О сегодняшнем распинании Христа

Воздвижение Креста Господня. (Новгород, XV век)Утреня

Ин, 42 зач., 12, 28—36

Господь сказал: Отче! прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю. Народ, стоявший и слышавший то, говорил: это гром; а другие говорили: Ангел говорил Ему. Иисус на это сказал: не для Меня был глас сей, но для народа. Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет. Народ отвечал Ему: мы слышали из закона, что Христос пребывает вовек; как же Ты говоришь, что должно вознесену быть Сыну Человеческому? кто Этот Сын Человеческий? Тогда Иисус сказал им: еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света. Сказав это, Иисус отошел и скрылся от них.

«Отче! Прославь имя Твое». И это звучит как «да будет воля Твоя», — ибо воля Божия вся устремлена к умножению Его славы. В этих словах Христа — не просто предание Себя воле Отчей, в них — освящение Его Страданий ради Божественной славы. Ибо Он идет восстановить то, что Он не разрушал. «Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю». Имя Божие прославилось в жизни Христовой, в Его учении и чудесах, во всех явлениях Его святости и благости. И оно будет еще прославлено в смерти и страданиях Христовых. Слава, которую Бог явил роду человеческому, обещает еще большую славу.

«Народ, стоявший и слышавший то, говорил: это гром; а другие говорили: Ангел говорил Ему». Это слышали все, и это было ясным свидетельством Его Божественного посланничества, хотя в подлинной своей глубине еще непостижимого для мира. «Не для Меня был глас сей, — отвечает Христос, — но для народа». Все, что возвещается о Господе нашем с небес, — возвещается ради нас, чтобы мы последовали Ему в Его страданиях и славе.

«Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон». Смерть Христова — суд над этим миром. Диавол именуется князем мира сего, потому что он царствует над миром посредством греха и терроризирует его посредством смерти.

На Кресте Христос открывает нам Бога, Который идет до конца Своей любви, соединяя Свою судьбу с погибающим в грехе родом человеческим. Ныне грех мира — на Нем. Уподобившись рабам, Он распят между двумя разбойниками. Он — с ними, Он — один из них, в то время как сильные смеются над Ним. Они видят в Нем отверженного, проклятого Богом. Сын Божий пришел спасти людей, чтобы они могли приобщиться Его жизни в полноте. И потому Он приобщается всем ужасам человеческого пути там, где жизнь угасает под ударами ненависти. Он касается той глубины бездны, когда нет уже надежды, нет больше жизни. Он сошел в эту бездну, чтобы утвердить в ней любовь Отчую, сжигающую Его сердце.

И происходит неожиданное. Мы слышим в Евангелии от Марка, как сотник — язычник, который командовал казнью, обретает доступ к вере и узнает в Нем Сына Божия. А в Евангелии от Матфея — земля разверзлась, как роженица, и мертвые восстали живыми. «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода», — говорит Господь. Не смерть приносит плод, а отдающая себя жизнь. Господь живет такой жизнью в предельной степени. Он поистине живет только для других. И с самого начала Его служения мы видим Его побеждающим не с помощью силы. Он служит жизни других, являет Себя там, где эта жизнь погибает, — среди больных, среди гонимых, среди грешников. Его пища — то, чем Он живет каждый день, — творить волю Пославшего Его. Возвещению Царства Небесного отдает Он все Свои силы. И когда видит, что люди отвергают эту Благую Весть, взывает к Отцу: «Душа Моя теперь возмутилась, и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел».

Слово Божие не напрасно говорит, что во Христе — всегда только «да» (2 Кор. 1, 19). И именно это спасает нас от греха. Грех — по существу своему — всегда «нет». Сосредоточенный на себе, грешник говорит «нет» другим — оттого что стремится господствовать над ними или не принимает их в расчет. Одним этим фактом он говорит «нет» Богу, поскольку он не может жить отдельно от других и отдельно от Бога. Отказываясь от отдачи себя, он остается один, в самозамкнутости, в бесплодии — подобно тому зерну, о котором говорит Евангелие.

Господь спасает нас от греха и дарует спасение, потому что в истории человечества Он один — всецелое «да» — Богу и людям. Это «да», которое Бог ждет от человечества, чтобы жить с ним в полноте общения, — Христос являет в Себе на Кресте. «В Нем не было “да” и “нет”, — говорит Писание, — в Нем было только “да”» — до смерти. Преодолевая смерть верностью Своему служению, до конца отдавая Себя, Христос осуществляет призвание человека. И более того, спасает человечество.

Богу и Его замыслу о мире противостоит не смерть, но отказ от любви. Отдавая Себя Отцу Небесному и людям, Господь преображает смысл смерти. Она уже не плод греха, она становится для Христа выражением абсолютного дара — полной отдачи Себя — который Он приносит Отцу. Такова победа Христа над смертью. Смерть больше не является неодолимой стеной, о которую разбиваются наши жизни. Благодаря Христу она становится Пасхой, переходом, где, отдавая себя всецело Богу, человек обретает доступ к полноте жизни.

«Еще на малое время свет есть с вами, — говорит Христос, — ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма». Христос есть свет. Он скрывается на время в Своей смерти, как солнце скрывается за тучами, чтобы в Своем Воскресении просиять перед миром в небывалой полноте. Но кто отвергает Его предельное уничижение, тот не может быть причастником Его славы и Воскресения.

Вслед за Христом Церковь входит в ночь своих крестных страданий, но в ней светит свет обетования Христова: «Когда Я буду вознесен от земли, Я всех привлеку к Себе» (Ин. 12, 32). Он влечет к Себе не силой, а любовью. На Кресте Он простирает Свои пречистые руки, обнимая всех, приходящих к Нему.

Литургия

Ин, 60 зач., 19, 6—11, 13—20, 25—28, 30—35

Тогда первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти. И привели Его к Пилату, говоря: возьми, возьми, распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины. Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. Пилат, услышав это слово, больше убоялся. И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.

Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон, а по-еврейски Гаввафа. Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря. Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.

При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе. После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.

Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух. Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.

Сегодня великий праздник — Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня. Величайшее торжество нашей Церкви, почти как Пасха. Поклонение Кресту — это Пасха. «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Во всех Храмах из алтарей износится драгоценный Крест Христов, украшенный цветами. И на всех Храмах, как бы вновь воздвиженные, сияют кресты над мятущимся миром. Сегодня все верные хранят пост, как в Великую Пятницу.

И, как на Утрени Великой Пятницы, мы слышим за Литургией Евангелие о страданиях Христовых — о событиях, которые являются решающими для всех людей. Мы снова видим, как собирается вечером Синедрион, состоящий из первосвященников, книжников и фарисеев с тем, чтобы принять ответственное решение. И прежде захода солнца они выносят смертный приговор Христу. (Мф. 26, 3—5). Однако они знают, что такой приговор не может быть исполнен без санкции римского прокуратора — правителя, под властью которого находилась тогда Иудея. Толпы народа, распаленные злобою и ненавистью, приходят рано на рассвете к Понтию Пилату. А он, разбуженный криками, с изумлением смотрит на этих людей, требующих смерти для Христа.

Согласно римскому праву, строгим хранителем которого он старался быть, не подобало осуждать преступника прежде рассмотрения дела. Вникнув в обстоятельства, Пилат понимает, что Христос совершенно невиновен. И он боится взять на себя страшную ответственность — стать виновным в убиении невинного человека. Он выходит к народу и говорит ему о невиновности Христа. Что же народ? С еще большею злобою он требует смертного приговора для Христа. И тогда Пилат приговаривает Христа к бичеванию, в надежде, что ему удастся вызвать сострадание у людей. Это было страшное наказание, когда осужденного обнаженным привязывали к столбу и били плетьми с металлическими шариками на конце. После первых же ударов все тело истязаемого разрывалось в клочья, кровь текла ручьями. Многие, подвергшись этому наказанию, не могли вынести его и умирали. Такому бичеванию подвергают Спасителя.

После этого Пилат отдает Христа воинам, чтобы они могли вволю поиздеваться над Ним. Посмеяться над Тем, о Ком толпа говорит, что Он желает быть Царем мира. Они делают венец из терния и возлагают Ему на голову, а затем облекают в багряницу, то есть в красную пышную одежду наподобие той, которую носят цари. И глумятся над Ним, кланяясь Ему и говоря: «Радуйся, Царь иудейский» (Ин. 19, 3). Этого поруганного, осмеянного, избитого Христа выводит Пилат к народу и говорит: «Се Человек» (Ин. 19, 5). Наверное, самые ожесточенные сердца должны были бы дрогнуть при виде того, что представлял собою этот Человек. Однако иудеи, как мы слышим в церковном песнопении в Великую Пятницу, как дикие звери при виде крови, становятся еще более свирепыми. И кричат: «Распни, распни Его» (Ин. 19, 6).

