Прикосновение к смерти Христовой

Слово в Неделю жен-мироносиц

Христос воскресе!

Неделя жен-мироносицВ Неделю святых жен-мироносиц и праведных Иосифа Аримафейского и Никодима мы слышим песнопения Великой Субботы и песнопение при изнесении святой Плащаницы: «Тебе, одеющагося светом, яко ризою».

Почему поет эти слова Церковь? Разве мы уже не прошли Великий пост и Страстную седмицу? Почему Церковь хочет, чтобы мы шли как бы вспять от Воскресения Христова к Великой Пятнице?

Это самая глубокая тайна Церкви, о которой она снова и снова напоминает нам. Тайна заключается в том, что не было бы Воскресения Христова без распятия Его, без погребения пречистого Его Тела, и что ничего не значило бы для нас распятие Христово, Крест Его и смерть без Его Воскресения.

Мы уже прошли и Великий пост, и Страстную седмицу. Мы празднуем Пасху, но впереди то, что не менее значительно, чем Великий пост. Впереди — Страстная седмица нашей Церкви, потому что Господь говорит, что Церковь пройдет тем же путем, каким прошел Он.

Сегодня мы вспоминаем святых жен-мироносиц, святых праведных Иосифа Аримафейского и Никодима — тех, кто больше всех и раньше всех участвовал в смерти Христовой, прикоснувшись к ней первыми. «Благообразный Иосиф с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и благоуханьми во гробе нове закрыв положи». И «мироносицам женам представ Ангел, вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чуждь».

Мы призываемся прикоснуться к смерти Христовой, прежде всего — участием во всех богослужениях, которые предлагает нам Церковь на Страстной и Светлой седмице и во все пасхальные дни. Особенно в воскресные пасхальные дни. Это настолько важно, что Церковь говорит: «Вместо мира песнь принесем Владыце». Она ставит как бы знак равенства между тем, что совершили жены-мироносицы, праведный Иосиф Аримафейский и Никодим, и что можем совершить мы своим участием в церковном богослужении.

Наше прикосновение к смерти Христовой — это не только стояние у Креста и перед открытыми Царскими вратами во время светлого пасхального ликования, не только целование Плащаницы и плач со всей Церковью, со всем небом и землей: «Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго»! Прикосновением к смерти Христовой должна быть вся наша жизнь, исполненная покаяния, потому что только тогда мы касаемся тайны, что грех — это то, что послужило причиной смерти Христа. И, наконец, в нашу жизнь должны войти те многие скорби, без которых мы не можем прикоснуться к смерти Христовой. Не можем, как говорит Писание, войти в Царство Божие.

Не все могут участвовать в богослужениях из-за каких-то особых обстоятельств: кто-то может быть в больнице или в темнице. Но всем дано прикоснуться к смерти Христовой. И всех призывает Церковь узнать, что значат эти слова о любви до смерти. Смерть Христова открывает нам любовь Христову до конца. Она и нас делает способными явить любовь, как это было с Иосифом и Никодимом — тайными учениками Христовыми. Когда Господь проповедовал, их влекло к слову жизни, но они не решались еще сделать свой выбор. И только увидев Его смерть, они обнаружили свою любовь, не страшась ничего, — открыто исповедали себя учениками Христовыми. Так было и с женами-мироносицами. Это то, о чем говорит Христос каждому из нас — то, что Он сказал Никодиму, когда тот тайно ночью пришел ко Христу: «Должно вам родиться свыше. Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3, 3—7). Мы понимаем, что речь идет о том, что Христос Воскресением Своим — тем, что Он воскрес с тем же Телом, с каким умер, — явил тайну нового рождения, нового творения человека.

Мы должны принять смерть Христову и в наших скорбях. Чем больше умножаются наши собственные скорби и скорби в жизни Церкви, тем больше мы можем ощущать присутствие Христово в Церкви. После Своего славного Воскресения Христос открыл, что смерть Его является славой. После Воскресения Христова, которое дано было нам пережить, Он открывает, что эта слава явлена ради пути, который нам предстоит, что Крест Христов — это не просто наша защита от всех скорбей и бед, но жребий, который нам должен быть дороже всего на свете. И мы знаем, что только в этом наша слава, и что только через смерть Христову мы сподобляемся общения с Богом — это наша благословенная задача, и в ней заключена цель, к которой мы должны идти без страха.

Так понятно наше желание избежать многих скорбей, которые предлагает нам Господь, и при этом сохранить красоту богослужения, через которую мы должны участвовать во всей красоте Церкви, во всем, что совершил Христос. Но не испив из чаши страданий, мы не станем участниками Креста Христова, Его смерти, а значит и Воскресения. Поэтому Господь накануне Своих Страданий молился Отцу Небесному, и сейчас молится: «Отче праведный! да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет» (Ин. 17, 25—26).

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *