Кто первым входит в рай

Слово на Пассии. Евангелие от Луки

Сегодня мы слышали Евангелие от Луки о первом из рода человеческого в раю — о разбойнике благоразумном. Мы не можем постигнуть милосердия Божия, которое последнего делает первым. На северных дверях Никольского придела нашего храма изображен этот святой. И кто-то из прихожан, вскоре после того как появилось это изображение, не разобрав надпись, спросил: «Это Христос?» — показывая на разбойника благоразумного.

Действительно невозможно, кажется, отличить. Человек, похожий на Христа, с крестом. И он облечен той святостью, которая у Христа, потому что Христос пришел, чтобы дать нам все, что у Него есть, взяв на Себя то, что есть у нас. То, что есть у разбойника. Трудно постигнуть человеческому сознанию, как может быть причислен к лику святых проживший такую жизнь. Но он первым входит в рай, Сам Христос канонизирует его, открывая ему доступ во Святое святых.

На некоторых иконах мы видим вместе с воскресшим Христом только одного этого праведника в раю, где обителей много, как говорит Господь, но они еще не заняты никем. Сонм ветхозаветных пророков, праведников во главе с Предтечей устремляется к вратам рая, в то время как разбойник благоразумный уже в раю, самый первый, впереди всех, сияет ослепительной белизной брачных небесных одежд.

Мы должны снова увидеть то, что произошло на Голгофе. Как распяли Христа вместе с двумя разбойниками. Почему они это сделали? Чтобы презрение и ненависть, которые люди естественно имеют к извергам рода человеческого, распространялись и на нашего Господа. Люди обычно судят обо всех, находящихся в одной компании, вместе. Им не свойственно отличать одного от другого. Глядя на распятых, они могли заключить, что и Он злодей, потому что наказание одно. И более того, он худший из злодеев, потому что распят посреди них.

Мы слышим во всех Евангелиях, кроме Евангелия от Луки, о том, что разбойники, распятые с Ним, поносили Его. Как если бы они были святыми по сравнению с Ним. «Если Ты Христос, спаси Себя и нас». Очевидно, что из всех людей у этого разбойника, который не переставал поносить Господа, было меньше всех оснований делать это. А другой, такой же, как он, разбойник, постепенно стал многое понимать.

Господь был распят посреди разбойников, чтобы удовлетворить правде Божией за зло, соделанное Ему грехом, покоряясь предельному поруганию, какое только может быть совершено по отношению к Нему со стороны худших из людей. Так Он стал грехом и клятвой за всех нас. И тьма от шестого часа до часа девятого показывает мрак, который покрывал душу Господа. Бог повелевает солнцу Своему светить на праведных и нечестивых, но даже свет солнца был отнят от Господа, когда Он сделался грехом за нас. Иудеи часто требовали знамения с небес. И теперь оно было дано им, но такое знамение, которое являло их абсолютную слепоту.

Древо Крестное, насажденное на Голгофе, становится Древом Жизни посреди рая. «Отче, прости им», — первые слова, которые Христос произносит на Кресте. И разбойник благоразумный — первый свидетель, первый в роде человеческом, облагодатствованный силой этой молитвы. Свет, который через несколько мгновений коснется его сердца, явится знамением прощения Отца Небесного, обещанный всякому, кто обратит свой взор ко Христу. Как сказал Бог Моисею: всякий, кто воззрит на него, спасется.

Разбойник благоразумный не только первый, кто свидетельствует об исполнении древнего пророчества. Его глазами Церковь научается по-новому видеть само распятие. Слово крестное, о котором будут проповедовать апостолы, исходит впервые из его уст. Глядя на Христа, непостижимого в Своей кротости и долготерпении, но столь же реально близкого к нему, как всякого человека, он начинает забывать о своем собственном страдании. Он не знает, как это происходит, но присутствие Того, Кто страдает и умирает рядом с ним, так же, как он, и вместе с ним, все меняет. Из его уст исторгается слово, которое мы все знаем, и которое из всех молитв, какие знает Церковь, составленных величайшими ее святыми, являются самыми краткими и самыми совершенными молитвенными словами: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». Многие кресты и памятники на могилах верующих людей запечатлены ими.

Каждое слово в этой молитве драгоценно. Прежде всего, это слово «Господи», главное во всякой христианской молитве, ибо нет другого имени под небесами, которым бы нам надлежало спастись, как говорит апостол Петр, после того как совершается чудо Пятидесятницы. И никто не может, говорит апостол Павел, назвать Христа Господом, только Духом Святым.

Среди всех оскорблений хулителей Господа, среди беснующейся толпы, вождей Израиля, которые манипулируют этой толпой, среди всех этих «Спасись Сам! Других спасал, Себя ли не может спасти!» — только у разбойника благоразумного есть вера в Того, Кто может его спасти. Его вера вся заключена в одном слове: «Господи». Он говорит: «Помяни мя». Он ни о чем не просит, только о милости памяти Божией: сохрани меня в памяти Твоей.

Эти слова «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем» заставляют нас со страхом и трепетом размышлять о тайне человеческого спасения. Кто дал этому человеку знание, что распятый Господь — рядом с ним? Отвергнутый и осмеянный всеми, снова придет на землю, но уже в небесной славе. Когда придет и как придет? Тот, Кто сейчас умирает, как он, как всякий человек, снова будет живым. Не просто живым, но явится как Царь всех живых.

Не это ли было причиной глумления распинающих Его? И они запечатлевали это презрение, которое Пилат повелел надписать над Крестом. Слова эти были перед глазами разбойника: «Сей есть Царь Иудейский». И воины, одевшие Христа в багряницу, издевались над Ним: «Радуйся, Царь Иудейский». Они возложили Ему на голову терновый венец. Но разбойник благоразумный не сомневался в этом Царстве. И он узнает это Царство, и он возвещает это Царство для всех.

Удивительное, неслыханное дело, скажет кто-нибудь, — Крест перед твоими глазами, а ты говоришь о Царстве. Что видишь ты, что напоминало бы Царство, достоинство? Распятый человек, умирающий от истязаний, окруженный улюлюканиями и заплеваниями, раздираемый бичами. Разве это знаки, через которые можно узнать Царя? Но разбойник благоразумный не останавливается перед внешней видимостью. Он видит глазами веры.

И вера этого человека, необъяснимое противоречие всей внешней очевидности — свидетельство и доказательство славы Христа распятого, Который силой Своей преобразует погибающую душу. Праведный жив будет верой, говорит апостол Павел. Но нечестивого, добавляет блаженный Августин, оправдывает Христос. И Он оправдывает его, когда тот и сердцем верует, и устами исповедует свою веру. Так разбойник благоразумный веровал сердцем, и устами исповедовал свою веру.

Часто говорят, что существование зла в мире очень многим мешает веровать. И правда, один из разбойников хулил Бога, находясь рядом с Ним. Но нельзя забывать, что разбойник благоразумный именно в это время обрел веру. Он является здесь нашим учителем, показывая, что вера по преимуществу есть дар Божий. Ответ на смирение человеческого сердца, которое даром Божиим совершенно изменяется. И такое изменение человеческого сердца — большее чудо, чем творение неба и земли. Святые отцы сравнивают знамения, которые сопровождали смерть Христа, — землетрясение, затмение солнца, рассевшиеся камни и многие усопшие, восставшие из гробов, — с тем чудом, которое было явлено с сердцем разбойника благоразумного. Он был тверже камня в исповедании этой веры, потому что через него действовала благодать. Перед нами исповедание веры человека, которому впервые открывается вера во Христа, но также исповедание покаяния человека, который признает свой грех. «Мы достойное по делам нашим приемлем», — говорит он своему товарищу по несчастью. Он ждет всего от Христа, и в то же время приносит глубокое покаяние.

Он упрекает другого разбойника, который поносит Христа. Он обращается ко всем людям без исключения, которые в скорбях своих оказываются неспособными исповедовать веру во Христа Бога. Мы тоже на кресте. Оскорбления, которые ты бросаешь Господу, поражают прежде всего тебя самого. Всякий, кто обвиняет другого в грехах, в которых обличает его совесть, осуждается первым. И всякий, кто обвиняет другого в несчастье, в котором он сам виновен, первым должен быть наказан теми казнями, на которые он осуждает другого.

Разбойник благоразумный признает свой грех. Он ждет от Христа, распятого на Кресте, невозможного. И находит точные слова: «Помяни меня, твоего спутника по страданию. Не забудь меня, когда придешь в Твоем Царстве». Где, когда это Царство наступит, через какие века — не имеет значения. Он надеется на спасение в далеком будущем. И вот он слышит в ответ: «Днесь, сегодня, ты будешь со Мной в раю».

Господь говорит: «Аминь, глаголю тебе, днесь со Мной будешь в раю». «Аминь», которое Спаситель употребляет в самые торжественные моменты, когда Он провозглашает самые существенные истины нашей жизни, в которых присутствует Его благодать сугубым образом. И Откровение говорит нам именно такими словами: «Так говорит Аминь, Свидетель верный и истинный». От имени Самого Господа взывает к нам Апокалипсис.

«Днесь, сегодня, — говорит Христос, — ты будешь со Мной в раю». Мне не нужно хранить это в памяти, это будет сейчас. Мне не нужно будет тебя где-то искать, Я беру тебя с Собой, мы идем вместе. Что значит это «со Мной»? Святой Иоанн Златоуст говорит: великая честь войти в рай. Но есть еще большая честь — войти в него с Господом. Это «со Мной» означает разделенную вместе жизнь со Христом, участие в одной и той же судьбе до конца. Мы знаем, что так призывает Господь Своих апостолов, чтобы они всегда были с Ним, как Он говорит. Так на Тайной Вечери накануне Своих Страданий Он говорит: «Желанием восхотел Я есть с вами Пасху прежде Моего страдания».

Это «со Мной» входит в Первосвященническую молитву Господа: «Отче, тех, которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мной». К этому шло человечество. Моисею, когда мужество оставляло его, и он стал искать возможность уклониться от посланничества Божия, Господь сказал: «Я буду с тобой». «С Тобой мне не нужно ничего на земле», — говорит Псалмопевец, видя соблазны мира и процветание нечестивых. И Сам Христос именуется Еммануил, «еже есть сказаемо: с нами Бог», как пророчествует Исаия и как возвестил об этом Ангел праведному Иосифу.

То, что сделали некогда три отрока в печи вавилонской, когда отказались поклониться золотому истукану, которого поставил Навуходоносор на поле Деире и которому кланялись все народы, племена и языки, — совершил разбойник благоразумный. Он уверовал в Господа страждущего, исповедовал Его как своего Господа, подобно этим юношам. И прежде чем апостол Павел сможет сказать: «Имею желание разрешиться и быть со Христом», этот разбойник благоразумный исполняет своей жизнью и смертью слово апостольское.

Святость этого человека — в том, что он узнал в распятом Иисусе из Назарета Мессию Царя. И всякий раз во всех многочисленных сравнениях разбойника благоразумного с другими святыми, которые предлагают святые отцы, он оказывается впереди всех. Его сравнивают с Марией Магдалиной. Но та узнала Христа, когда Он назвал ее по имени, а здесь мы видим, что Спаситель не обращается к разбойнику благоразумному первым. Его сравнивают с апостолом Павлом, когда тот шел в Дамаск и был гонителем Христа. Но тот, кого осиял свет, услышал голос: «Савл, Савл, что ты Меня гонишь?» Но у разбойника благоразумного мы не видим этого света и не слышим этого голоса. Мы знаем только, что столь глубока была его вера, что этот свет и этот голос, незримый и неслышимый, был в его сердце.

Разбойнику благоразумному не надо было многих лет, чтобы достичь спасения своей души. В одно мгновение луч Божества, коснувшись его души, засиял ему солнцем вечности. Чтобы стать святым и стать человеком, необходима благодать, без которой никто не может знать, что значит быть святым и что значит быть человеком.

Все святые призывают нас всегда размышлять о чуде разбойника благоразумного. Прощение дается ему так скоро и благодать превосходит его молитвы, ибо Господь всегда дает больше, чем просят. Тот просил, чтобы Господь помянул его, когда придет в Своем Царстве, а Господь сказал ему: «Истинно говорю тебе, сегодня со Мной ты будешь в раю». Жизнь — это быть со Христом, потому что где Христос, там Царство.

Исполняется на разбойнике благоразумном слово Христово о тайне покаяния. Мытари и блудники кающиеся идут впереди в Царство Божие. Святые отцы сравнивают разбойника благоразумного с блудным сыном из евангельской притчи, которому отец его предлагает бесконечно большее, чем он смел просить. Принесите ему скорее первую, самую лучшую одежду, одежду бессмертия. Пир царства готов, и радость заполняет небеса.

Тайна спасения разбойника благоразумного заставляет задуматься о том, что страдания, которые претерпел Господь на Кресте, истекая кровью, изнемогая в муках, умирая среди разбойников, как разбойник, были приняты Им ради любви к каждому человеку без исключения. «Помяни меня, Господи» — наверное, отсюда, из этих слов с такой несомненной надеждой предстательствует Церковь о каждом отошедшем в вечность христианине, возглашая ему «вечную память». И просит упокоения со святыми.

И мы, видя, как уходят от нас наши близкие, все чаще убеждаемся, что спасается гораздо большее число людей, чем это иногда может нам представляться. Господь сподобляет принести покаяние тех, кто были далеки от Него, может быть, даже всю жизнь хулили Его, и перед самой кончиной по молитве Его, которой Он молился на Кресте за всех людей, в том числе за распинающих Его: «Прости им, не знают, что творят», и по молитве разбойника благоразумного открывается им свет спасения.

Однако мы должны помнить, что не зря святые отцы столь внимательно всматриваются в образ разбойника благоразумного. Потому что существует опасность слишком легкого отношения к тому, что обретено для нас дорогою ценою.

Блаженный Августин говорит: «Помиловал Господь разбойника в последний час, чтобы никто не отчаивался, ни один человек, потому что не бывает ни одной безнадежной ситуации. Пока жив человек, он может еще обратиться ко Господу. Но одного только помиловал, из двух только одного, чтобы никто чрезмерно не уповал на Его милосердие». Как бы нам не оказаться тем разбойником, который ошуюю, когда не хватит у нас глубины веры в час великих испытаний. Преподобный Феодор Студит говорит: «Таков его конец! Каков же будет наш — не знаем и какой смертью мы умрем, не ведаем: внезапно ли она придет или с каким-либо предуведением?» «Сможем ли мы тогда нравственно переродиться в мгновение и духовно возвыситься подобно «спутнику Христову», «мал глас испустившему и велию веру обретшему»? Не восхитит ли нас внезапная смерть, оставив нас обманутыми в надежде на покаяние перед смертью?» — говорит святитель Кирилл Александрийский. «Потому, грешник, — говорит блаженный Августин, — не отлагай покаяния в грехах, чтобы они не перешли с тобой в другую жизнь и не отяготили бы тебя сверхмерной тягостью».

Пусть коснется и наших сердец этот свет надежды, соединяющий наш крест с Крестом Христовым, — свет, который никакая тьма не может поглотить. Самые великие грешники, если они приносят подлинное покаяние, получают не только прощение своих грехов, но место в Божием раю. В этом весь смысл Крестных Страданий Господа. Он умер, чтобы купить для нас не просто прощение грехов, но вечную жизнь. Христос пострадал на Кресте, чтобы открыть Царство Небесное всем кающимся грешникам. Крестом Христос входит в Пасхальную радость. «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».

Господь убеждает нас, что все кающиеся с подлинной верой в Него после смерти идут к Нему. Если радость на небесах бывает об одном грешнике кающемся более, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии, то какая радость будет, когда все грешники принесут покаяние, подобно разбойнику благоразумному! Тому, кто умирает с покаянием, Господь дает вкусить новую жизнь — сразу же, сегодня, раньше, чем наступит завтра, день Второго и Славного Его Пришествия, когда эта радость раскроется в Божественной полноте.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *