гонение на почитающих святые иконы — последнее из всех гонений в истории Церкви. И потому с такой ненавистью взрывались православные храмы и осквернялись иконы во времена недавних гонений. Ненависть сатаны через слуг его была направлена на Самого Христа Бога, на Его святых через эти святыни.

Велика тайна иконопочитания. Когда в древности один из воинов-иконоборцев копьем ударил по пречистому лику Божией Матери, на иконе выступила кровь. И сегодня можно видеть, как на иконах выступают кровь и слезы, и источается благоуханное миро. Это напоминание нам о том, что близок Господь, что Он участвует в страданиях Своей Церкви, что Он утешает Свою Церковь благодатью и укрепляет Ее.

Церковь возносит сугубые похвалы всем воинствующим сегодня за Православие и за его святыни. И каждый из нас призывается быть воином Христовым, как наречены мы во святом крещении. Если ты христианин, если ты не напрасно носишь на себе крестик, то ты участвуешь в этой войне на стороне Христовой и понимаешь, что значит эта война. Любая ересь есть духовная смерть для многих — чем беспрепятственнее распространяется она в мире, тем больше людей погибает. И Церковь обличает все эти лжеучения, потому что она имеет любовь к каждому человеку — как Спаситель наш, пришедший ради каждого человека принять поругание и Крестное Страдание на земле. Торжество Православия — торжество истины и любви, чтобы в каждом человеке раскрылся чистый образ Божий.

Сегодня идет война уже не просто против святынь Божиих, не только против Бога, а против человека — чтобы люди не просто физически вымирали, а чтобы человек перестал быть человеком, утратил в себе образ Божий. Когда священник принимает таинство исповеди, он читает заключительную молитву: «И подаждь ему образ покаяния, примири и соедини его Святей, Соборней и Апостольской Церкви». Через образ покаяния восстанавливается в нас образ Божий и через воинствование за истину Христову. Всякая тьма врачуется, когда мы предстоим перед этим Божественным светом, принося сокрушение о наших грехах и обещая Господу с решимостью следовать Его святой правде. Это путь Великого поста и всей нашей жизни.

И когда на этом пути открывается нам свет Христов, то есть когда мы делаемся способными увидеть лик Божий, а значит и лицо другого человека — не только святых, но и тех, которые еще не стали святыми, и которые, может быть, не станут ими, но имеют для этого возможность, — тогда человек исполняется благодарности и любви ко Господу. И он не может удержать в себе эту любовь, потому что свойство любви в том, чтобы она охватывала всех. И нет воли Божией, как говорит сегодня Господь, чтобы погиб хотя бы один человек. Господь ищет спасения всех, и тот, кому открывается благодать, невольно уподобляется Господу. Православие — это когда от этого света, как от свечи, зажигается другая свеча и множество благодатных свечей, которые мы должны передать другим.

Вот так, как мы сегодня слышали в Евангелии. Апостол Филипп, которому Господь открыл, что Он — Бог воплощенный, Бог, пришедший на землю и ставший человеком, когда он услышал голос Христов: «Иди за мною!» — пошел к своему лучшему другу Нафанаилу, чтобы поделиться с ним своей радостью. Он знал, что душа его друга тоже не может успокоиться, насытиться тем, что предлагает этот мир, и сказал ему: «Я нашел Того, о Ком говорили все пророки. И Он — Иисус из Назарета». Нафанаил ответил ему: «Из Назарета может ли быть что доброе?» Когда в Церкви Христовой нам открывается вечная жизнь, благодать Христова, и мы приходим к какому-то человеку и говорим ему об этом, он может нам ответить: «Разве может быть что-то доброе в этой Церкви, о которой столько всего рассказано и написано, которая не имеет ни вида, ни доброты, никакого великолепия и славы, так часто бывает поругана и отвержена, унижена и гонима? Что может быть доброго здесь?» И вместо того чтобы доказывать этому человеку, что он ошибается, что на самом деле здесь высшая мудрость, которая не снилась никаким мудрецам, здесь такая глубина, которой никто не достигает из самых лучших людей, мы отвечаем ему: «Иди и виждь! Пойди и посмотри!»

Но чтобы сказать такие слова, надо сначала самому увидеть, к чему ты хочешь пригласить другого человека. Не только увидеть, но и показать то, что невидимо, то, что в свете неприступном, и для чего Церковь наша должна быть той Церковью, которая этому свету приобщилась, и в жизни своей на самом деле являет этот свет. Святые отцы говорят, что мы являемся иконоборцами, если жизнью своей не изображаем то истинное учение, которое исповедуем, и даем ложное начертание того, о чем говорит Христос. Воистину православие есть правомыслие и праводелание. И в этом страшном мире, где близко время, когда князь тьмы будет стараться заклеймить печатью отступничества чело и руку каждого человека, только тот, кто имеет истинный образ мыслей, истинное делание и жизнь по вере, может быть свободен от приражения антихриста. Жизнью своей мы должны засвидетельствовать смысл крестного знамения, изображаемого у православных. Вера в Святую Троицу, освящение всего нашего естества во Христе Иисусе, освящение наших мыслей, наших чувств, всей нашей крепости Крестом Христовым — таково наше правомыслие и праводелание. Жизнью своей мы должны показать это другому человеку, привести его ко Христу. И каждый человек, самый малый, оказывается драгоценнее всех других для Господа, потому что ради этого человека Христос воплотился и принял страдание и все, что совершается в истории, весь Промысл Божий — ради этого человека.

Когда Нафанаил приходит ко Христу, Господь говорит ему: «Вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства». «Почему Ты знаешь меня?» — спрашивает Его Нафанаил. Господь отвечает ему: «Когда ты был под смоковницею, Я видел тебя». И тогда Нафанаил подобно апостолу Петру произносит свое исповедание веры: «Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев». Почему же он так говорит? Потому что, очевидно, что когда Нафанаил стоял под смоковницей, он размышлял о самом главном, что есть в жизни человеческой, о чем говорят все пророки, и молился Господу, чтобы Он сподобил его увидеть грядущего Мессию. Господь прочитал его самые сокровенные мысли, то, что было в его сердце, увидел его желания и те молитвы, которые он не решался никому сказать в каких-либо словах. И здесь уже была победа истинной веры, победа Православия, приобретение этого человека для всего человечества, торжество и радость всех ангелов.

Господь говорит Нафанаилу, что есть много людей, которые стоят под другими деревьями, находятся где-то совершенно в другом месте, и не думают столь возвышенно и глубоко, но они также дороги Господу, и их Он тоже хочет приобрести непостижимыми, немыслимыми путями, все сделать для каждого человека, что возможно, чтобы открыть ему истину. Он говорит: «Что ты изумляешься тому, что Я знаю, что происходит в каждой душе человеческой? Ты увидишь бесконечно большее, ты увидишь, что Я — путь для всех людей без исключения и лествица, которая ведет в небеса». Он как бы напоминает о пророческом видении Иакову, который из глубины веков увидел спасение всех людей через пришествие Бога на землю. Только через Господа Иисуса Христа могут все души человеческие восходить по лествице, ведущей на небо. И только через исповедание истинной веры совершается это восхождение.

Эта лествица есть Церковь Христова, где по милости Божией нам дано было однажды вступить на одну ступеньку и ощутить, что мы находимся именно там, где истина. И Церковь возвещает нам, что этот путь мы должны продолжить, чтобы привести ко Господу своего друга, который этой веры еще не нашел, и тех людей, которые так же драгоценны для Господа, хотя могут и враждовать против Церкви. Путь этот трудный и скорбный, и Откровение Божие предупреждает нас, чтобы не было у нас торжествующей уверенности насчет легкого приобретения для Христа других людей. Наоборот, отступление будет возрастать, и все силы ада все более будут сгущаться вокруг Церкви Божией. Только путь страдания, путь терпения скорбей предстоит нам. И путь покаяния, которым непостижимо (так же, как непостижимо то, что Господь когда-то незаслуженно открыл нам) совершит Он спасение всех, кто сможет избрать жизнь вместо смерти.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.