Великая Среда

Великая среда — воспоминание Церкви, которое будет длиться до скончания века, — о верности и о предательстве.

Облобызать покаяние

Единственное слово, которое мы знаем об этой женщине, — блудница. Как если бы в ней не было ничего другого. Как если бы все доброе и прекрасное, что она могла делать, сводилось к этому презренному занятию. Что знаем мы о том, как смотрит Бог на человеческое существо, даже когда оно кажется нам мерзким? Прелюбодеяние, разумеется, одно из самых тяжких предательств, труднее всего переносимых нами, ибо оно оскверняет священный характер дара одной личности другой. В нем — посягательство на святость данного слова. Оно обманывает доверие, которое другой имеет к вам. Исключительным образом это верно по отношению к христианам — оно разрывает образ неразрушимого единства супругов, которое представляет нерасторжимый союз Бога с человечеством.

Но понятие прелюбодеяния — гораздо шире, чем сфера телесных отношений. Господь называет фарисеев «родом прелюбодейным». Конечно же, Он имеет в виду не только тех, кто обманывает своих жен. Прелюбодеяние — в сердце. Прелюбодеи обманывают Бога, придавая своей любви маску верности, которой они не имеют. И они обманывают самих себя. Не обязательно вступать с кем-то в запретную плотскую связь, чтобы совершать прелюбодеяние. Можно предавать самого себя, прелюбодействуя с властью или с деньгами, так что вся наша жизнь получает совсем не то направление, которое задал нам Господь. Кроме того, найдется ли, даже самый целомудренный среди нас, кто не превозносился бы в неуместной гордости перед другими? Можно, оказывается, прелюбодействовать и с добродетелью, становясь от этого все более безжалостным к грешникам.

«Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень» — мы помним эти слова Спасителя. Камень, который мы готовы бросить, — в нашем сердце. Не бросай в твоего ближнего булыжники для мощения дорог, по которым ты идешь, чтобы он не бросил в тебя ими же. Наступило время, когда вместе с этой женщиной-блудницей, с рыданием приносящей благоуханное миро к ногам Спасителя, мы должны войти в тайну Его Крестной смерти и облобызать покаяние.

Иуда

Иуда! Предатель. «Лучше было бы этому человеку не родиться», — это слово Господа. Но почему же Ты, Господи, Начальник жизни, дал Твоему творению увидеть белый свет и позволил, чтобы тьма навсегда поглотила его? Самая темная из ночей — ночь Иуды. Неужели Крестные Страдания Сына Божия требовали, чтобы один из учеников продал своего Господа Его врагам как наемный убийца? «Так написано, и так надлежало пострадать Христу», — говорит Господь. Может быть, действительно кто-то рождается под звездой злого рока? Почему этот человек был избран, чтобы осуществить то, что решено заранее? В чем же его свобода?

Иуда! Вор. Он ведал расходами Церкви. Господи, почему Ты избрал апостолом жулика?

Иуда! Христопродавец. Тот, кто предал Бога за несколько ничтожных монет. Искариот, приложивший к лицу Праведника свои уста, искривленные всеми гримасами падшего человечества. Этот поцелуй Иуды — оскал смерти в погибающей человеческой душе.

Иуда! В нем — бес. Почему Ты, Господи, столько времени посвятивший изгнанию бесов, позволил диаволу обладать им — ибо как сказано в Евангелии от Иоанна, «сатана вошел в него». Почему на этот раз Ты его не изгнал? Твоя Кровь, за многих изливаемая, не омоет ли отчаяние повесившегося? Разве объятия Твоих рук, простертых на Кресте, не достаточно широки, чтобы принять в них Иуду? И Ты уже не можешь поцеловать его поцелуем, восстанавливающим его? Или слишком поздно? Слишком поздно — даже для Бога в Его вечности? Единственная возможность спасти пребывающего в беспросветном отчаянии — продолжать надеяться на него. Бог всяческого милосердия не мог ли дать ему эту надежду?

Иуда! Повесившийся на суку. Дважды отвергнувший дар жизни — земной и вечной. Вопреки Богу избравший смерть, первую и вторую. И мы снова слышим чей-то голос: «Как поверить в спасение всех, если хотя бы один отвергнут? Как принять слово Христа, сказанное Закхею: «Я пришел взыскать и спасти погибшее»? Что такое одна погибшая овца?»

Одна погибшая овца — это каждый без исключения человек. Крест Христов, Пасха Господня — свет, в котором нет никакой тьмы. Ни один человек не может быть исключен из этого света, не должно быть за счет кого бы то ни было дано место диаволу. Уступите ему хотя бы одного человека, и вы утратите дух Христов. Есть только одно предопределение — к спасению. Все предопределены спастись. Это значит, что каждому человеку, как бы ни были велики его грехи, Господь предлагает Свою любовь и ждет от него ответной любви — покаяния. Иуда раскаялся, но у него не было покаяния, не было любви ко Христу и не было веры в любовь Христову. От Господа ничто не сокрыто, Он читает как в открытой книге все, что будет с нами прежде нашего рождения, и потому мы говорим, что судьба человеческая уже написана, и в то же время она пишется.

Тайна любви — в том, что она может быть только в совершенной свободе. Так велик этот поистине богоподобный дар каждому человеку. Мы свободны избрать навеки Бога и уподобиться Ему по дару Христа. И мы свободны избрать диавола. Святые отцы говорят, что у каждого из нас есть возможность стать Иудой. То что произошло с одним человеком, может произойти и с другим. Потому когда Христос говорит на Тайной Вечери: «Один из вас предаст Меня», все апостолы отвечают: «Не я ли, Господи?» В каждом человеке, так или иначе, есть эта раздвоенность. Кто освободит нас от нее? Церковь дает нам ответ: Сын Божий. Но надо осмелиться следовать за Ним. Это может дорого стоить, ибо ради этого Он умер на Кресте. Нам открывается страшное значение земной жизни. Оно не в тех, кажется, порой непереносимых страданиях, которые посещают нас из-за наших грехов. А в том, что в течение этого времени нам дается возможность определить свою участь на бесконечную вечность.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: