Спогребстись со Христом

Слово на Утрени Великой Субботы

ПлащаницаВ течение всей Страстной седмицы и до утра Пасхи открывается нашему взору чудо любви нашего Бога, чудо, которое есть Христос и совершенно новый мир, который Он дает нам вместе с Собой. Мы не можем быть просто зрителями того, что совершается в Церкви. Мы должны стать теми, кто участвует во всем, чья жизнь перевернулась от видения этого чуда и преобразилась в нем.

Ныне пришел час Христов, и ныне — главный час нашего обращения, нашего возвращения к Богу. Так естественно во время этих чудесных богослужений испытывать некие смутные переживания, даже просвещаться добрыми мыслями и решаться изменить кое-что в нашей жизни. Но мы все равно остаемся только зрителями, пока не принесем плод.

Христос — мы слышали этот евангельский образ во время последования чина погребения — зерно пшеничное. Это зерно брошено в землю, погребено. Но в какую землю? Остались ли мы краем дороги, каменистой почвой, полем, заросшим терниями, или стали той доброй землей, где Христос, Его нетленное Тело, может принести Свой плод?

Каждый из нас должен непременно понять: чин погребения Господа, который был сегодня, — не есть только то, что совершили Иосиф Аримафейский, Никодим, Мария Магдалина и другие с ними, сняв бездыханное Тело Господа с Креста перед заходом солнца в Великую Пятницу. Это событие, которое касается каждого из нас. Христос погребен, но где? В нас? В таинстве крещения мы исповедуем, что раз и навсегда мы спогреблись с Ним. Мы должны быть правдивыми, предельно серьезными, и жить этой тайной всегда.

Где погребен Господь славы? Его погребение — схождение во ад. Он погребен в нашей бездне, в бездне мрака, которая называется грехом, в единственном числе, и гигантский разрыв жизни от этого греха образует бездну смерти. Распятый Господь восхотел, чтобы здесь положили Его. Он спогребся с нами, чтобы принести плод Воскресения. Мы грешные и смертные, у нас нет иного горизонта, кроме нашего «я». Мы существа, замкнутые на себе, отгородившиеся друг от друга, одним словом, не имеющие любви. И только эта любовь, наш Бог — глубже, чем наше «я», с нами Бог.

Наше обращение к Богу заключается в том, чтобы мы дали согласие «быть с Ним», и это значит за пределами всех наших переживаний, всех чувств, на уровне самой простой веры, предавая Ему наше сердце, нашу волю. То, благодаря чему мы являемся Его образом, и в то же время несокрушимо свободными, ибо ничто не может принудить наше сердце и нашу волю. Но это как раз то, что мы должны Ему до конца предать. Тогда мы воистину спогребемся с Ним и воскреснем с Ним.

Пришло время нам понять, что мы не можем больше рассчитывать ни на что на свете — ни на наше прошлое, ни тем более на наше настоящее, ни на что, кроме как на Его любовь, на Его непостижимое милосердие по отношению к нам. Только Им одним, исполняясь «надеждой сверх надежды» мы чаем воскреснуть из мертвых. Не только завтра, но сейчас — со всеми вытекающими из этого последствиями. Все наше существо — сердце, дух, душа и тело — все воскреснет в свое время, во время, определенное Христом. Но это воскресение уже начинается, нам дано будет вкусить его среди ликования Пасхи, оно касается нас сейчас, если мы на самом деле исполняемся благодатной решимости спогребстись с Ним.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *