Крест — это любовь

Слово в Неделю 15-ю по Пятидесятнице

Мы слышали Евангелие о том, что есть самое главное в жизни человеческой, какая самая главная заповедь — о любви к Богу всем сердцем, всей мыслью, всей крепостью, и о любви к ближнему как к самому себе.

Господь спрашивает богословов, книжников, первосвященников, которые всю жизнь посвящают изучению Писания, о Мессии, о Христе — чей Он Сын. Они отвечают: Давидов. Как же, говорит Господь, Давид называет Его Господом, говоря Духом Святым: «Рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене дондеже положу враги подножие ногама Твоима» (Пс. 109, 1). Как он называет Его Господом, если Он cын ему? Никто не мог ничего ответить, потому что одно с другим никак не соединяется. Это выше всякого понятия человеческого: или Он сын или Он Господь.

Господь говорит нам, что можно узнать о Христе все, исследовать все писания, изучить всю историю. Но узнать, что это Христос, Сын Божий можно не плотью и кровью, а только Духом Святым, когда Отец Небесный откроет эту тайну (Мф. 16, 17). То есть эта тайна познается не каким-то внешним знанием, а только любовью. Любовь, о которой говорит Христос в начале этого Евангелия, есть путь познания Господа. И всякий другой способ — ложный. Всякое познание в духовной области совершается только любовью. Мы можем познавать другого человека, понимать его, видеть его только любовью. Мы можем познавать народ, видеть его, понимать его только тогда, когда мы его любим. Тем более это относится к Самому Богу.

Насколько ложным может быть всякое другое познание, мы видим на примере тех, которые всё как будто знали о Мессии из Писаний, все законы соблюдали — и приговорили Христа к распятию. Потому что в них не было любви к Богу и к человеку, потому что они были под властью диавола. Весь род человеческий находится под властью диавола после грехопадения. Человек не может познавать Бога сам до тех пор, пока не обретет любви к Нему и к другим людям.

Где взять эту любовь? Блаженный Августин говорит, что любовь — это начало и середина, и конец всего. Она не только увенчание всего, не только печать совершенства нашей жизни, но и начало, и она сопутствует нам постоянно. Мы не веровали бы в Бога, если бы Его не любили. Мы любим Его, потому что для нас дорого то, что Господь говорит. Мы избираем это, и мы знаем, что Он говорит то самое главное, что нужно знать человеку. Это не сравнится ни с каким другим знанием.

Человек идет путем креста, потому что крест — это любовь. Господь явил на Кресте, что такое Божественная любовь. И каждый человек должен приобщиться Кресту Христову своим собственным крестом, Его любви — своей собственной любовью, чтобы познать Бога и других людей и жить с ними единой жизнью. Этот крестный путь является существенным, главным в жизни христианина. «Кто хочет быть Моим учеником, да отвержется себя, — говорит Христос, — и возьмет крест свой и следует за Мною (Лк. 14, 26—33). Господь милостивый заботится о том, чтобы каждый христианин был крестоносцем. Если у тебя нет креста, то ты погибаешь во тьме, ты не выйдешь из этого мрака неведения и гибели.

Мир настолько отступил от основ христианства, от основ того, чем содержится вся жизнь, что быть христианином в наше время означает быть крестоносцем буквально на каждому шагу. И это мы должны знать, если хотим познать истину, познать Господа нашего, достичь совершенной жизни. Господь щедро одаряет нас испытаниями по Своей великой любви к нам.

В праздник Воздвижения Креста Господня на всенощной читается паремия о том, как богоизбранный народ шел в пустыне за Моисеем. Все изнывали от жажды, и уже начинали роптать на него. Наконец они пришли туда, где был источник, но вода там оказалась настолько горькой, невыносимой для питья, что кто бы ее ни попробовал, сразу с отвращением выплевывал. И народ стал негодовать, говоря: «Что нам пить?» Моисей взмолился ко Господу, и Господь показал ему дерево, которое растет в пустыне, и он положил его в воду. И вода из горькой стала сладкой и приятной (Исх. 15, 23—25).

Вот тайна Креста, Креста Христова и креста каждого из нас. Когда мы ропщем на скорбные обстоятельства, которые сегодня Господь посылает для нашего народа, для каждого из нас, то мы не делаем легче эти обстоятельства, а наоборот — тяжелее, потому что Господь, когда мы ропщем, отступает от нас. И тяжесть жизни становится совершенно невыносимой. Наступает то самое отчаяние, та беспросветность, которой хочет добиться сатана, чтобы все души человеческие ввергнуть в такое состояние, в котором он сам пребывает.

Но когда человек слушает Господа и принимает то, что Господь дает ему, то совершается дивное: эти обстоятельства не меняются, внешне все остается таким же, но они становятся другими по восприятию. Была горькая вода, отвратительная, невыносимая, а теперь она сладкая и приятная. И человек узнает присутствие Креста Христова, жизни Божественной в том кресте, в тех страданиях, которые ему даны. Он узнает любовь Божию к себе, которая превосходит всякое наше разумение. Он узнает, что Господь есть Мессия Иисус Христос, через этот крест, через эту любовь, которую Господь ему даровал.

Будем молиться, чтобы эта любовь, которая нас окружает, была нами воспринята, воспринята через крест. И помнить о том, что всякое другое познание оказывается опасным и губительным не только для фарисеев, первосвященников, но и для самых близких учеников Христовых.

Апостол Петр говорит трижды с клятвой: «Я не знаю этого Человека» (Мф. 26, 74). Апостол Петр, что ты скажешь о Христе, чей Он Сын? Не ты ли исповедовал Его: «Ты еси Христос Сын Божий» (Мф. 16, 16). Не плоть и кровь открыли тебе эту тайну, но Отец, Который на Небесах. Теперь ты говоришь: «Я не знаю этого Человека». Я не знаю, и знать не хочу ничего об этом — говорит тот, кто несколько часов назад так же клялся и божился, что пойдет за Ним на смерть (Мф. 26, 35), потому что тогда в нем говорила любовь.

И мы напоминаем об этом не для того, чтобы хоть какую-то тень бросить на величайшего из апостолов. Первоверховным апостолом он стал за свою любовь ко Господу, когда Господь, возводя его в апостольство, трижды спрашивал его: «Любишь ли Меня?» (Ин. 21, 15—17). Но мы должны помнить о том, как велика немощь человеческая в несении креста. И Господь Промыслом Своим, любовью Своею попускает быть таким скорбным, тяжким обстоятельствам в жизни человека, какие произошли с апостолом Петром, чтобы человек знал, что он своим крестом, своей любовью, своей жизнью ничего не достигнет. Он достигает только того, что становится отступником и предателем. Но когда он узнает, что любовь Христова, Его Крест спасает нас, тогда его крест, крест человеческий, соединяется с Крестом Богочеловека Христа.

Будем, совершая наш крестный путь в жизни, помнить, насколько мы немощны. Всегда перед своими глазами иметь этот образ. Всегда помнить, что без помощи Божией, без Креста Христова, без поклонения ему мы никогда ничего не сможем достичь. Если кто хочет быть крестоносцем, если кто хочет быть учеником Христовым, если кому дорога любовь, которая была ему однажды дана, — тот пусть всегда помнит, что Господь говорит: «Без Меня не можете творить ничего» (Ин. 15, 5). И тот пусть всегда молится Господу, чтобы Он даровал и крепость, и мужество, и силу быть верным Ему, как говорит Откровение, силою Креста Своего, даже до смерти (Откр. 12, 10).

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *