Никто из нас не живет один

Слово в Неделю 19-ю по Пятидесятнице

Сегодня Церковь снова говорит нам о любви. Христос постоянно говорит о любви, выделяя из всего, что есть в тайнах жизни, в заповедях Божиих две самые главные заповеди: о любви к Богу и к ближнему. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10, 27).

«Огонь пришел Я низвести на землю, — говорит Христос, — и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк. 12, 49). Бог — это любовь, и христианин — это тоже любовь. Никто из нас не живет один на необитаемом острове. Мы, например, живем в городе, где более десяти миллионов человек, в стране, где более ста миллионов человек, на земле, где несколько миллиардов. И без любви семья, общество, народ и человечество начинают распадаться, разрушаться.

Люби, говорит нам Господь и Его святая Церковь, родителей твоих: отца и мать, которые дали тебе жизнь и воспитали тебя. Люби друзей своих и тех, с кем ты Господом поставлен рядом в твоих каждодневных трудах. Люби соседей, с которыми ты видишься каждый день, — не так чтобы выходили, и не здоровались друг с другом.

Мы должны любить в первую очередь тех, с кем связаны особыми узами родства или дружбы. Хотя эта любовь может быть очень непрочная. Мы знаем слова Евангелия: «Предаст брат брата на смерть, и отец — сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Мое» (Мф. 10, 21—22). А слово о любви, которое предлагает нам Господь, — это не совет, не пожелание. Это заповедь, которая занимает самое высокое место в Евангелии — высоту Креста.

Мы должны любить своих ближних, домашних. «Если же кто о своих, и особенно о домашних не печется, — говорит нам слово Божие, — тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5, 8). Однако врагами человеку могут быть его домашние. Почему? Потому что они любят только земной любовью, хотят, чтобы все у нас было устроено в земном плане: здоровье, благополучие.

У каждого человека есть личные враги. Мы говорим сейчас не о врагах Церкви Божией, не о врагах Отечества, а о личных врагах. И о них тоже надо говорить с рассуждением. Эти личные враги — наши друзья, потому что благодаря им мы начинаем лучше понимать, что из себя представляем, насколько мы христиане, насколько есть в нас любовь. Даже диавол в этом смысле служит нашему спасению. Как говорит нам сегодня апостол Павел: «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился» (2 Кор. 12, 7). Научимся самой главной тайне жизни — смирению, познаем самих себя со всей нашей неправдой и нелюбовью, и через скорби, которые нам невольно приходят, благодаря тем людям, которых мы называем врагами, будет совершаться наше духовное восхождение.

Мы должны знать, для чего Господь посылает нам личных врагов. Не просто для нашего духовного преуспеяния. Если подвигом христианской веры ты сделаешь другом своего личного врага, которого ты не желаешь видеть, и даже слышать о нем не хочешь, то над тобой исполнится слово апостола: «Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20).

Нам трудно исполнить эту заповедь о любви к врагам. Почему все больше вражды в мире? Потому, говорит нам слово Божие, что «по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф. 24, 12), и на место любви становится ненависть и вражда. Вся жизнь дается нам для того, чтобы мы научились этой единственной заповеди, по которой мы отличаемся от всех прочих людей. Никакая духовность, как бы высоко она по видимости ни взлетала, ничего не значит, если мы не достигаем этой заповеди. Как говорит апостол Павел: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 1—3). Если мы не имеем любви, то вся наша вера — пустозвонство.

Путь всей жизни для научения заповеди о любви к врагам постепенен. И прежде всего, если мы слышим слово Божие, что из-за умножения беззакония охладевает любовь, то должны решительно, в согласии с этим пониманием строить свою жизнь. Там, где у нас есть грубые грехи, с которыми мы не боремся, есть и умножение беззакония, и ни о какой любви нам говорить никогда не придется. Значит, нужно эти грубые грехи отсечь, чего бы нам это ни стоило.

«Более же всего, — говорит нам апостол, — облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3, 14). Если мы знаем, что любовь есть печать совершенства, что в ней заключено исполнение всех заповедей Божиих вместе взятых, то только по мере того как мы исполняем все заповеди Божии, нам данные, мы научаемся высшей заповеди — о любви к врагам. И это в свою очередь раскрывает нам, что там, где есть уступки злу, лжи — там не может быть никакой речи о научении заповеди о любви к врагам. Только тогда, когда мы бескомпромиссны до смерти ко всякому нашему греху, можем мы узнать, о чем говорит Господь, предлагая нам эту заповедь.

Любить врагов своих значит молиться о них, потому что только силой Божией, которая дается нам через молитву, можем мы исполнить эту заповедь. Только любовью Христовой, которая дается нам в молитве.

Многие духовники сейчас говорят, что в наше каждодневное молитвенное правило следует включить «молитву об умножении любви», которая есть в молитвословах. Сегодня Господь приглашает всех нас молиться о своих врагах. Мы молимся «о ненавидящих и обидящих нас». Это должно быть каждодневным обязательным правилом, и даже прежде всех других молитв — так говорят святые отцы.

Когда ты становишься на молитву и хочешь о чем-то упросить Господа, пусть первое твое прошение будет о тех, с кем ты во вражде, кого ты ненавидишь. Пусть это будет нашим осознанием того, что весь путь нашей жизни потому крестный, что заповедь о любви к врагам действительно крестная.

«Но вы любите врагов ваших, — говорит нам Господь, — и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым».

Только Тот, Кто повелевает солнцу Своему «восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных», может дать нам любовь к врагам. Только Тот, Кто на Кресте обнимает весь род человеческий, напоминая нам о том, что любовь — это такое понятие, которое не имеет границ, и присутствует во всей нашей жизни, — может научить нас тайне Его святой заповеди. Она вышеестественна, но, с другой стороны, это самая естественная заповедь: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними», — говорит Господь. Это Его золотое правило есть основание заповеди о любви к врагам.

Святитель Феофан Затворник говорит: «Есть ли какое зло, которое бы мы хотели, чтобы оно было сделано по отношению к нам — точно так же мы должны поступать и мыслить по отношению ко всякому другому человеку. И есть ли какое добро, какое бы мы не хотели иметь для самих себя — точно так же мы должны поступать по отношению к каждому человеку: по закону правды и справедливости. Только тогда мы перестанем быть грешниками».

Христос говорит, что и грешники любящих их любят. Кто эти грешники? Этим словом назывались язычники — люди, не знающие Бога, не верующие в Него, не понимающие тайн жизни. И большинство христиан, оказывается, могут быть христианами только по имени — грешниками, язычниками. Если мы живем по тому же закону, по какому живут грешники — только любящих нас любим, — то мы не христиане, мы язычники.

Только тогда мы являемся чадами Отца нашего Небесного, когда любим своих врагов. Эта любовь не просто наше сердечное переживание, она действенна. Когда мы благотворим людям, которых считаем своими врагами, делаем им добро — тогда уже мы обращаемся в нашей молитве ко Господу не на словах. Не одними устами мы говорим «Отче наш», но нам открывается страшная благодатная тайна того, что есть Отец наш Небесный. И этот путь к исполнению заповеди есть путь радости, хотя он неизбежно сопряжен с кровью и потом, со слезами, которые не могут отнять у нас этой радости, но которых мы никогда не можем избежать, если хотим быть христианами.

«Любить врагов» — слишком сильные слова для тех, кто их услышит. Многие из учеников отошли от Господа. И Господь сказал тогда остальным: «Не хотите ли и вы отойти?» (Ин. 6, 67). Вся неправда, которая в нас есть, протестует против заповеди о любви к врагам. И вся правда, которая в нас есть, хочет справедливости и праведного воздаяния. Но в мире есть Крест Христов, которым мы отмечены, есть святые мученики, древние и новые, великое множество святых. И всякий из нас, кто хочет быть Христовым, да услышит и да воспримет эту тайну жизни.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *