Так вот Он где — наш Царь!

Слово на Пассии. Евангелие от Луки

Какой образ Царя представляет нам сегодня Евангелие? Христос — на Кресте, с простертыми руками. Крест — это Его Престол? Крест — это орудие позора и поругания. Знамение полного поражения. Забудем на мгновение, что Христос совершает переход Крестом к Воскресению, забудем о Его победе над смертью. Именно так — полное поражение! Над Ним глумятся. Ему хохочут в лицо. Ему бросают вызов: «Если Ты Царь Иудейский, спасись Сам!» Никто не верит больше в Него. Если не считать нескольких женщин, всегда тех же самых, всегда верных, если не считать разбойника благоразумного, который понял, что происходит что-то исключительное и что этот истерзанный, поруганный Человек не такой, как все другие: «Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал».

Он не только ничего худого не сделал в течение всей Своей жизни, но Он никогда ничего не делал кроме добра. Всюду, где Он проходил, сказано о Нем в Евангелии, Он творил добро. Но этот Добрый Человек оказывается никому не нужен, — может быть, потому что Он слишком добрый. Никому не нужны Его добрые дела: они мешают слишком многим, они слишком касаются тех, кто цепко держатся за свои привилегии. Кроме того, этот Добрый Человек говорит слишком много правды. И правды о самом главном. Правда всегда мешает. Лучше устранить Его.

Так вот Он где — наш Царь! Он здесь, на Кресте, лишенный всего, связанный, уже ни на что не способный. Но из этого состояния безмерного унижения и предельной немощи Он обращается к людям со Своим высшим благовестием. Его благовестие заключено в том, что несравненно лучше отдавать свою жизнь за других, чем отнимать ее у других. Несравненно лучше служить другим, чем господствовать над другими. Его благовестие в том, что невозможно ничего созидать, употребляя земную силу и насилие, но — только являя любовь.

Распятый Царь предлагает нам царское поучение о любви. Он вопиет о любви, доходя до предела страданий. Он берет на Себя и предлагает нам риск побеждать ненависть, насилие, жестокость, все зло мира без всякого оружия, одним оружием отдачи себя, милосердия, любви и прощения.
Так является Его Царство. Оно — сила в немощи, оно — кротость, побеждающая злобу, оно — любовь до конца, до всеобщей ненависти и презрения. Видя этого Иисуса Христа, повешенного на Кресте, — абсолютно невинного, Человека совершенного добра — можно начать что-то понимать. Так было с разбойником благоразумным.

Апостол Павел размышляет о том, что совершил Христос на Кресте. Крестом мы получили свободу от греха, говорит он. Благодаря Кресту примирение с Богом стало возможным: «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Кол. 1, 20).

Христос на Кресте дарует нам свободу от греха. Он дает нам увидеть, что, следуя за Ним, мы можем избавиться от смерти, живущей в нас, и научиться любить — любить так, как Он любит. Без Христа, без Его Креста все будет только обман и мечта. Утверждая такую любовь впереди всего, во всех обстоятельствах, Христос дает нам благодать узнать, что в этом и заключается вся наша жизнь. Без приобщения Христовой любви ни у кого ни с кем не может быть истинных отношений. Любовь, о которой здесь идет речь, готова идти на любые страдания. «Многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие». Любить до страдания, до смерти, чтобы другие, те, кого мы любим, могли ожить и начать жить. Вот высшее благовестие, царская проповедь Креста Христова.

Мы знаем, что вслед за насмешками, с которыми люди обращались ко Христу, повешенному на Кресте, придет поклонение и дела поклонения Кресту Христову тех, кто уверовал в Него. И для нас Крест — знамение славы, победы над смертью, воскресение. Давно было сказано ищущему смысл жизни и смерти, и ныне говорится каждому из нас: «Сим победиши». Однако недостаточно со слезами на глазах созерцать Крест Христов и кланяться ему до земли, чтобы войти в Царство, возвещенное распятым Господом. Чтобы войти в это Царство, надо последовать путем, которым Он шел. Надо умолять Господа, чтобы Он дал нам благодать исполниться непоколебимой решимости — той, которая была у Него. Решимости научиться Его любви, что бы с нами ни происходило, чего бы это нам ни стоило.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *