Две главные тайны Церкви

Слово на праздник Пятидесятницы

День Святой Троицы. Пятидесятница

Сегодня мы в первый раз после продолжительного перерыва воспели молитву «Царю Небесный», обращенную к Духу Святому. А вчера на утрени слышали Евангелие о явлении Христа Воскресшего Своим ученикам, когда Он дунул на них и сказал: «Приимите Дух Свят. Имже отпустите грехи, отпустятся им, имже держите — держатся» (Ин. 20, 19—23). Святые отцы говорят, что эти два явления Духа Святого — в первый вечер Воскресения и в день Пятидесятницы — свидетельствуют о двух моментах христианской жизни. Первое ниспослание Духа Святого — дуновение уст Христовых — есть дарование Церкви всегда истинно действующих спасительных таинств, которые, вне зависимости от нашего недостоинства, всегда освящают нас и спасают. Оттого что Христос соединился с человеком, принял все наше естество, прошел весь путь человеческий от начала до конца, до смерти; оттого что Он воскрес с нашею природой и вознес ее одесную Бога Отца, дается всем нам, крестящимся во имя Отца и Сына и Святаго Духа, этот небесный дар. И даже если человек приходит с сомнением, без веры или отрекается потом от этого дара — он действует непреложно до конца его жизни, ходатайствует за него, как говорит преподобный Серафим Саровский.

Истинно и неизменно все, что совершается во всех таинствах Церкви, во всех священнодействиях ее, во всех знаках и символах. Вода нашего крещения — именно та Богоявленская вода Иордана, в которой Христос крестился. И святое таинство причащения — таинство Тела и Крови Христовых — как на Тайной Вечери, вне зависимости от того, как мы в этом участвуем. И венцы, которыми украшаются жених и невеста, — это истинно венцы, которые с небес Сам Господь заранее дарует соединяющимся двум людям. И рука епископа, совершающая посвящение, и рука священника благословляющая — это действие Христово, которое всегда, неизменно — в Церкви. И одновременно в день Пятидесятницы, когда сходит Дух Святой, все эти дары соединяются и раскрываются в полноте. Это значит, что мы должны личным своим подвигом, своим участием в том, что дает нам Господь, стяжать этот дар, принять его в свою жизнь.

Сошествие Духа Святого в день Пятидесятницы, явление огненных языков в дыхании бурном есть, как говорит святитель Феофан Затворник, первый вдох человечества жизнью Божественной. Потому что человечество было уже мертво. Оно было подобно тому полю, о котором говорит пророк Иезекииль, усыпанному костями человеческими, которые дыханием Духа Святого соединяются в тело живое, и сообщается этому телу новая жизнь (Иез. 37, 1—14). И все человечество теперь дышит этим дыханием через Церковь. Церковь имеет дыхание Божественной жизни через таинства, через священнодействия. И пост, и молитва, и праздники наши, и все, что в Церкви совершается, — это те кровеносные сосуды, через которые в тело Церкви поступает дыхание вечной жизни. И все человечество живо только этим — постольку, поскольку оно причастно этой жизни; постольку, поскольку существует Церковь.

Человечество задыхается в духовном тупике, не зная Церкви, и одновременно в мире сегодня заявляют о себе множество религий, привлекая к себе миллионы людей ложным вдохновением, открывающим пространства смерти. Но и в христианстве, мы знаем, существует немало опаснейших болезней. «У католиков, — говорит святой Феофан Затворник, — легкие уже в значительной степени сгнили. Тяжело больные легкие — это оттого что искажены таинства. У протестантов дыхание происходит только одной четвертью легких, потому что таинства либо совсем упразднены, либо произошло их сильное искажение». И здесь мы должны упомянуть еще об одном явлении, о реальности, которую многие христиане очень часто забывают, и которая тем не менее присутствует повсюду. Мы говорим о тайне зла, диавола, сатаны, духов злобы поднебесных. В пустыне Христос был искушаем духом зла. Тот же самый дух по сей день искушает каждого христианина, всю Церковь, весь народ Божий. Только Дух Святой может спасти нас. Душе Святый, со Отцем и Единородным Его Сыном, избави нас от лукавого!

На последнем повороте истории, в неизбежной встрече всех религий мы переживаем новый этап христианства, где от Церкви требуется способность «различать духов» (1 Кор. 12, 10). Как некогда Самого Христа, сатана дерзает соблазнять Церковь даже словами Писания. «Написано: Дух дышит, где хочет», — говорит он устами одного греческого православного митрополита, — и, значит, мы не можем ограничивать его действие одним христианством, и, значит, возможно взаимодействие и соединение всех религий». Написано также, — должны мы ответить этой лжи, — «…всякий дух, не исповедующий Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но дух антихриста» (1 Ин. 4, 3). Верить во Христа — это не то же самое, что верить просто в высшее существо, «в Бога». Между тем и этим — пространство Воплощения Божия, вся глубина бездны, где насажден Крест Христов и где потому действует благодать Святого Духа.

Мы принадлежим к Церкви Православной, которая дышит в полноте, которая принимает все, что Господь дарует. Однако мы не должны прельщаться тем, что мы уже дышим всей этой жизнью Божественной, до тех пор, пока мы не приобрели ее в нашем личном опыте. До тех пор, пока это не стало нашим дыханием, нашей собственной жизнью, по-настоящему мы к Церкви Православной не принадлежим.

Будем молиться сегодня о том, чтобы Царь Небесный, Утешитель, Дух Истины, Который везде присутствует и все исполняет, Своей жизнью пришел и коснулся наших сердец. Чтобы дано было нам понять, почему такие святые, как преподобный Серафим Саровский, посланные от Бога накануне страшных бедствий России и всего человечества, говорили прежде всего о личном стяжании Духа Святого и напоминали нам, что только в этом и заключается вся наша христианская жизнь. Почему преподобный Силуан Афонский — который плакал и молился, чтобы вернулся к нему Утешитель, Дух Святой, сладость Которого он познал однажды, и чтобы все народы мира узнали Его, — именно в страшные годы богоотступничества и гонений дан был Церкви, чтобы вместе с мучениками, крепость которых исполнена Духом Святым, хранить Церковь нашу.

«Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (Рим. 8, 9). Вот эти слова да будут сегодня для нас точкой отсчета всех наших оценок, всех наших размышлений о том, что с нами происходит. Как сказано в Книге Деяний, когда апостол Павел пришел в некую общину христиан, веровавших в Господа, соблюдающих как будто все Его учение, и стал им говорить о Духе Святом, они сказали ему: «Мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый» (Деян. 19, 2). Нельзя сказать, что мы не слыхали об этом Духе, но знаем ли мы Его сами, стяжали ли мы Его в своей жизни, храним ли мы до конца верность Ему, если открылось для нас это сокровище жизни вечной? Преклоняем ли мы Ему главу свою во всех делах наших со всяким смирением, как читаем мы о преподобном Сергии в акафисте? Сподобились ли мы этого огненного крещения, без которого первое крещение наше остается только надеждой, только первым дуновением Христа, а мы сами непричастны еще Церкви в день рождения ее, в Пятидесятницу?

И еще об одном, потому что на самом деле все обстоит гораздо серьезней. Снова мы должны напомнить себе сегодня, что антихрист в Церкви — это когда в ней только внешняя видимость и нет благодати. Там, где Божественное и человеческое разделено, Христос вновь распинается. Это разделение происходит не только в чуждых нам религиях, не только в ложном экуменизме, но и там, где нет нашего жизненного участия в даре Духа Святого. В Священном Писании Христос открывается нам в Духе Святом как Сын Божий и как Сын Человеческий, и нельзя отделить одно от другого. Глубина открывается Духом Святым, она ведет душу по строчкам, через букву, которой никогда нельзя пренебречь, открывая тайну Пресвятой Троицы, победу над адом и торжество любви. Кто не стремится быть ведомым в Писании Духом Истины, тот живет по лжи, в том нет правды. Не потому ли имя Божие столь часто произносится и так редко бывает услышано в мире? И Церковь столь известна всем — и так немногими понята. Ее нельзя понять прежде, чем встретишь Бога, Духа Святого, и мы призваны быть не только в Церкви, но и Церковью.

Жизнь по правде Христовой ведет к разумению, и тот, кто касается небесных тайн, знает, как надо бережно и терпеливо относиться к тем, кто их еще не понял, чтобы хранить в себе это «сокровище благих» как залог, что откроется и другим доныне ими не понятое. И это наш переход Духом Святым от человечества Христа к Его Божеству. Духом Святым открывается, что человек, идущий путем заповедей, идет путем Бога. «Содрогнемся же, братие, — говорит блаженный Феофилакт Болгарский, — помыслив, что у кого нечиста жизнь, для того бесполезна и вера».

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.