Дело Христово проходит испытание в мире

Слово в день памяти мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Слово в день памяти мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их СофииПродолжается праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня. Этот день напоминает нам прежде всего о тех, кто принял своей жизнью Крест Христов — о мучениках, которых, по слову святого Иринея Лионского, Господь посылает впереди всех, чтобы они могли ходатайствовать за нас. Господь идет впереди всех с Крестом Своим, чтобы уготовать нам место. И святые мученики, первые в роде человеческом, с Крестом Христовым (на иконах они держат в руке Крест) следуют за Господом.

Сегодня мы совершаем память святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Вспоминаем одноименных им, прославленных и непрославленных мучениц и исповедниц. Прославленную новую мученицу Российскую Веру (Трукс), память которой Церковь также совершает сегодня. Подвижниц Марфо-Мариинской обители — исповедниц блаженную матушку Любовь и матушку Надежду, с которой Промыслом Божиим мы имели общение, а через нее и со всей Марфо-Мариинской обителью, со многими мучениками и исповедниками Церкви Русской.

Вспоминаем мучеников наших дней. Прежде всего — воина Евгения Родионова, того, кто явил образ христианской жизни для наших последних времен. Он не снял свой нательный крестик, и голову свою положил за Крест Христов. И мама его — Любовь Васильевна — сегодня именинница. Вспоминаем прекрасного христианского поэта, новую мученицу Людмилу Крюкову, день Ангела которой был вчера. К ее нательному крестику, который хранится у нас в алтаре, мы прикладываемся как к величайшей святыне — не только ко Кресту Христову и иконе Его Воскресения, но и ко всем крестикам, в которых Крест Христов присутствует в полноте своей благодати, в силе Его явного для них и для нас Воскресения, победы Божией, принятой ими.

И в этот день — в день поклонения Кресту Христову, в день святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, мы особенно вспоминаем святых царственных страстотерпцев. Потому что, подобно тому как святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и София являют нам икону христианской семьи, так и царская семья является такой иконой для наших времен.

Мы постоянно говорим о том, что самая главная война в последние времена идет не столько против великой Церкви Христовой, сколько против малой Его Церкви — против семьи. Потому что враг, видя бесплодные свои попытки уничтожить великую Церковь, силится разрушить малую Церковь, семью христианскую и вообще семью, чтобы Церковь великая распалась сама собой.

В этот день мы вспоминаем матерей, которые совершили подвиг самой высшей любви — воспитания своих детей во Христе, в такой вере, в такой надежде и в такой любви, что они сделались способными принести жизнь свою Господу в ответ на Его принесение нам Своей жизни. Мы вспоминаем их как мучениц, потому что они, подобно святой мученице Софии, участвуют в страданиях и смерти своих детей, и их страдание принадлежит им. Подобно тому как Крест Христов на Голгофе прошел пречистое сердце Божией Матери, и Она соумирала со Своим Божественным Сыном, сострадая Ему до конца, так и эти матери со своими детьми принимают страдания во Христе. И они будут увенчаны Господом, как и София, если будут пребывать с Ним до конца.

Мы думаем сегодня также о матерях, у которых иная скорбь — созвучная скорби женщины, о которой мы слышим евангельское повествование в день памяти святых мучениц. Жена-хананеянка плачет о своей дочери, оттого что та «зле беснуется», и неотступно молит Господа помиловать ее дочь. Гибель ее ребенка — это ее гибель, ее личное сошествие во ад. И за неотступную молитву, за смирение и любовь Господь дарует исцеление ее беснующейся дочери. Мы думаем о таких несчастных матерях, потому что происходит неслыханное. Никогда еще не было того, что мы наблюдаем сегодня, — беснование детей, организованное обучение разврату, которое чуть не стало у нас обязательным предметом, как физика и география. В школах мальчики и особенно девочки не стыдятся уже говорить об абортах и контрацептивах. Действительно диавол уже получил власть над юными душами — и как не унывать их матерям, когда никакие молитвы, никакие усилия не помогают. И как не сказать вместе с отцом Серафимом (Роузом) известные нам слова: «Уже позднее, чем кажется»!

Поздно, да. Но не слишком поздно. Мы не знаем, сколько времени у нас осталось даже для того, чтобы свободно возвещать нашу проповедь в Церкви Христовой. Может быть, кому-то кажется, что будет еще время спасти Отечество с его экономикой и культурой. Но нет больше времени ждать там, где речь идет о гибнущих навеки душах. Наши дети гибнут безвозвратно.

Сегодня все совершается быстро, и мы должны в этом смысле действовать в соответствии со временем. Сатана действует быстро, и мы должны опередить его с предельной решительностью и быстротой. Пока есть еще у нас возможность. Прежде всего наша личная жизнь должна так перемениться, чтобы мы были способны воспринять гибель наших детей как свою собственную гибель, и вечную гибель. Не просто как физическую болезнь или смерть.

Господь говорит нам: «Если кто хочет идти по Мне, да отвергнется себя». Мы должны заботиться прежде всего не о земной жизни, не о внешнем благополучии, не о телесном их здоровье. Если Господь словом Своим и всем делом Своим, Крестом Своим зовет нас следовать за Ним, можем ли мы предпочесть Его зов самой нашей жизни?

И Господь предупреждает, что означает этот Крест. Крест — красота Церкви, в нем — вся небесная мудрость жизни. Но прежде чем нам откроется это, мы должны принять Крест как отвержение, как ужас, как страдания, как смерть. Когда диавол уводит от Христа людей за собой, он скрывает худшее, что последует за этим. Христос же не так. О всех бедах и опасностях в служении Ему Он говорит заранее, и не боится, что мы узнаем худшее и устрашимся следовать за Ним. Потому что жизнь нетленная, которую Он нам предлагает, — безмерно более великая, чем скорби служения Ему.

Мы не должны страшиться потерять жизнь за дело Христово. Кто хочет жизнь свою спасти, отвергаясь Христа или предавая заповеди Его, предавая своих собственных детей и всю Россию, и всю Церковь, тот погубит свою жизнь. Погубит все надежды на жизнь, которую Господь приобрел для него такой дорогой ценой. Но кто жизнь свою погубит, когда невозможно сохранить ее, не отрекаясь от Христа, — он спасет ее, он все приобретет. Он Господа приобретет и все приобретет, потому что все принадлежит Господу и все хочет Господь дать человеку.

Мы чтим имена и память воинов, отдавших жизнь свою за Отечество. Но несравненно большая слава и честь принадлежит тем, кому в вечности Христос воздает за то, что они приняли смерть за Него. Мы должны страшиться погубить наши души и души наших детей. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, отрекшись от Христа, а душе своей повредит?

Да, жизнь сладка, а смерть горька. Но вечная смерть несравненно горше, а вечная жизнь безмерно слаще. И пусть весь мир человек приобретет в грехе — разве может это уравновесить хоть в какой-то степени гибель души от греха? И Господь показывает, что это значит — спасти душу и приобрести мир. «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, — говорит Он, — того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк. 8, 38).

Дело Христово проходит испытание в мире сем и в роде сем, который назван прелюбодейным и грешным. Бывают времена и страны особенно прелюбодейные и грешные. Таким было время и место, в котором Спаситель наш жил на земле. Таким временем и местом, несмотря на то, что оно освящено кровью бесчисленного сонма новых мучеников и исповедников Российских, хотят сделать, и делают уже, наше время и Отечество.

Дело Христово встречает сопротивление и будет встречать еще большее сопротивление, и будет подвергаться все большему поруганию в этом мире, по мере того как умножается в нем грех. Это же понятно, по-другому и быть не может!

Приближается время, когда те, кто исповедует Христа и Крест Его, не смогут избежать презрения и насмешек. И немало будет таких, кто будет признавать, что Христос праведен, что дело Его истинное, — но они постыдятся, у них не хватит мужества исповедовать Господа. Они не смогут вынести, что к ним относятся с насмешкой и презирают их, что они отвержены всеми. И поэтому они отвергнутся от своего исповедания. И мы порой уже сейчас отвергаемся от своего исповедания, хотя, кажется, свобода — веруй сколько хочется, как хочется. Отвергаемся прежде всего всяким своим грехом.

Нельзя не сказать здесь о том особенном страхе, который так часто как будто парализует многих христиан. Как вчера, так и сегодня совершается тот же выбор. Я знаю двух журналистов. Одна, считающая себя православной, из страха быть уволенной не осмелилась протестовать, когда под ее именем напечатали грязную статью, порочащую честного человека. А другой ушел из газеты, когда в ней начали публиковать развратные статьи и астрологические прогнозы.

В 60-е годы, когда мы были молодыми, многие из нашего поколения, когда крестились сами и крестили детей с регистрацией в храме, рискуя быть исключенными из института или даже уволенными с работы, не боялись этого. А сегодня мне рассказали, как в одном институте студенты, недавно крестившиеся, не осмелились в публичном разговоре о вере сказать, что они христиане, из страха, что к ним будут хуже относиться. Назвать себя верующим значит сойти за человека почти ущербного, недостаточно развитого, не быть «как все» — и они промолчали.

Как в недавние годы дети из верующих семей нередко вынуждены были вступать в пионеры, косвенно отвергаясь от Христа, и иные пастыри даже благословляли их на это, чтобы «не травмировать психику ребенка, противопоставляя его коллективу», так теперь многие будут сдавать позиции перед лицом открытого сатанизма. Во время экспериментального опроса в московских школах одна девочка пятнадцати лет написала, что у нее был «сексуальный опыт» (простите за такие выражения). Она написала так, хотя это было неправдой. «Если бы я написала правду, — сказала она, — они бы узнали по почерку, что это я, и стали бы считать меня отсталой. Я была не единственной, кто написал неправду». Эти дети знают, что сделать решительный выбор — не быть «как все» — значит быть отверженным всеми.

Будем осознавать, что значит наше поклонение Кресту Христову и что значит наше прославление памяти святых мучеников, которыми Церковь украшается.

Придет день, когда дело Христово явится как солнце перед всем миром. Теперь оно является в глазах многих незначительным и презираемым. И те, кто не хочет разделить теперь со Христом Его бесчестие, не будут участвовать с Ним в Его славе. Приближаются великие испытания, и приближается Царство Божие, которое откроется с силою и славою многою и сокрушит всех противляющихся ему. И будет с Господом великое множество людей, как свидетельствует Откровение, от всех народов собранных, во всех веках, поющих Ему победную песнь. И есть некоторые, говорит нам Господь, от стоящих здесь, в храмах Божиих, которые не вкусят смерти, как увидят Царство Божие, пришедшее в силе.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *