Быть от Бога или быть от мира

Слово в день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Апостол Иоанн Богослов

Совершая память апостола любви Иоанна Богослова — того, кто всегда с Божией Материю стоит у Креста Христова, молясь о нас, кто на Тайной Вечери, припадая к сердцу Спасителя, до конца времен вопрошает: «Господи, кто предаст Тебя?», через кого Господь открывает нам судьбы всего человечества и Церкви до Своего Второго Пришествия, — мы не можем не размышлять о смысле истории и о путях Церкви Христовой в этом мире. Жизнь христианина — в мире, но не от мира. Невозможно следовать Христу, следуя миру. Быть от мира — быть с теми, кто не хочет слушать голос Христов. «Они от мира, потому и говорят по-мирски, и мир слушает их, — говорит апостол Иоанн Богослов. — Мы от Бога; знающий Бога слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас. По сему-то узнаем духа истины и духа заблуждения» (1 Ин. 4, 5—6).

Христианин вслед за Самим Христом послан в мир. Но он не рожден миром. Чтобы быть посланным в мир, верующий должен быть в тесном общении с Тем, Кто послал его. Наш выбор прост — «быть от истины» или «быть от мира». Как это обнаруживается? Во-первых, «всякая ложь не от истины». Истина противостоит многоразличной лжи антихристов, отрицающих посланничество Христа. Во-вторых, необходимо единство между истинной верой и делами, проистекающими из нее. «Дети мои! Станем любить не словом или языком, но делом и истиною. И вот по чему узнаем, что мы от истины» (1 Ин. 3, 18—19). В-третьих, Христос говорит Пилату: «Ты говоришь, что Я царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине. Всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37). Чтобы слушать голос Христа, надо соответствовать этому голосу, надо «быть в истине».

Есть два способа разрешать жизненно важные вопросы — исходя от мира или исходя от истины, то есть от сокровенного общения со Христом. Если у нас есть это общение, мы — от истины Христовой, мы исходим из нее, чтобы непрестанно возвращаться к ней. Кто перестает быть в общении со Христом, тот не от Христа, но от мира разрешает эти вопросы. Только будучи глубоко соединенными со Христом, мы можем разрешать их, не заблуждаясь и не вводя в заблуждение других. Пребывание в истинном общении со Христом не может быть отделено от того, что заповедует Христова любовь. Она не только в том, что необходимо не делать, но и в том, что необходимо знать о мире, о человеке, о смерти, о вечной жизни, для которой мы созданы.

Противопоставление между тем, что апостол Иоанн Богослов называет «быть от Бога» и «быть от мира» не является для христианина гностическим дуализмом (лжеучением древних еретиков, отрицавших Воплощение Христово). Даже если безумная мудрость мира противопоставляет себя мудрости Божией. «Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие» (1 Кор. 1, 20). Христос спасает мир Своим Крестом, и отныне мир примирился с Богом (2 Кор. 5, 19), потому что, как пишет апостол Павел, «для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6, 14). Даже если мир не познал Бога и не принял Его (Ин. 1, 10—11), Христос — «Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1, 9) — был послан в мир Богом, возлюбившим мир (Ин. 3, 16). И, говоря о Хлебе жизни, Христос возвещает: «Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6, 51). Эта отданная жизнь есть победа над миром, обретаемая Крестом Христовым и верою во Христа.

Ученики, посылаемые в мир, должны возвестить об этой победе, и христиане призваны быть в мире как победители мира (1 Ин. 5, 4). Быть победителем мира значит веровать, что Иисус есть Христос, Сын Божий (1 Ин. 5, 5). Победа, о которой идет речь, есть примирение мира с Богом. Жизнь мира должна совершить переход от греха к прощению. Известно рассуждение блаженного Августина о двух объектах любви, представляющих два града. Любовь к себе до презрения Бога создала земной град, любовь к Богу до презрения себя создала Град Небесный («О Граде Божием» XIV, 28).

Но эти два града не являются взаимоисключающими — все зависит от того, закрываем ли мы мир на самом себе, ища лишь своей пользы, или открываем его — к познанию присутствия в нем Бога. Не внешне, а внутренне мы должны бежать от мира. В этом смысле граница между Церковью и миром не указывает на две реальности, между которыми должен разрываться христианин, но это разделение происходит внутри каждого человека. Иными словами, Церковь не без грешников, но она — без греха. Ее границы проходят через наше сердце, в отделении света от тьмы.

Церковь возвещает спасение для всех. Но это спасение заключается в исповедании и хранении в верности тайн веры — что Иисус Христос есть Сын Божий и что мир спасен Крестом. Неудивительно, что грех и забвение о спасении, к которому грех приводит, изнутри раздирает людей и разделяет их друг с другом. Но что бы ни происходило в мире, Христос продолжает собирать всех людей любовью и истиной, покаянием, даром Духа Святого — в спасении, которое Он дарует в том, что называется Его Церковью.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.