О молитве. Навечерие Богоявления

«Когда же крестился весь народ и Иисус, крестившись, молился, — слышим мы сегодня в Евангелии от Луки, — отверзлось небо» (Лк. 3, 15). Так начинается служение Господа спасению рода человеческого. Он принимает Крещение от Иоанна, «когда крестился весь народ». До этого момента Господь жил в безвестности, «как все». И когда Он выходит на служение, ничто не отличает Его от «всего народа». Весь народ принимает крещение, и Он тоже крестится. Снова видим мы тайну того, что Бог так воплотился, настолько стал человеком, что Он поступает как «весь народ». Никому не ведомый, Он смешивается с толпой, Он движется в нескончаемом потоке людей, обыкновенных мужчин и женщин, ждущих своей очереди принять крещение.

И далее сказано, что Христос, «крестившись, молился». Остановимся на этих словах, и будем молиться вместе с Господом. Первое, что совершает Господь, — молитва. Это первое, что Он делает, достигнув человеческой зрелости. Как только речь заходит о начале Его служения миру, мы слышим, что «Он молился». Молитва Христа являет, что Он — в постоянном общении с Отцом. Во время этой молитвы Он принимает Духа Святого. В книге Деяний евангелист Лука, рассказывая о начале Церкви Христовой, покажет ее пребывающей в молитве — именно тогда она примет в свой черед Того же Духа Святого (Деян. 1, 14 — 2, 11). Молиться — значит дать место Духу Святому. Это значит открыться Его приходу. В другом месте Евангелия от Луки будет сказано, что единственное благо, которое мы должны просить у Бога, — это дар Духа Святого (Лк. 11, 13).

Этого ли мы просим у Бога? Молимся ли о схождении Духа Святого на нас? Ищем ли «крещения Духом», как пророчествует об этом Предтеча: «Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Лк. 3, 16)? Какое место занимает молитва в нашей жизни — у тех, кто следует за Христом? Какое место молитвы — о Духе Святом, Которого Отец обещал дать «просящим у Него»?

Только молясь Господу, можем мы понять, как мог безгрешный Христос принять «крещение покаяния» (Лк. 3, 3). Ответ дается нам дальше, в том же Евангелии: «Огонь пришел Я низвести на землю, крещением должен Я креститься, и как Я томлюсь, пока сие совершится» (Лк. 12, 49—50). Подлинное Крещение Господне — Его искупительная Крестная смерть. Принимая крещение вместе с грешниками, Христос в полноте приобщается чаянию кающегося человечества о спасении и очищении. Он заступает место грешников, которыми мы являемся. Христос не пришел, чтобы судить грешный мир, но чтобы спасти его (Ин. 3, 17). Крестившись со всеми, Христос не судит с высоты небесной праведности наши грехи, Он берет их на Себя. И наша молитва соединяется с молитвой Господней по мере глубины нашего покаяния. Потому что Крещение Господне — образ христианского крещения.

При крещении Господа «отверзлось небо, и Дух Святой нисшел на Него». Поистине во Христе начинается новое время. Ветхий Завет завершился. Гнев Божий, угрожающий человечеству, о котором возвещает Предтеча, прекращается — для всех, кто с молитвой покаяния принимает непостижимый дар Божий. Новое общение устанавливается между небом и землей. Вновь между ними существует близость, и в нее приглашаются войти все люди. Небо больше не закрыто. Оно открыто, и Дух Святой дается Человеку Иисусу Христу — прежде, чем распространится с избытком на всех, кто будет «крещен Духом Святым».

Какое место занимает крещение в нашей жизни? Какое место даем мы Духу Святому в крещении наших детей? Какое место даем мы Духу Святому в нашей духовной борьбе? Сколько крещеных людей могли бы сказать: «А мы и не слыхали, есть ли Дух Святой» (Деян.19, 2). На Христе и на том, кто Христов, почиет Дух Святой (Лк. 4, 1; 4, 14—18). «Дух Святой нисшел на Господа в телесном виде как голубь». Мы знаем объяснения святых отцов этого чудесного знамения. Не есть ли это напоминание о голубе Всемирного Потопа, возвещающего о новом мире? Или это образ любви Божией в Песне Песней? Или вечная память о творении мира, когда Дух Святой носился над водами? Каждое из этих толкований могло бы стать началом нашей молитвы. Поистине рождается новое творение — человечество, которое Бог не хочет погубить, потому что Он есть любовь. «И был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой возлюбленный, в Тебе Мое благоволение».

Господь пришел ради всех. Всюду, где Он будет проходить, Он будет творить добро и исцелять всех, кто был под властью бесов. Ибо, как сказано в Евангелии, «Бог был с Ним». «Бог был с Ним» — тайна присутствия Господа на земле, вершина которой — Крест. Мы тоже призваны услышать глас Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, слушайте Его». Этот голос должен проникнуть в нас, чтобы нашим крещением мы стали причастниками смерти и Воскресения Христова.

В Евангелии от Луки это обращение Отца — во втором лице. В Евангелии от Матфея — в третьем. Какое из них подлинное? Ни для Луки, ни для Матфея подобная постановка вопроса не имела смысла. Более того, ветхозаветное предание утверждает, что Бог единый — всегда говорит «единым гласом». Так десять заповедей Божиих были произнесены одним словом — что невозможно для человека. Бог произносит Слово, а люди слышат многие слова. Каждый из нас воспринимает произносимое в меру своих дарований, возрастая в молитвенном покаянии, пока не сделается способным услышать Духом Святым одно только Слово — Любовь. И стать причастным новому рождению со Христом, о котором возвещает Пророк: «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя» (Ис. 42, 1; Пс. 2, 7).

Принимая крещенскую воду, погрузимся в молитву, в тайну Христа, ныне рожденного. Речь не идет о рождении в Вифлееме, но о Его исхождении на служение. Вот благовестие — самое насущное для человечества. Никто в роде человеческом, с покаянием приходящий к Богу, — не сирота, не плод «случая и необходимости», как лжет современная философия. Во Христе человек рождается от Бога, Который любит его. В этом смысл крещения каждого из нас. Мы родились от Бога.

протоиерей Александр Шаргунов

18 января 2012 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: