Вера Церкви и покорность воле Божией

Слово в Неделю 9-ю по Пятидесятнице

Утверждение веры ЦерквиСегодня память святых отцов шести Вселенских Соборов. Мы прославляем тех, кто, по слову Спасителя, сотворил и научил, — отцов Церкви, составивших Вселенские Соборы и определивших правила истинной веры и нравственности. Шесть Вселенских Соборов утвердили истину того, что Христос — Богочеловеческая Личность с двумя таинственно соединенными друг с другом естествами. Христос — совершенный человек и совершенный Бог — один и тот же Христос, в Котором эти два естества соединены «нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно». В одном Лице и одной Ипостаси один и тот же Единородный Сын Божий, Бог Слово. Эту тайну они проповедовали, просвещенные благодатью Духа Святого, единосущного и равночестного Отцу и Сыну. Святые иерархи сражались против еретиков, ложно учивших о личности нашего Спасителя. Они мужественно вели церковный корабль через многие испытания, побеждая всех врагов Православия, пытавшихся замутить истинное видение тайн веры.

Мы слышали сегодня за литургией Евангелие о Первосвященнической молитве Спасителя, а также Евангелие о буре. Господь молится на горе, Он пребывает со Отцем и Святым Духом, а те, кто недавно был свидетелем Его всепреображающей молитвы, среди мрака и страшной бури теперь борются одни с волнами и ветром. Неужели Господь оставил их ради вечного Божественного покоя? Нет, Он спешит к ним, Он идет по воде, чтобы скорей придти к терпящим бедствие.

Когда ветер встречный, и жизнь — борьба, Христос всегда приходит на помощь. Как часто в жизни дует встречный ветер, который делается все яростней! И жизнь — отчаянная борьба — с самим собой, с нашими обстоятельствами, с нашими искушениями. С нашими бедами, которые вот-вот опрокинут нас и которых сразу на всех, на всю Россию нашу, и, наверное, на весь мир хватает. Мы снова думаем о России, которая попадает из одной опасности в другую, и сегодня, кажется, уже идет ко дну.

Есть очень интересное воспоминание баронессы Буксгевден о нашем святом страстотерпце государе Николае Александровиче, где она приводит рассказ государя о своем деде императоре Александре II, с которым у него было много общего. Император Александр II ввел демократические реформы для своего народа, и за это был преследуем нигилистами на каждом шагу во время своей потерявшей иллюзии старости. Внук Николай был его любимцем, его «солнечным лучом», как Александр II его называл.

«Когда я был маленький, меня ежедневно посылали навещать моего деда, — рассказывал Николай II своим дочерям. — Мой брат Георгий и я имели обыкновение играть в его кабинете, когда он работал. У него была такая приятная улыбка, хотя лицо его бывало обычно красиво и бесстрастно. Я помню то, что на меня произвело в раннем детстве большое впечатление». Далее следует рассказ, на который мы должны обратить внимание: «Мои родители отсутствовали, — рассказывал Николай Александрович, — а я был на всенощной с моим дедом в маленькой церкви в Александрии. Во время службы разразилась сильная гроза, молнии блистали одна за другой, раскаты грома, казалось, потрясали и церковь, и весь мир до основания. Вдруг стало совсем темно, порыв ветра из открытой двери задул пламя свечей, зажженных перед иконостасом, раздался продолжительный раскат грома, более громкий, чем раньше, и вдруг я увидел огненный шар, летевший из окна прямо по направлению к голове Императора. Шар (это была молния) закружился по полу, потом обогнул паникадило и вылетел через дверь в парк. Мое сердце замерло, я взглянул на моего деда — его лицо было совершенно спокойно. Он перекрестился так же спокойно, как и тогда, когда огненный шар пролетал около нас, и я почувствовал, что это и не мужественно, и недостойно так пугаться, как я. Я почувствовал, что нужно просто смотреть на то, что произойдет, и верить в Господню милость так, как он, мой дед, это сделал. После того, как шар обогнул всю церковь и вдруг вышел в дверь, я опять посмотрел на деда. Легкая улыбка была на его лице, и он кивнул мне головой. Мой испуг прошел, и с тех пор я больше никогда не боялся грозы».

Это событие явилось знаменательным в судьбе императора Александра II и в судьбе святого мученика царя Николая II и, можно сказать, прообразовало страшную грозу и бурю, которой скоро оказалась охваченной Россия. Сам государь Николай Александрович так рассказывал своим дочерям о цареубийстве и о смерти Царя-Освободителя: «Мы завтракали в Аничковом дворце, мой брат и я, когда вбежал испуганный слуга: «Случилось несчастье с Императором, — сказал он, — Наследник (Александр III) отдал приказание, чтобы Великий Князь Николай Александрович (то есть я) немедленно приехал бы в Зимний дворец. Терять время нельзя». Генерал Данилов и мы побежали вниз и сели в какую-то карету, помчались по Невскому к Зимнему дворцу. Когда мы поднимались по лестнице, я видел, что у всех встречных были бледные лица, на ковре были большие красные пятна — мой дед, когда его несли по лестнице, истекал кровью от страшных ран, полученных от взрыва. В кабинете уже были мои родители. Около окна стояли мои дядя и тетя. Никто не говорил. Мой дед лежал на узкой походной постели, на которой он всегда спал. Он был покрыт военной шинелью, служившей ему халатом. Его лицо было смертельно бледным, оно было покрыто маленькими ранками. Его глаза были закрыты. Мой отец подвел меня к постели: «Папа, — сказал он, повышая голос, — ваш луч солнца здесь». — Я увидел дрожание ресниц. Голубые глаза моего деда открылись. Он старался улыбнуться. Он двинул пальцем, но не мог поднять рук и сказать то, что хотел, но он несомненно узнал меня. Протопресвитер Баженов подошел и причастил его в последний раз, мы все опустились на колени, и Император тихо скончался. Так Господу было угодно», — закончил Николай II.

Покорность воле Божией, пишет баронесса Буксгевден, была основой его религии. Его вера в Божественную мудрость, которая направляет события, давали Николаю II то совершенно сверхъестественное спокойствие, которое никогда не оставляло его. Прославляя последнего русского царя и его мученическую кончину, мы должны в полной мере оценить эту, может быть, главную, определяющую его святость черту. Хорошо быть с Господом на горе Преображения, но драгоценнее любить волю Божию среди тусклых будничных трудностей и выходить навстречу Христу среди бури, и поклоняться Ему, когда Он на Кресте.

Один опытный пастырь говорил: «Когда я вижу душу, которая во всем полагается на Бога, хотя бы она лишена была всего остального, я говорю: вот душа, которая имеет все. Все остальное, с какими угодно великими дарами, без этого, меня страшит, и я боюсь увидеть здесь действие Люцифера». В самом деле, какая польза от высших светов, Божественных откровений, когда не любят волю Божию? Знание души, верной своему долгу, спокойной, доверяющей во всем Божию Промыслу, дороже, чем самое глубокое проникновение в тайну. Одно горчичное зерно чистой веры больше освящает простую душу, чем та заря, которая была у денницы.

Мы ужасаемся бедствиям нынешнего времени, но, как сказал святой Иоанн Златоуст, одно только страшно — грех. Все содержит Господь, на все воля Божия, благословляющая и попускающая. Все события — лучи солнца воли Божией, и человек, который имеет от Бога дар это видеть, сам становится лучом солнца среди мрака событий.

Мы говорим, что есть две книги, две Библии — слово Божие написанное, и слово Божие, исполняемое в событиях мира. Вся история мира — буря Апокалипсиса с семью изливаемыми на землю чашами гнева Божия. Это слова Божии, это то, что Он открыл, то, что Он продиктовал. Что хочет сказать Бог лжерелигиями, ересями, расколами, революциями, войнами и прочими землетрясениями? Все это — проповедь Истины, все это для того, чтобы мы, отделив себя до конца во внешнем мире от всякой тьмы, были внутренне свободны для принятия Христова света. Фараон, фараоны XX века и наших дней, и все нечестивые, которые преследовали народ Божий, и которые преследуют его теперь, только для этого и существуют. Господь говорит с нами сегодня через новые грозные события. Все революции — только волны Его Промысла, которые вызывают бури в наших слабых душах.

Но суть этих страшных тайн — слово живое, которое нас учит мудрости, силе, добру. Господь хочет явить нам среди ада Свое присутствие и даровать нам Божественную тишину. В ответ на наш страх и отчаяние Он говорит: «Это Я, не бойтесь! Это Я, от начала Сущий». Разве есть что в мире, что могло бы одолеть силу души, хранящей истинную веру и исполненной доверия Богу? Никогда действие, в котором война против Бога, не может противостоять тому, кто един с действием Божиим и с верой Церкви. Если мы хотим победить всех наших врагов, мы можем сделать это только этим оружием.

Христос обнял нас руками на Кресте, чтобы защитить нас. Он шел, ступая по волнам, говорит блаженный Августин, и таким образом мы узнали, что под Его ногами — все волнующиеся бури жизни. Нечего страшиться, когда нам служит Господь, и когда открывают нам этот путь наши святые, — те, которые от великой скорби, как говорит Апокалипсис (Откр. 7, 14), кровью Агнца и своей кровью вошли в вечный, непостижимый покой.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.