О чем должны мы помнить на пути к Рождеству Христову

С 28 ноября по 6 января — Рождественский пост

Рождество Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Рождество Христово — наш свет. Но и весь путь к нему должен быть освящен этим светом. Священное Писание начинается с повествования о сотворении мира. И мы слышим торжественный повтор: «Был вечер, и было утро». Последовательность творения имеет значение: вечер, потом утро. Бог хочет утвердить нашу надежду в этом таинственном порядке. Свет приходит после тьмы, а не наоборот. Наше богослужение хранит эту тайну, начиная праздник с вечера, накануне дня его. Входя в ночь, Церковь благословляет нас праздновать день. Когда мы находимся во мраке, мы празднуем свет. Ночь означает ожидание и желание света. Она выражает время, когда люди надеются на лучшее и молятся о ниспослании им хотя бы луча света, чтобы жизнь озарилась смыслом. Ночь означает также надежду, что придет новый день, пусть еще неизвестный для нас. Он может быть полон тревог, но он непременно будет днем Господним.

В Рождество Христово мы видим пастухов, которые проводят ночь в поле. Пастухи живут ожиданием дня, как если бы каждый восход солнца имел новизну и силу шести первых дней творения. Как если бы заря наступающего дня каждый раз содержала в себе цвет жизни. Их всякий может понять: еще одну ночь они избегли опасностей и упасли стадо. Отметим также, что стоит за тем, что пастухи пасут свое стадо: они делают то, что делал Давид, когда пришли, чтобы помазать его на царство.

Чего ждут пастухи? Станет ли каждый из них, как Давид, священным царем? Дальнейшее повествование Евангелия о Рождестве Христовом показывает нам пастухов, потрясенных небесным откровением. Пастухи вступают в общение с небом, они слышат пение ангелов. Они узнают радость ангелов и радость, которая принадлежит и им. Они совершают такой переход через ночь, что создается впечатление, будто им уже открыта тайна Пасхи. И то, что существует за пределами смерти. Как будто они уже в Царстве Божием. И если мы углубимся немного дальше в Евангелие, то увидим, что именно им дано знать великий смысл того, что совершается в пещере Вифлеема. В каком-то смысле они — первые пастыри Церкви, первые проповедники Евангелия. Они первые, кто возвещает радость Рождества и спасения, приходящего во Христе, которая будет всем людям. Это происходит в ночи. Среди бодрствования и ожидания пастухам дается Божественное Откровение.

И то же самое мы можем сказать о волхвах. Они пришли с Востока, оттуда, где ждут восход солнца. Из страны людей, где ночь — надежда наступающего дня. Они представляют все человечество. И тех в нем, кто стоит на страже малейшего света. Свет, пришедший свыше, вел их. Они осуществили надежду и риск Авраама — отца верующих, который не знал, куда идет, но знал, за Кем идет. Они совершили путь веры, путь человечества, оставляющего свое неверие и отправляющегося на поиск неизведанного. Они — язычники, и они от рода Авраамова. Они — исполнение первого слова Аврааму, отцу верующих: «Благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12, 3). Они свидетельствуют, что язычники призваны к тому же наследию, к участию в том же обетовании. Вот почему они вызывают такой страх у Ирода и его двора. Они язычники — и верующие в истинного Бога, обличители прочно устоявшейся, безжизненной веры и надежно обосновавшейся самодовольной власти. Ничего не знающие о Писании, они тем не менее вопрошают о том, что заставляет вспомнить слова пророка Михея, возвещавшего о Рождестве в Вифлееме. Они — испытание истины, суд, обнажающий при свете дня ложь и злобу тех, кто убивает невинных, коварство Ирода, уничтожающего своих родных братьев. И готового убить образ Божий в человеке, то есть в самом себе. Волхвы творят правду, они идут к свету — до места рождения нового человека, нового Адама. Человека, ставшего храмом Божиим, живым присутствием Бога среди людей. И здесь в пещере перед Младенцем они поступают как в храме: «падши до земли, они поклонились Ему». Они приносят золото — символ самого дорогого, что есть на земле, сокровища их жизни. Они приносят зернышки ладана, которые ждут пламени, чтобы источить благоухание. Пламени любви, дара молитвы, желания встречи с Богом. Они приносят смирну, знамение горечи и надежды. Горечи, претворяющейся в сладкое благоухание. Это приношение любви для рождающейся Церкви, для Пречистой Девы и Матери. Уже теперь они возвещают о смерти и о помазании, о благоухании Христовом, которое будет всегда в Церкви. И они уходят иным путем. Их жизнь отныне устремляется по другому пути. Там, где, вне сомнения, каждого из нас может достигнуть благая весть.

Праздник Рождества открывает новое чудо. Рождество — не просто рождение Христа Спасителя. Это Божественная жизнь, рождающаяся в жизни пастухов и волхвов, Божественная жизнь, рождающаяся в жизни каждого из нас. И если в этот праздник наш взор обращается к детям, то это потому что они, несомненно, находятся рядом с Младенцем Христом. Но также и потому, что в них мы можем увидеть эту Божественную жизнь, которая рождается. В их хрупкости, в их непосредственности и свежести, в огромности их надежд, их ожиданий нам открывается первозданная устремленность человека к Богу. И мы прозреваем верою величие Божественной любви, которая дается всем, кто приходит к Нему как дети.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий для Мария Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.