О разбойнике неблагоразумном

Слово на Пассии. Евангелие от Луки

Распятие Господне

Христос на Кресте. В Евангелии от Луки мы видим Его распятым среди других осужденных. Мы знаем их как разбойника благоразумного и как просто разбойника, то есть неблагоразумного, безумного. Тот последний, которого мы так называем, и который будет носить это звание до скончания мира, говорит Господу: «Если Ты Христос, спаси Себя и нас» (Лк. 23, 29). Он ничего более не добавляет, этот несчастный. Другой, которого мы называем благоразумным, унимает его. «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». И он добавляет молитву: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» Впрочем, согласно другим Евангелиям, оба разбойника были вначале неблагоразумными, но постепенно один из них начал что-то существенное прозревать.

Не чувствуем ли мы себя иногда ближе к неблагоразумному разбойнику, чем к благоразумному? Разве он не заслуживает нашего сострадания? Как и другие, распятые рядом с ним, он был арестован, судим, более или менее согласно закону, и осужден на смерть. Он должен умереть жестокой смертью, пригвожденный к этому кресту под палящим солнцем Иерусалима. Рядом с ним этот Иисус, известный Своими чудесами. Говорят, что Он останавливал бурю, исцелял безнадежно больных, умножал хлебы. Говорят даже, что Он воскрешал мертвых! Во всяком случае, Он осужден за то, что претендовал быть Сыном Божиим. И вот Он здесь, и также должен умереть. Мог ли этот разбойник поступить по-другому? Так естественно для него было, собравшись с последними силами, крикнуть: «Если Ты Христос, если Ты Сын Божий, спаси Себя и нас!» Послушайте его молитву: «Одно из двух. Или Ты не Сын Божий, и Ты обманывал нас, тогда Ты вполне заслуживаешь Свою смерть. Или Ты Сын Божий. Тогда чего Ты ждешь? Неужели Ты оставишь нас вот так? Ты можешь сколько угодно говорить, что любишь нас, но если Ты дашь нам околеть на этих крестах, что значат все Твои слова?»

Как понятен нам ужас, гнев и бунт этого человека! Не потому ли, что мы на него похожи? Несомненно, он напоминает многих и многих из нас, страдающих и кричащих от боли. Его вопль — вопль всех раздавленных страданиями, болью и отчаянием, кто взывает: «Ну что я такого сделал, Господи?» Конечно же, мы похожи на этого человека, потому что мы тоже требуем, чтобы Бог вмешался и навел порядок там, где люди, то есть каждый из нас, устроили беспорядок. Мы хотим, чтобы Бог установил прочный мир там, где люди разожгли войну, чтобы Он утвердил справедливость там, где мы были безучастными перед несправедливостью, чтобы Он заставил всех быть щедрыми с другими, в то время как мы сами оказывались безобразно скупы, чтобы Он насадил любовь там, где мы сеяли ненависть, и радость там, где от нас исходили только уныние и грусть. Чтобы Он остановил, наконец, новую эпидемию, которая угрожает нам гибелью. Мы без конца требуем у Бога, чтобы Он исправил мир, в котором мы живем, разрушая его. Иисус Христос, Сын Божий, знает в Своей великой мудрости, что ни мир, ни справедливость, ни милость, ни любовь нельзя навязать. Он пришел, чтобы жизнью Своею явить среди нас Царство Божие и призвать нас жить в этом Царстве с Ним.

«Итак, Ты Царь?» — спрашивает Пилат Христа. «Царство Мое не от мира сего», — отвечает Господь. Царство Христово не имеет ни границ, ни правительства, ни армии, ни полиции — иначе служители Его подвизались бы за Него (Ин. 18, 36). Это не означает, что Он — вне мира. «Царствие Божие внутрь вас есть», — говорит Господь. Поистине Он Царь, но Его Царство не навязывается человеку извне, оно — плод глубокого изменения сердца каждого человека. Сын Божий Иисус Христос видит, как медленно ветхое человечество идет, очень медленно, к этому Царству, к этому новому Граду, к этому Новому Человечеству, в котором Он — Перворожденный, и потребуются века и века, чтобы ветхое стало новым. Хотя там, где есть подлинное покаяние, Он может в одно мгновение все обновить Духом Святым.

Когда после своего долгого странствия человечество будет готово следовать единственно спасительным для него путем и принять единственную истину, которая есть любовь, тогда Христос придет во Втором и славном Своем Пришествии, чтобы всем предложить это совершенное вечное Царство. Однако мы помним другие слова в Евангелии о почти всеобщем отступничестве и утрате людьми своего человеческого призвания и достоинства: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» Мы знаем, что Христос принял Крестные страдания и воскрес из мертвых, чтобы спасти всех. «Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство, ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота» (Кол. 1, 18—19). Да благословит всех нас Бог, любовь Которого всесильна, да сохранит от всякого ожесточения и слепоты, да соделает благодатью покаяния из разбойников неблагоразумных разбойниками благоразумными и да приведет в вечное Царство Отца и Сына и Святого Духа.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.