По стопам Игумена земли Русской

Икона Сергий Радонежский, с житием Мастерская Феодосия. Первая треть XVI в.Мы знаем из жития преподобного Сергия все подробности его подвига. Но для нас важнее всего не пропустить в них то, что является его заветом чающим возрождения Православия и спасения России. Людям, в том числе находящимся в Церкви, свойственно придавать слишком большое значение внешнему. Какой торжественностью отличалось богослужение в древней Руси, какое драгоценное убранство было в храмах! Ни у кого не повернется язык хоть как-то умалить значение церковного благолепия, потому что в нем — наше приношение любви Самому Христу. Но главное в христианстве — все-таки не это. Преподобный Сергий оставляет Богоявленский монастырь в Москве и уходит в дикие леса со своим братом Стефаном, который, однако, не выдержав лишений, возвращается обратно, чтобы в меру своих сил достойно нести иное ответственное церковное послушание. Но постепенно вокруг преподобного Сергия собираются первые его ученики. Как свидетельствует описатель жития Преподобного, Епифаний Премудрый, ученик преподобного Сергия, иногда не было хлеба, чтобы накормить всех. Иногда не было даже вина, чтобы совершить Божественную литургию, не было ладана для каждения, не было воска для приготовления свечей. Часто ночные богослужения совершались при свете березовой или сосновой лучины. Но в обители было сияние жизни вечной!

Мы знаем, как все шли к нему — из далеких городов и стран, чтобы только увидеть и услышать его. И случалось, что к нему приходили за словом наставления уже искушенные в духовной мудрости, те, кто в течение многих лет совершал монашеский подвиг. Такие, как преподобный Сергий Нуромский, до этого подвизавшийся на Афоне, преподобный Евфимий Суздальский, преподобный Димитрий Прилуцкий, преподобный Стефан Махрищский и многие другие. Церковь именует этих людей собеседниками преподобного Сергия. Он был учителем учителей, наставником наставников. Исследователи жития Преподобного называют имена ста святых иноков, вышедших из его монастыря. Созданный им монастырь во имя Пресвятой Троицы дал жизнь пятидесяти другим монастырям, от которых в свою очередь образовалось еще сорок.

Замечательно, что преподобный Серафим Саровский, один из главных духовных наследников преподобного Сергия, принял в свой гроб образок этого святого. В свете его подвига открывается подвиг святого праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Амвросия Оптинского, всех оптинских старцев, всех наших русских святых. Но, может быть, самое поразительное — это связь преподобного Сергия с новыми мучениками и исповедниками Российскими. Неслучайно праздник обретения его честных мощей предваряется праздником святых Царственных мучеников. И в день его памяти совершается также память преподобномученицы великой княгини Елизаветы с верной ее спутницей инокиней Варварой. Как преподобный Сергий был духовным знаменем для своего времени, так для нашего времени таким знаменем являются новые мученики и исповедники Российские. Суть их подвига — участие в тайне любви Христовой, в Его жертвенном приношении Себя за других людей. Подвиг преподобничества и мученичества становится единым подвигом. И преподобномученица великая княгиня Елизавета, сброшенная озверевшими палачами в шахту, произносит слова молитвы Христовой на Кресте: «Отче, прости им, не знают, что творят».

Вспоминается уникальный документ о видении сестры Евфросинии (в монашестве Любови), который автор этих строк получил более четверти века назад от монахини Надежды, самой близкой ее подруги. Документ этот взят из дневника преподобноисповедника Сергия (Сребрянского), духовника Марфо-Мариинской обители, и предваряется надписью в углу первой страницы: «Свидетельствую своей священнической совестью, что все, записанное мной со слов сестры Евфросинии, верно». 25 июня 1912 года во время летаргического сна сестре Евфросинии было видение преподобного Онуфрия Великого, подвижника IV века, в течение шестидесяти лет совершавшего в полном одиночестве подвиг молитвы в Фиваидской пустыне. Преподобный Онуфрий благословил сестру Евфросинию на служение в обители Марфы и Марии, где подвизались в то время великая княгиня Елизавета и отец Митрофан. Ни имен их, ни этой обители она раньше не знала. Но вся ее последующая жизнь будет неразрывно связана с послушанием в Марфо-Мариинской обители.

Какая может быть связь между египетской пустыней IV века и провинциальным городком Харьковской губернии 1912 года? Как могут они пересекаться в тихой обители на Большой Ордынке в Москве? Еще ничто как будто не предвещает страшной революционной бури, но у Господа великая княгиня Елизавета и ее духовник отец Митрофан уже отмечены сиянием страдания за истину. Сестра Евфросиния увидела среди рая великую княгиню Елизавету, «одетую в блестящую одежду, вокруг головы ее было сияние и надпись из светозарных букв: «Святая многострадальная княгиня Елизавета»». В руке у нее было золотое распятие, рядом с нею по левую сторону стоял преподобный Сергий Радонежский, а по правую — отец Митрофан, будущий преподобноисповедник Сергий. Тысяча лет грядущих у Господа — как день вчерашний, и святые Его участвуют в Божием совете, предваряя на помощь ищущих спасения. Там, где вечная жизнь, — человеку дается, как воскресшему Христу, входить дверями затворенными — времени и пространства не существует. Неслучайно отец Митрофан в постриге получил имя Сергий, а великая княгиня приняла мученическую кончину 18 июля, в день преподобного Сергия Радонежского.

Мы помним о чудесном видении преподобному Сергию, когда ночная тьма во время его молитвы озарилась благодатным светом, и он увидел множество птиц, и услышал голос: «Сергий, услышана молитва твоя Богом. Как видишь ты сейчас множество птиц, так умножится стадо твоих учеников. И после кончины твоей не уменьшится число тех, кто пожелает идти по твоим стопам». В 1388 году, за четыре года до своей кончины, преподобный Сергий сподобился видения Божией Матери. Известен рассказ преподобного Исаака, его ученика, о том, как в ослепительном сиянии сослужил ему в алтаре у престола некий Юноша. И о том, как небесный огонь сходил в евхаристическую чашу, покрывал престол, окружал самого Преподобного. Этот огонь, который сходит каждый раз, когда служится Божественная литургия, был тем, чему приобщился в полноте преподобный Сергий, чему приобщилась великая княгиня Елизавета. Как среди Божественной литургии, пела она Херувимскую песнь на дне алапаевской шахты, свидетельствуя о торжестве победы над смертью.

Почему столько благодатных утешений было дано преподобному Сергию, почему такое множество небесных птиц из века в век слетается к его обители? Почему сильный запах как бы меда и жасмина заполнил помещение, где были вскрыты мощи великой княгини Елизаветы? Почему миллионы людей ежегодно со всех концов земли приезжают к раке преподобного Сергия? Почему несмотря ни на какие расстояния паломники едут и едут в Алапаевск, где совершила подвиг преподобномученица великая княгиня Елизавета? Господь говорит нам сегодня: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные». В Евангелии праздника сказано, что сила исходила от Христа и исцеляла всех. И оттого что эти святые так соединили себя с Богом, от них исходит сила. И весь народ ищет прикасаться к ним, чтобы исцелиться от своих страданий, от всех немощей и болезней. Господь говорит, что только тогда совершится наше исцеление, когда мы узнаем, что Он берет на Себя бремена всех наших скорбей. Но мы, в свою очередь, должны принять то иго, которое Он несет, потому что это иго — наше. И тогда мы узнаем, что наша жизнь, наши скорби и сама смерть есть участие в Кресте Христовом. В этом иге благом, в любви к Богу и любви к человеку, и заключена жизнь вечная. Оно легко, оно благодатно, оно раскрывает тайну Отца и Сына и Святого Духа, Троицы Единосущной и Нераздельной, Которой была посвящена вся жизнь Преподобного.

Только так мы можем понять, почему великий исторический момент в жизни русского народа — свержение татаро-монгольского ига — связан с именем преподобного Сергия. Святые отцы сравнивают его с Моисеем, вождем богоизбранного народа, который был послан Богом для русских православных людей, чтобы избавить их от иноплеменного рабства. Мы помним, как он осенил крестным знамением святого благоверного князя Димитрия Донского, когда орды Мамая угрожали полным уничтожением русской земли. Преподобный Сергий благословил его на знаменитую Куликовскую битву, сказал ему: «Иди, князь, без страха. Господь, Пресвятая Троица поможет тебе против нечестивого врага». И добавил: «Ты победишь». В помощь великому князю преподобный дал двух иноков своей обители — схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета). Старшие и более опытные князья и военачальники советовали благоверному князю Димитрию подождать немного, не торопиться, потому что Мамай был силен, его поддерживала Литва и другие союзники. Однако, приняв благословение Преподобного, благоверный князь Димитрий не внял их увещаниям. Он пересек со своим войском Дон, путь назад был отрезан, оставался один путь — вперед. Победа или смерть. Все русское воинство, ободряемое благословением преподобного Сергия, молилось перед сражением, помня его слова о том, что ныне готовится много мученических венцов. А во время сражения Преподобный молился со всей братией в храме. Он видел, как идет сражение, и называл имена павших, вознося молитвы об их упокоении. И, наконец, возвестил: «Победа наша».

Самое главное в жизни преподобного Сергия — всецелое его доверие Богу и всецелая отдача себя Ему. Он уходит в полную безвестность, чтобы стать центром русской истории, средоточием русской святости. Все русские святые — этого рода, самые его родные. Он с детства не имел даже способности научиться читать и писать, но Бог показал, что может совершить благодать, когда человек вверяет себя Ему со всеми своими трудами и скорбями. То, что мы немощны сегодня, то, что кругом все охвачено распадом, не должно нас приводить в растерянность и уныние. Если будет у нас, у каждого по его силе, подлинная устремленность ко Христу, все может чудесно измениться. Это единственный путь нашего спасения. Другого не существует. Путь личного спасения и путь служения России — один и тот же путь.

Нынешнее пленение и разорение России не сравнится ни с какими мамаями. Но как в XIV веке, как в начале XVII века — в смутное время, когда преподобный Сергий явился находящемуся в плену святителю Арсению, сказав ему: «Услышаны ваши и наши молитвы. Суд об Отечестве нашем изменен на милость», — точно так же и теперь. В Великую Отечественную войну, когда Лавра, казалось, была навсегда закрыта, и враг снова, как некогда поляки и литовцы, был на подступах к Москве, преподобный Сергий являлся верным людям и утешал надеждой скорой победы. Не закроются врата Троице-Сергиевой Лавры, не угаснет лампада над гробницей преподобного Сергия, пока будут в русской земле те, кто готов всю жизнь свою без остатка принести Богу и людям, и до конца идти по стопам Игумена земли русской.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *