Слово на церковное новолетие

Слово на Церковное новолетиеОсень сейчас, а мы будем говорить о весне. Потому что Церковь совершает праздник церковного новолетия. Только раз в году, но тем не менее каждый год, мир, который мы видим, вспыхивает своей сокрытой силой и в какой-то степени раскрывает себя. Сколь бы долгой и суровой ни была зима, появляются цветы, распускаются листья на деревьях, все заполняется сияньем бесконечных оттенков зелени и цветенья, обещанием столь же разнообразных сладких плодов. Есть в природе этот внезапный прорыв, выход наружу этой сокрытой жизни, которую Бог хранит в материальном мире.

Мы, знающие благодать Христову, вместе со всеми святыми, писавшими об этом чуде от святого Ермы во втором веке до святителя Игнатия (Брянчанинова) с его «Садом во время зимы», понимаем со всей Церковью, что это образ того, чего может достигнуть мир, повинуясь заповеди Божией. Наша земля преобразится однажды в новый мир света и славы, в котором мы увидим святых и ангелов.

Кто мог бы подумать,  не видя подобного раньше, кто мог бы представить за два или три месяца до весны, что природа, которая казалась мертвой, может стать столь великолепной, где ни один узор неповторим? Точно также святая Церковь говорит нам о вечной весне, которая ждет всех христиан. Она придет, хотя, кажется, что запаздывает. Будем ждать ее, потому что она непременно придет, и не замедлит. Каждый день мы молимся: «Да приидет Царствие Твое!» И это значит: «Ей, гряди, Господи Иисусе. Яви Себя, седяй на херувимех, яви Себя нам». Яви Свою силу, приди, сокруши врагов наших, и избави нас от лукавого.

Земля, которую мы видим, не может утешить нас. Это только начало, это только обещание того, что будет за пределами ее. Даже среди самой своей великой радости, когда она покрывается всеми своими цветами и показывает все свои сокрытые сокровища самым пленительным образом, это не может утешить нас. Мы знаем, что есть невидимый мир. Мир святых и ангелов, мир славы Божией, Небесный Иерусалим, престол Господень, все вечные чудеса, драгоценнейшие, таинственнейшие, непостижимые, которые сокрыты за миром видимым. То, что мы видим — только внешняя поверхность вечного царства. И к этому царству устремлен наш взор веры.

Мы, христиане, живем в двух измерениях, земном и вечном. Мы живем по двум календарям, земному и небесному. Снова и снова от первого года нашей жизни до последнего — сменяются времена года, чтобы дошло до нас когда-нибудь по-настоящему, что есть одна-единственная тайна жизни — весна. Два главных круга богослужений в церковном календаре, в центре которых Рождество Христово и Пасха. Снова и снова повторяются они в нашей жизни, чтобы мы однажды могли достигнуть полноты того что они означают.

Да явится и в этом году Господь любящим Его как во дни Рождества, когда ангелы сошли к пастухам с небес. Пусть дано будет нам еще раз услышать среди Пасхи Господней пение святых: «Днесь весна благоухает». Пусть сияние славы Божией распространяется как цветы, как листва на деревьях. Но каким бы ярким ни было солнце и небо, и облака, как бы ни зеленели поля и леса, как бы сладостно ни пели птицы, мы знаем, что все — не здесь. И что мы никогда не примем часть за целое. Все исходит из одного центра — Рождества и Пасхи, из этого центра любви, который есть Сам Бог. Все земное и небесное. Но все земное существует только для того, чтобы мы научились заповедям Божиим. И вся красота земли не есть Его полнота. Она говорит о небе, но она не есть небо. Она только как бы его рассеянные лучи, слабое отражение его образа. Она только крошки, падающие с небесного стола. А мы алчем и жаждем вкушать полным ртом сладость Божественной жизни за трапезой Господней.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *