Вход Господень в Иерусалим

Вербное воскресенье. Вход Господень в ИерусалимВербное воскресенье, Вход Господень в Иерусалим — это событие, которое связано с воскресением Лазаря и помазанием Господа в Вифании. Воскрешение Лазаря не могло не потрясти всех. От века не было видано, чтобы кто воскресал из мертвых, да еще четверодневный, со всеми признаками распада. И как только слухи об этом стали распространяться, все устремились к месту происшествия, чтобы увидеть его собственными глазами. Вся жизнь сосредоточилась вокруг Христа, и иудейские власти, давно замышлявшие убийство Господа, поняли, что после воскрешения Лазаря медлить больше невозможно. Внешние и внутренние обстоятельства совпали. И Господь Вседержитель вольно предает Себя им.

До сих пор Он избегал называть Себя при народе Мессией. И даже апостолам открывал эту тайну в исключительных случаях, запрещая говорить о ней кому бы то ни было. Господь знал, как ложно будет истолковано такое именование. Столько непонимания было вокруг Него, что Он восхотел сохранить до последнего момента тайну Своего Божественного служения, чаемого в веках всеми пророками.

И вот Он вступает во Святой Град. Он принимает приветствия толпы, зная, что через несколько дней они станут криками ненависти, требующими Его смерти. Постараемся вникнуть в происходящее: воскрешение Лазаря, все шире распространяющиеся слухи о Спасителе, решение Синедриона все ускорить, все более увеличивающиеся народные толпы, жаждущие истины, и просто любопытные стекаются со всех сторон. И посреди всего этого апостолы сообщают Господу о пришедших на поклонение эллинах: «Учитель, они хотят Тебя видеть» (Ин. 12, 21). Именно в этот момент Господь говорит, что если Его воспримут как земного Царя, то все будет погублено.

Однако «пришел час прославиться Сыну Человеческому». Господь говорит об этом в простых потрясающих словах: «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12, 24). Чтобы была жатва, надо чтобы зерно было брошено в землю, чтобы оно умерло, и чтобы оно взошло. Это Его путь смерти и поражения. Это путь, которым через смерть Он являет в Себе Бога.

Мы увидим на Страстной седмице, как Господь, трепеща от надвигающегося на Него ужаса, будет молить Своего Небесного Отца, чтобы этот час, если это возможно, минул Его. Но Он тут же исповедует: «На сей час Я пришел». «Ныне князь мира сего изгнан будет вон». Входом Господним в Иерусалим начинается великое все решающее сражение. Бог являет Свой истинный Лик любви.

Господь вступает в Свои Страсти, и это есть преддверие Креста и смерти. Да знаменуется на нас свет лица Его — истинного Бога, осужденного, непостижимого Бога, Которого народ отвергнет, от Которого сами апостолы разбегутся. Кто может вместить, чтобы спасение совершилось через поражение? Кто мог когда помыслить, что всемогущество Божие откроется через полное Его крушение? Невозможно поверить, чтобы века ожидания, пророчеств, надежды, которая расцветает сейчас в этом дне, завершились смертью Того, Кто должен всех спасти. Такого не может быть никогда. Это безумие. Об этом и скажет апостол в своем вдохновенном исповедании веры: «Мы проповедуем Христа распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие, но для нас, спасаемых — Божию мудрость и силу» (1 Кор. 1, 23—25).

Вот где истина. Наше спасение, наше избавление сегодня от всеразрушающего уныния заключено в этом. Чтобы увидеть, что Господь наш поистине Вседержитель, мы должны, прежде всего, узнать Бога как любовь, всю себя отдающую. И эту любовь, это Царство Божие внутри нас по дару Христа и Его Креста мы должны обрести. Когда зло торжествует, любовь не перестает быть любовью. И всемогущество Божие проявляется именно в этой любви. Это выше всякого разумения. Но чтобы наши каменные сердца стали живыми, есть только один путь — научение Христовой любви. Бог, в Которого мы веруем, не только Всесильный Бог, Творец неба и земли, Он — Бог любви. Он — Любовь.

Господь торжественно входит в Иерусалим, потому что человек не имеет веры — доверия всемогуществу любви. Он верит в силу своих мускулов или своего оружия и в то, что Господь может умножить его силу. Господь грядет на вольную страсть, потому что человек не верит, что одна только сила любви может преобразить мир. В этом ошибка мира, это то, что называется грехом. Веровать во всемогущество любви означает отвергнуться всякой другой силы. Это значит победить всякий страх. Это значит веровать, что любовь сильнее всякой другой силы при условии, что мы полагаемся только на эту единственную силу. Есть только Христос, входящий во Святой Град, без всяких иллюзий. Он знает, что Он — зерно, которое должно умереть, и теперь среди ликования толпы Он идет на смерть. Он предает Себя в руки человеческие, и всякий наш отказ от этой любви есть участие в Его распятии.

Вся история человечества сокрыта отныне в этой тайне. «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», чтобы мы поняли вдруг, что единственное зло, единственная смерть, которая существует в мире, — это наша замкнутость на себе и отказ от любви Того, Кто не перестает нас никогда любить.

Только любовь побеждает смерть. Любовь, которая крепче смерти, — в этом наша жизнь веры. Любовь крепче смерти только тогда, когда она всецело любовь, когда она не видимость. Довольно того, чтобы любовь шла до конца, и чтобы она передавала другим то бесконечное, которое есть ее вечный источник. Последнее слово — не смерть, а любовь. И во Входе Господнем в Иерусалим уже присутствуют Его Крест и Воскресение.

Протоиерей Александр Шаргунов

5 апреля 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *