Самое великое на свете — знать Бога

Слово в день памяти святителя Спиридона Тримифунского и священномученика Александра Иерусалимского

День памяти святителя Спиридона, епископа Тримифунтского, и священномученика Александра, епископа Иерусалимского, — праздник пастырства двух святителей, каждый из которых своим дарованием служил Господу. Один был исполнен святой простоты, как те пастухи, которым первым открылась тайна Рождества Христова. Другой — исполнен заботы о книжном просвещении по дару, который всегда дается людям, прибегающим к книжной мудрости.

Праздник пастырства напоминает нам, что самым главным для того, кто пасет стадо Христово, является любовь ко Господу, о которой Христос вопрошает Петра, трижды отвергшегося Его и трижды благословленного Им на апостольское служение. «Любиши ли Мя?» — спрашивает Господь, и других вопросов не существует.

Эта любовь была у святителя Спиридона. Когда-то на Первом Вселенском Соборе он исповедал Символ веры теми же словами, какими исповедовала его вся Церковь. Но в его словах была такая любовь, достигающая Самого Бога, и такая благодать Христова в присутствии Духа Святого, что при исповедании этих слов языческому философу, ни за что не хотевшему принять Христа, сделались доступны тайны, непостижимые никакому уму и никакой мудрости.

Сщмч. Александр, епископ Иерусалимский.

Эта любовь вела и священномученика Александра после того, как он, находясь в течение нескольких лет в темничном заключении, принял подвиг исповедничества. В благодарность ко Господу, что Он сподобил его принять страдания за Его имя, священномученик Александр отправился во Святую Землю ко Гробу Господню поклониться Христу и тем тайнам нашей жизни, которые открываются у Гроба Господня и у Креста Христова в благодати Его Воскресения. За эту любовь по откровению свыше он был избран соправителем престарелого патриарха Иерусалимского, и управлял Иерусалимской Церковью в течение 38 лет. Он создал огромную библиотеку, содержавшую не только книги Священного Писания, но и творения Святых Отцов, — как сокровище любви, которому он был причастен и которое хотел донести до других людей. Такая любовь ко Христу означает, что истинное пастырство предполагает любовь пастыря одновременно и к пастве, и отдельно к каждому, ради кого Христос явил эту любовь.

На последнем Страшном Суде каждый человек будет испытан, насколько подлинной была его любовь. Она может быть подлинной только тогда, когда едина со Христом — устремлена ко Христу, совершается во Христе и Христом. Смысл существования Церкви Христовой — в том, чтобы не допустить подмены настоящего золота фальшивым. Потому что, как свидетельствуют святые отцы, любые наши добрые дела сами по себе ничто, они самоистуканство, второе идолопоклонство. Они легко на наших глазах могут превратить кажущееся милосердие в предельную жестокость и обман.

В Евангелии, которое мы услышим на утрени, Господь подчеркивает весомость и непреклонность того, что Он говорит: «Аминь, аминь, глаголю вам». Господь говорит, чтобы мы не особенно обольщались относительно справедливости и правды, и прочих замечательных ценностей мира сего. Он утверждает, что мы живем среди воров и разбойников. Вор и разбойник — это тот, кто не входит дверью во двор овчий, потому что не имеет законных оснований для этого, но перелазит инде — в другом месте. Как усердны враги Церкви в осуществлении своих коварных замыслов! Глядя на них, мы должны устыдиться своей расслабленности и трусости в служении Богу. Вор приходит, чтобы украсть, убить и погубить. Есть немало таких, кто не воры и разбойники, а наемники, те, кто небрегут в исполнении своего долга, и из-за этого небрежения Христово стадо терпит великий ущерб. Наемник — тот, кому овцы не свои, видит приходящего волка и оставляет овец, и бежит. Потому что на самом деле он нерадит о овцах. Недобрые пастыри человечества — сами воры и разбойники, и волки. Но и в Церкви есть недобрые пастыри — с недобрыми принципами жизни и недобрым пастырством. Что заставляет тех, кому вверено попечение о душах, предавать это доверие во времена испытаний и в мирное время не слишком обременять себя заботой о нем? А то, что они — наемники и небрегут о овцах. Благо мира сего — для них большее благо, чем то, что предлагает Христос. Овцы Христовы не дороги им, и они не заботятся о их душах. Они ищут своего, а не Христова. Что удивительного в том, что они бегут, когда приходит волк? Те, кто заботится о своей безопасности больше, чем об исполнении своего служения, становятся легкой добычей сатанинских искушений. И как ужасны последствия этого! Волк расхищает овец и разгоняет их. И все стадо — в смятении. Вся история Церкви — от первых гонений и ересей до нашего века, и до явления антихриста — свидетельство этому. Вор, как и волк, приходит украсть, убить и погубить. Тех, кого они воруют у Христа, они убивают духовно. Обманщики душ — убийцы душ. И наемники — все такие же.

Но Христос — Пастырь Добрый — пришел, чтобы дать жизнь овцам, чтобы вдохнуть в нас, полумертвых от грехов, жизнь. Чтобы мы имели ее в полноте, больше, чем мы способны просить или помыслить, — с избытком. Он пришел дать нам больше и лучше, чем жизнь, — вечную жизнь. И потому Пастырь Добрый душу Свою, жизнь Свою полагает за овцы, чтобы дать им Свою жизнь. Церковь Божия, словесное стадо, каждая Христова овца куплена для Него дорогою ценою. И мы должны быть готовы души свои положить за Него.

Но когда эта любовь видит упорное зло и сознательное противление истине, она превращается в негодующую ревность. Мы все знаем, что на Первом Вселенском Соборе — на том самом Соборе, где святитель Спиридон явил чудо своей подлинной любви ко Господу, — святитель Николай с такой же благодатной ревностью вступился за честь Его. Это были две стороны одной и той же любви, меча обоюдоострого. Нечестивый Арий, упорно защищая свое заблуждение, стал произносить прямую хулу на Сына Божия. И святитель Николай, для которого Сын Божий, Спаситель рода человеческого, был дороже всего на свете, не выдержал, и «заушил его» — ударил по лицу. Это вызвало смятение отцов Собора, и они решили лишить его знаков архиерейского достоинства. Согласно правилам Церкви, «бийца» не может быть священнослужителем. Но одному из великих иерархов вскоре было откровение, что Сам Господь Иисус Христос Своей рукой подает Святителю Евангелие, а Божия Матерь — архиерейский омофор.

Гнев святителя был праведным гневом на хулу против Бога. Дела милосердия и любви святителя Николая и святителя Спиридона несравненны, и они едины с их стоянием за истину. Рассказывают, как несколько лет назад на одной экуменической встрече присутствовали православный протоиерей из Парижского богословского института, еврейский раввин, протестантский пастор и католический священник. И вот, еврейский раввин произнес страшную хулу на Господа Иисуса Христа и Божию Матерь. Невозможно повторить эти безумные слова противника и хулителя истины. Но главный ужас заключался не в этом. Иудеи давно противятся Богу. Разумеется, не о национальности мы говорим, ибо во Христе Иисусе нет ни эллина, ни иудея, а о противлении Богу. В Евангелии от Иоанна слово «иудеи» встречается более семидесяти раз, и везде с одним значением — враги Христовы. Потому апостольские правила, а также правила Антиохийского, Лаодикийского, Карфагенского и VI Вселенского Соборов многократно — в двенадцати определениях, под угрозой извержения из сана клириков и отлучения от Церкви мирян, — воспрещают христианам иметь какое-либо содружество и общение с открытыми врагами нашего Спасителя, которых святой Иоанн Златоуст называет «видимыми бесами». Мы знаем, например, что в Москве еще недавно существовала при хасидской синагоге государственная Академия им. Маймонида, которая сейчас присоединена к Московскому государственному университету дизайна и технологий. Среди многих известных изречений этого великого средневекового талмудиста есть такие: «Подобает убивать и бросать в ров погибели всех подобных Иисусу из Назарета и Его последователей». Так что хуле раввина на экуменической встрече нечего удивляться. Но ужас в том, что когда он это сказал, все промолчали. Человек, слышавший эту страшную хулу, спросил потом православного протоиерея: «Как вы могли промолчать?» Тот ответил: «Я не хотел никого обижать». Ненавистника Христова обижать нельзя, а оскорблять Господа и Его Пречистую Матерь можно! Вот до чего можно докатиться в своей теплохладности и ложной любви. Православный священник должен был с ревностью восстать против хулы, подобно тому, как святитель Николай заградил уста еретику. Святой Иоанн Златоуст в одной из своих проповедей говорит: «Если ты боишься выступить против еретика, то скажи мне — я пойду и загражду ему уста». На почве этого равнодушия, этой толерантности и утверждается апостасия, то отступление, которое становится все более и более явным и уготовляет приход в мир «человека беззакония». Наши святители показывают, как надо ревновать о славе Божией — там, где поносится святыня и хулится имя Божие. «И знаю Моих, и Мои знают Меня», — говорит Господь. Мы знаем друг друга, и это знание — любовь. Христос знает Своих овец. Он знает, кто Его овцы, а кто — нет. Он знает Своих овец, несмотря на все их многие немощи. И знает козлищ и волков, несмотря на то, что они часто — в благообразной овечьей шкуре. Он знает Своих и Его овцы знают Его. Те, кто Христовы, знают Его голос и идут за Ним, но они никогда не пойдут за чужим. Они бегут от него, потому что не узнают голос чужого. Те, кто подлинно Христовы овцы, будут следовать Своему Пастырю внимательным оком веры и будут очень осторожными к приближению чужих. Христос зовет Своих овец по имени и ведет их к зеленым пастбищам, к райскому цветению жизни. Пастырь Добрый питает Своих овец словом истины, таинствами, благодатью, любовью.

Христианская любовь всех обнимает собой, о всех милосердствует, и все создание Божие милует и жалеет. И все это — по дару Христа, Который всем человекам хочет спастись и в познание истины придти. Уберите Христа, и в мире не будет надежды и любви. Будет полное торжество «отца лжи и человекоубийцы от начала», победа антихриста. Вечная гибель многих. Потому там, где христианин видит поругание святыни Бога и человека, он восстает против врага с пламенеющей решимостью, которая не переносит никакой хулы. Где нет этой ревности о Боге, там нет любви к Богу. И там не может быть любви к людям. Теплохладность в вере по отношению к огненной Божественной любви и истине — самое худшее, что может быть в мире. Если вера наша стоит чего-то, она стоит всего. Вот заповедь, которую дают нам сегодня наши великие святители, под покровом которых должна проходить вся наша жизнь. Самое великое на свете — знать Христа. И хранить Ему до конца верность в истине и любви, чего бы нам это ни стоило.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.