Эта власть дана Церкви

Слово в неделю 6-ю по Пятидесятнице

Сегодняшнее Евангелие — об исцелении расслабленного. Господь, видя веру тех, кто принес его, говорит: «Дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам».

Для того чтобы и мы могли также с изумлением стоять перед такой властью, надо чтобы мы приблизились ко Господу. Потому что только глядя Его глазами и только приобщаясь Ему, можем мы понять, что такое грех и что такое оставление греха, а через это воспринять чудо власти, данной Отцом Своему Божественному Сыну Иисусу Христу. «Все Мне предано Отцом Моим», — говорит Он нам. У нас у всех — поврежденное нравственное сознание и часто искаженное и грубое понятие о грехе: мы либо изнемогаем от него в унынии, либо совсем не думаем о нем. Во взоре Господа нам открывается, что грех может быть увиден только любовью. Не существует иной истины и правды, кроме любви. Грех это не что-то, а образ нашего бытия или, вернее, небытия, это отсутствие общения, это поведение того, кто нелюбим. Но, увы, мы не всегда ощущаем это нашим притупленным сознанием.

Вот почему в Евангелии исцеление греха, который невидим, всегда связано с болезнью, которая видима. Эти болезни как образы нашего внутреннего состояния: быть расслабленным, прокаженным, хромым, быть глухим, быть слепым, быть немым, быть в горячечном бреду. Через это мы можем почувствовать в сокровенной глубине нашего «я», что грешить, значит искажать наши отношения любви с Богом и с ближними, разрывать их или осквернять их. Грех это анти-любовь, смерть, в то время как любовь это жизнь, общение.

В этом событии Христос впервые возвещает, что оставить грехи — это не просто смыть грязное пятно или разорвать счет с записанными на нем долгами. Постараемся понять, что наше слово «простить» — очень слабо, чтобы выразить силу отпущения грехов. Когда мы прощаем кого-либо, ранившего нас, это не изменяет сердце того, кто нас ранил. Когда Господь прощает грех, Он оставляет его, делает его несуществующим, то есть Он — и в этом суть — изливает на нас Божественное дыхание, Дух Святой. А когда мы совершаем грех, мы прогоняем от себя Дух Святой, мы поворачиваемся к Нему спиной, мы уже не имеем с Ним общения. Оставить грехи — исцеление, избавление, обновление Божественной жизни в нашем сердце.

Так нам дается понять, какая невероятная сила заключена в оставлении нашего греха. Только Бог может нас исцелить, возвратить на истинный путь, восстановить наше общение с Собой и с нашими ближними.

Удивительно, поразительно, что эта власть «дана человекам». Она дана Господу Иисусу Христу, Возлюбленному Сыну Божию, в Его человечестве. Через Его человечество, распятое любовью, победившее грех и смерть, изливается в нас Дух Святой, от Отца исходящий. Этой Божественной властью любви над смертью Христос исцеляет, воскрешает и животворит «наши души и наши тела». И в Его Теле живом и животворящем мы можем примириться с нашим Отцом Небесным и всякой человеческой личностью.

Эту власть, мы знаем, Господь дал Церкви в день Воскресения, дунув на Своих учеников и сказав: «Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». Потому что «как послал Меня Отец, так Я посылаю вас» (Ин. 20, 21—23). Вот Божественная сила «оставлять грехи», давать мертвым жизнь Отца, вверенную человекам.

И мы знаем также, что этот исключительный дар, вверенный апостолам, дается епископам и священникам, которые суть живое таинство Христова апостольства. Не они прощают грехи, а Христос, преподающий через них причастие Святого Духа. Члены Христа, пришедшего послужить нам, они являют сегодня присутствие силы любви и жизни Господа. Это то, что мы называем таинством покаяния, прощения, примирения.

Но мы часто забываем о том, что всем нам, членам Тела Христова, вверено служение примирения. Не власть совершать таинства, как епископу и священнику, но дар Духа Святого, от Которого изливается мир. Жить этим даром мира, вверяемого нам Христом, когда мы причащаемся Его Тела и Крови, требует с нашей стороны покаяния. Это означает, что во Христе мы молим Отца, чтобы Он излил Духа Святого на нас и на тех, с кем мы во вражде, и на тех, кому мы желаем примириться друг с другом.

Слово Божие не учит нас идеям. Слово Божие — Живое Слово Отца нашего в нашей плоти. То, через что Христос прошел однажды, то, о чем возвещает нам Евангелие, Он продолжает проходить через это сегодня в нас и с нами — не потому только что мы размышляем об этом, но потому что за Божественной литургией Дух Святой напоминает об этом и дает нам возможность реально это пережить.

Только сила Духа Святого может изменить наши сердца, но требуется наша молитва. В этом смысл призывания Духа Святого посреди Евхаристического канона, и в этом смысл нашей сердечной покаянной молитвы в течение дня: «Боже, милостив буди мне грешному» как непрерывного призывания Духа Святого. Мы должны быть такими миротворцами, а не пассивными зрителями происходящего, уныло ждущими конца. Эта сила не опирается на человеческие средства, но на мужественное доверие Духу Святому, Единственному жизни Подателю.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.