Мы видим, что Пилат испугался. Он мог бы и сейчас, как всегда это делал, разогнать толпу — у него было достаточно для этого силы. Но он вдруг испугался, услышав обвинение в том, что он не друг кесарю. Потому что этот Человек претендует быть Царем, а даже иудеи говорят, что нет для них царя кроме кесаря. Он испугался, что его обвинят в недостатке твердости, и он лишится власти. Он должен бы был проявить твердость, предпочитая лишиться не только власти, но и жизни своей, — только бы не стать участником преступления, которое зависело от его решения. Преступления, какого еще никогда не было и не будет в истории человечества. Но он испугался и предал Христа на распятие.

Мы знаем, что в течение уже двадцати веков после Крестной смерти Спасителя, после Его страданий за нас, продолжается гонение на Христа, Его мучительство — особенно в нашем веке. Особенно в начале рождения Церкви Христовой и в конце ее пути. Разумеется, Христос Воскресший, в вечной славе пребывающий, Победитель ада и смерти, все содержащий в Своей деснице, не претерпевает никаких страданий. Это глумление, которое мир, вдохновляемый диаволом, совершает над Самим Христом, эти страдания принимают те, кто является нелицемерным Его последователем. Если бы нынешние гонители жили во времена земной жизни Спасителя, они были бы среди тех, кто издевался над Ним и распинал Его. Неужели мы сомневаемся, что наши современники, поступили бы со Христом иначе, чем те, кто жил в те времена? И неужели они не сделают это теперь по отношению к тем, кто в жизни своей старается, чтобы «изобразился в них Христос»? Разве не на наших глазах было самое жесточайшее гонение на Церковь Христову, и, судя по тому, что происходит, готовится горшее?

Снова и снова нам придется напомнить о том, какие передачи идут по телевидению, что печатают газеты с самым массовым тиражом, какая атмосфера в нашем обществе. Воистину уже атмосфера ненависти к человеку — как у самого диавола, человеконенавистника. И больше всего ненависть к Самому Христу, к Тому Человеку, Который в полноте явил нам наше достоинство и наше призвание. Не только служители Церкви (естественно, имеющие немощи и недостатки человеческие) сегодня являются объектом насмешливого внимания средств массовой информации. Уже Сам Христос, Его жизнь, которая чище лучей чистейшего солнца, подвергается издевательству и оскорблениям со стороны ничтожных людей. Разве это не новый вид бичевания и глумления над Спасителем нашим? Или мы забыли, как совсем недавно демонстрировался богохульный фильм «Последнее искушение Христа»? Миллионам людей было показано это кощунство, несмотря на протесты Патриарха, всей Церкви. Или не такое же публичное надругательство над святыми иконами, над изображением Господа, было в центре нашей столицы, в главном выставочном зале страны?

Когда начиналась так называемая перестройка, в прессе появилось сообщение о том, что какие-то «художники» в центре Москвы вышли с плакатами «Распни Его!» И вот это распинание Христа продолжается. Буквально на днях мне показали газету, которая имеет тираж около трех миллионов, где известный писатель говорит, что мат — это священные слова. И на вопрос, не боится ли он умирать, отвечает «нисколько», потому что он «человек религиозный». Такое открытое сатанинское глумление над Христом происходит в дни, когда Господь попускает быть небывалым бедствиям и предупреждает: «Если не покаетесь, то все так же погибнете» (Лк. 13, 3).

Если раньше римские воины глумились над Господом, то теперь сами иудеи, уже не нуждаясь как будто ни в каком посредничестве, глумятся над Ним. Если тогда иудеи распинали Христа на Голгофе, то теперь они распинают Его в своих театрах, в своих кино. Распинают Его в каждом доме с помощью телевизора, показывая кощунства. И при этом смеются, торжествуя, как им кажется, свою победу.

Но Крест — это непобедимая победа, которая уже совершилась. И от того, как мы относимся к Кресту Христову, зависит не только то, что будет с нами на земле, но и в вечности. Пусть чада тьмы продолжают кричать: «Распни, распни Его!», входя в новый век навстречу антихристу. Сегодня Церковь спрашивает нас: где христиане, которые любят Христа и готовы защитить Его от поругания? Где такое поклонение Кресту Христову, чтобы ад трепетал и Пасха Христова приходила от этого поклонения на землю? Чьи уста — громче, чем все злобные крики «распни, распни Его!», — поют сегодня с Церковью земной и небесной эту пасхальную песнь: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим».

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *