Седмица 21-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 59 зач., 11, 29—33

Когда же народ стал сходиться во множестве, Христос начал говорить: род сей лукав, он ищет знамения, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был знамением для Ниневитян, так будет и Сын Человеческий для рода сего. Царица южная восстанет на суд с людьми рода сего и осудит их, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной, и вот, здесь больше Ионы. Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет.

Когда народ сходится во множестве, Господь дает ответ тем, кто требует от Него знамения, удостоверяющего Его небесное посланничество. Как часто в Священном Писании в устах Господа слова «род сей» — суровое обличение неверия. Бог отказывается дать знамение этому роду лукавому, кроме знамения Ионы пророка.

В отличие от Евангелия от Матфея знамение Ионы здесь не связано с его пребыванием во чреве морского чудовища, и потому — с Воскресением Сына Божия в утро Пасхи. Это знамение — призыв к покаянию, обращенный Ионой к ниневитянам — одному из самых жестоких языческих народов древности. Проповедь Ионы была услышана: царь и народ, сидя во вретище и пепле, отозвались на нее покаянным постом, в котором приняли участие даже животные. Подобным образом роду сему не будет дано иного знамения, кроме Сына Человеческого и Его проповеди. Есть одно только знамение — призыв к покаянию. Но не будем торопиться с выводами, будто Бог скуп на знамения. Притча о богаче и Лазаре ясно показывает, что кто не кается, слушая слово Божие, тот не покается, когда кто из мертвых воскреснет.

Господь знает, что Его проповедь среди иудеев не будет столь же действенной, как проповедь Ионы среди ниневитян. «Покайтесь — говорит Христос, — ибо приблизилось Царство Небесное». Его призыв к покаянию и чудо Крестной смерти и Воскресения — одно и то же знамение, прообразуемое Ионой пророком. И те, кто отвергает это знамение, пусть не ищет больше ничего, кроме собственной погибели. Ибо «Сын Человеческий и есть знамение для рода сего».

Мы слышим грозное предупреждение пренебрегающим этим знамением. «Царица южная восстанет на суд с людьми рода сего и осудит их». Ей было неведомо духовное богатство Израиля, но она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломона, потому что душа ее алкала истины. И вот, здесь больше Соломона. Однако эти жестоковыйные иудеи не обращают ни малейшего внимания на то, что Христос говорит им. Хотя Он стоит посреди их. «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его». Они покаялись от проповеди Ионы. А здесь звучит слово Самого Господа, несравненно превосходящее всякое иное слово, и никто из них не содрогнется, не покается, не обратится от злых путей своих.

Дар Божий и ответственность за него неотделимы друг от друга. Некоторые из нас помнят, наверное, как трудно у нас было для верующих достать Священное Писание в 60—70-е годы прошлого века. А еще раньше — в 20—30-е годы можно было поплатиться свободой и даже жизнью за распространение слова Божия. А теперь — пожалуйста, читай сколько хочешь — никого это не интересует. Нет на свете книги дороже Святой Библии. Но сегодня все чаще о ней могут цинично говорить как о классике — то есть как о книге, о которой всякий слышал и которую мало кому интересно читать.

Нам дан дар слышать слово Божие, и за этот дар мы ответим перед Богом. Мы свободны ходить в храм Божий и молиться там сколько угодно. И это — тоже дар, который стоил кому-то жизни. Беда в том, что многие пользуются нынешней свободой, чтобы не молиться вообще. И за этот дар мы тоже ответим перед Богом. Если нам дан Христос и Христово Евангелие, и Христова Церковь, если мы наследники даров Божиих, но ни во что не ставим их или отвергаем их, мы уподобляемся иудеям во времена земной жизни Спасителя, и мы подвергнемся такому же, как они, и горшему осуждению.

Не может быть большего знамения от Бога, чем Сам Бог, пришедший в мир на спасение всех. Какого же знамения, свидетельствующего о нашей вере, Бог ожидает от нас? Знамения жизни по вере, которую мы исповедуем. Богоизбранному народу был дан свет, и нам дается свет. Ибо Бог, зажегши свечу Евангелия, не поставил ее в сокрытом месте, под сосудом. Христос не проповедовал где-то в углу. Великая милость Божия — в том, что свет Евангелия поставлен на подсвечнике, чтобы все входящие в жизнь могли видеть его и могли видеть им.

Вторник

Лк, 60 зач., 11, 34—41

Сказал Господь: светильник тела есть око; итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; а если оно будет худо, то и тело твое будет темно. Итак, смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма? Если же тело твое все светло и не имеет ни одной темной части, то будет светло все так, как бы светильник освещал тебя сиянием. Когда Он говорил это, один фарисей просил Его к себе обедать. Он пришел и возлег. Фарисей же удивился, увидев, что Он не умыл рук перед обедом. Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства. Неразумные! не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто.

«Светильник тела есть око, — говорит Христос, — итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; а если оно будет худо, то и тело твое будет темно». Господь говорит о том, что свет в нас есть внутреннее зрение — око, которое должно быть светильником. Как внешнее физическое зрение является светильником для всего тела человека, так внутреннее наше духовное зрение определяет все.

Все в нашей жизни зависит от того, какое у нас око, то есть куда мы смотрим и какие цели имеем. Если мы устремляемся к чистоте, к добру, то, естественно, и поступки наши будут добрыми и чистыми, вся жизнь наша будет светлой и светлым станет наше тело. Если же наше внутреннее око — лукавое, злое и похотливое сердце — устремлено к злу, к развращенности, к приобретению богатства и славы на земле, то, соответственно, в зависимости от того, куда оно смотрит, туда и будут направлены наши поступки и вся наша жизнь. И тело наше будет темным, как у мертвого человека.

Омертвение и потемнение нашей жизни происходит именно по той причине, что мы не туда глядим. Это произошло, как мы знаем, со всем человеческим родом. Это происходит и сегодня и раскрывается на все большей глубине. Единственным светом, чистотой и добром, к которому должен устремляться человек, если он хочет обрести свое око светлым, является Сам Христос — Свет мира.

«Если око твое будет чисто, — говорит Христос, — то все тело твое будет светло». Вся Церковь светлая, потому что око Церкви — Христос. Вся Церковь сияет светом от ее святых. апостол Павел обращается ко всем христианам, называя их святыми, поскольку этот свет нам принадлежит, и весь наш путь в Церкви Христовой — через мрак этого мира к преодолению той помраченности, которая в нас есть, светом благодати Христовой.

От нас требуется одно — чтобы мы были в Церкви. Чтобы крещение света, которое мы приняли от Бога, оказалось нам не в суд и во осуждение, а в радость, в свет жизни вечной. Для этого требуется целостность жизни. Христос не говорит, что мы не должны смотреть одновременно туда, где свет, и туда, где мрак. Он говорит, что мы не можем этого делать. Как говорит преподобный Исаия, человек не может одним глазом смотреть вверх, а другим вниз. Не то, что «не должен», но — «не может», потому что это противоестественно. Он не может быть устремленным к небесам и одновременно к земле.

Самое печальное в противоестественном состоянии человека после его отпадения от Бога — когда он теряет последний свет, который в нем остался, — способность отличать добро от зла и истину от лжи. «Итак, смотри, — говорит Христос, — свет, который в тебе, не есть ли тьма?» В какой страшной тьме пребывает душа человека, душа народа, душа человечества, когда происходит исполнение этого пророчества Христова в мире! Род сей знамения ищет, а христианин должен испытывать себя, нет ли в нем какой-либо части с тьмой.

«Когда Господь говорил это, один фарисей просил Его к себе обедать». Мы не знаем, что было на уме у фарисея. Если он приглашает с дурным намерением, ему дано будет убедиться, что Христос не боится его. Если с добрым — он узнает, что Христос всегда приходит, чтобы сотворить благо. И Господь отвечает на приглашение. Ученики Христовы должны научиться у Господа быть общительными, а не мрачными. Хотя нам следует быть осмотрительными в выборе общения, но нет нужды быть жестко несгибаемыми.

Фарисей соблазняется, увидев, что Господь не умыл рук перед обедом. Речь идет не о гигиене в современном смысле, а о соблюдении обрядового закона. Фарисей удивляется, как человек такой святости может пренебречь этим. Сам он и его гости, несомненно, исполнили положенное. Христос знает, какая последует на это реакция, но Ему необходимо обозначить нечто существенное.

Господь обличает фарисеев за то, что вся их духовная жизнь сосредоточена на исполнении внешнего. Если внешнее в порядке, больше ничего не требуется. В сердце может быть какая угодно чернота, но если человек тщательно следует всем обрядовым предписаниям, он вправе считать себя праведником в глазах Божиих. «Ныне вы, фарисеи, — говорит Господь, — внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства». Человек может регулярно ходить в храм Божий, он может быть студентом-отличником духовной семинарии, прилежно изучающим святых отцов и Священное Писание, он может щедро жертвовать на восстановление Церкви, но если каждодневная жизнь его отмечена гордостью и презрением, и равнодушием к другим людям, если он несправедлив и нечестен в своих поступках — его нельзя назвать христианином. Не христианин — тот, кто мелочно соблюдает все внешние установления и забывает о правде, о покаянии, о сострадании к миру, погибающему от греха и горя, о Христовой благодати, о Крестной Его любви — о главном, что составляет христианскую жизнь. Внутренняя нераскаянность и нечистота оскверняет все внешнее, самое прилежное служение. Хищение и лукавство — смертельно опасные грехи многих, кто очистил внешность чаши и блюда от грубых неизвинительных грехов.

«Неразумные! — говорит Господь. — Не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?» Не Тот же ли Самый Бог, Который в Законе Моисеевом дал различные обрядовые установления, заповедал, чтобы вы посредством их омывали и очищали ваши сердца? Тот, Кто определил законы для внешнего, — не определил ли их ради внутреннего? Неужели Бог сотворил только тело, разве и не душу? Но если Он сотворил и то, и другое, Он требует, чтобы мы заботились и о том, и о другом.

И Господь говорит, к какой прежде всего мы должны устремляться чистоте. «Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто». Вместо умовения рук перед обедом — не лучше ли дать то, что внутри чаши и блюда нищим, чтобы и они приняли участие в вашей трапезе? Тогда все будет у вас чисто. Господь приоткрывает великую тайну внутренней чистоты и нашего приобщения Богу. В наши дни небывалого умножения нищеты и страданий мы должны услышать то, что Дух говорит Церквам. Ибо «милостыня, — свидетельствует Писание, — от смерти избавляет и может очищать всякий грех» (Тов. 12, 9). «Научись милосердию, — говорят святые отцы, — когда оно вселится в тебя, тогда образуется в тебе святая красота, которой человек уподобляется Богу».

Среда

Лк, 61 зач., 11, 42—46

Сказал Господь: горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять. Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы — как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того. На это некто из законников сказал Ему: Учитель! говоря это, Ты и нас обижаешь. Но Он сказал: и вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них.

Тройным восклицанием «горе вам» Господь запечатлевает три примера ложного понимания Закона фарисеями, ведущего к их гибели. Они ревностно дают десятину на храм с мяты, руты и всяких овощей, чтобы народ почитал их за строгих хранителей истины, и пренебрегают духовными и нравственными требованиями Закона. Не за то обличает их Господь, что они столь мелочно точны в исполнении второстепенного, но за то, что они полагают, будто это может освободить их от исполнения главного. «Сие надлежало делать, и того не оставлять». Десятая часть, о которой говорит Господь, отдавалась непосредственно левитам, а те в свою очередь отдавали десятую часть полученного священникам. Мелочность фарисеев относительно того, что «растет из земли», видна из того, что даже Закон говорил, что это не является обязательным. Не имело значения, какими были их мысли и чувства, до какой степени они пренебрегали правдой и забывали о любви, — они никогда не забывали о десятине с этих трав.

Фарисеи любят красоваться председаниями в синагогах и хвалиться народным признанием, хотя вследствие своего небрежения о существенном, «о суде и о любви Божией», они явно не заслуживают этого. Главные места в синагогах были на виду у всех — вот что имело для них значение! И чем преувеличенней были восторженные приветствия фарисеев народом на улицах, тем большего они исполнялись самодовольства. Не высокие места, не приветствия народа осуждает Господь, а их тщеславное искание этого. Фарисеи хвалятся тем, что они почитаемы народом, но Христос говорит: «горе вам», ибо Бог видит не так, как видит человек.

Господь обличает их за лицемерие: «Вы — как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того». В книге Чисел сказано: «Всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом, или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней» (Числ. 19, 16). Быть нечистым означало быть лишенным участия в богослужении. Но могло случиться так, что человек мог прикоснуться ко гробу, не зная, что он это сделал. Это не имело значения. Такое прикосновение тоже делало его нечистым. Господь говорит, что фарисеи были подобны этим гробам. Внутри они были исполнены мерзостей, но столь искусно скрывали это, что снаружи не было видно. И те, кто беседовал с ними, заражались их безнравственностью, их ложными представлениями о Боге и Его учении, не подозревая для себя опасности. Как опасно может быть лицемерие — эта пропасть между безупречной видимостью, льстящей внешнему взору, и сердцем, удаленным от Бога!

«На это некто из законников сказал Ему: Учитель! говоря это, Ты и нас обижаешь». Этот специалист по Закону защищает дело фарисеев и таким образом участвует в их грехе. Книжники были толкователями Закона, а фарисеи — хранителями его. В своем непрестанном, бесконечно подробном объяснении Закона эти казуисты духовно порабощали весь народ, но не желали протянуть руку помощи тем, кто изнемогал под бременем тысячи их обрядовых предписаний. Они употребляли свои знания для того, чтобы сделать исполнение Закона для других более тяжелым, а для себя более легким, чем заповедал Бог. «И вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, — говорит Господь, — а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них». Законники не считают нужным затруднять себя теми ограничениями, которые они накладывают на других. Они благословляют двумя руками хранить установления согласно все новым и новым толкованиям Закона, а сами и пальцем не касаются суровости их.

Для нас должно быть ясно, что фарисейство и законничество, обличаемые Господом, — извращение духовной жизни, свойственное не одним только иудеям, современникам земной жизни Господа. Хотя их неверность Богу имеет исключительное значение для судьбы Христа и всего человечества. Слово Божие так долго останавливается на этом, потому что фарисейство и законничество в равной степени угрожают и христианской жизни. Цель Евангелия — не в том, чтобы просто рассказать нам об искажениях веры, которые были в древности, но указать нам на язвы, которыми мы все в той или иной степени можем быть поражены. Святитель Игнатий Брянчанинов и за сто лет до него святитель Тихон Задонский пророчествуют, что лицемерие, подобно гангрене, может смертельно поразить и христианское общество. А святитель Феофан Затворник предупреждает, что внешняя видимость в Церкви при внутренней пустоте создает благоприятную атмосферу для прихода антихриста.

Четверг

Лк, 62 зач., 11, 47—12, 1

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: горе вам, книжники и фарисеи, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы. Потому и премудрость Божия сказала: пошлю к ним пророков и Апостолов, и из них одних убьют, а других изгонят, да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом. Ей, говорю вам, взыщется от рода сего. Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали. Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его. Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие.

Господь обличает книжников за то, что они изображают из себя почитателей пророков, которых убили их отцы, — и ненавидят живущих рядом с ними, тех, кто послан Богом с такой же пророческой проповедью. Эти лицемеры строят гробницы пророкам — то есть воздвигают в честь их памятники над их могилами. При этом они могут питать непримиримую вражду к тем своим современникам, которые приходят в духе и силе пророков. Потому и премудрость Божия сказала, что они будут убивать и гнать пророков и апостолов, посланных к ним. Бог в Своей премудрости испытает их, послав к ним пророков, которые обличат их за их грехи и изрекут предупреждение о судах Божиих. «Я пошлю к ним пророков, которые будут именоваться апостолами, и они не только будут противоречить им, но будут гнать их и предавать смерти».

Потому Бог даст иное объяснение их строительству гробниц пророкам. Оно выявляется как свидетельство о делах отцов их и что они соглашаются с ними. Строительство гробниц будет означать, что они исполнены решимости надежно хранить в могилах тех, кого их отцы похоронили в них. Во все времена есть люди, которые оставляют для святых место на небе и на иконах, но ни за что не хотят допустить их в свою жизнь. И они исполнят меру гонений отцов своих. «Род сей» гонениями на Христовых апостолов превзойдет подобные грехи своих отцов, и «взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом», до крови последних мучеников. Уничтожение Иерусалима римлянами было столь ужасным, что в нем невольно все увидели воздаяние Божие за все прежние преступления. Если род сей не разорвет с преступным прошлым своих отцов, он ответит за кровь всех пророков. Бог отомстит за Своих мучеников и осудит их палачей. Справедливость будет восстановлена!

Господь обличает книжников за их противление благовестию Царства Небесного. Они не передали народу, как требовало того их служение, Писания Ветхого Завета, которые указывали на Мессию. Вместо этого они превращали эти Писания ложным толкованием их. «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения», — говорит Христос. Вместо того чтобы открыть этим ключом истину народу, они спрятали этот ключ от него. «Вы затворяете Царство Небесное человекам», — сказано в Евангелии от Матфея (Мф. 23, 13). Они сами не приняли благовестия Христова, хотя благодаря знакомству с Ветхим Заветом не могли не знать, что «исполнились сроки и приблизилось Царство Небесное». Они сами не вошли в него, а тем, кто без их руководства и помощи входил в него, они всячески препятствовали, угрожая изгнать из синагог. Плохо тем, кто глух к Откровению, но несравненно хуже тем, кто противится ему.

Наконец, мы видим, с каким коварством и с какой злобой книжники и фарисеи пытаются уловить Христа. Им невыносимо слышать Его обличения, которые они не могли не признать справедливыми. «Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его» — с тем, чтобы представить Его чуждым народу, или опасным для власти, или тем и другим. Господь напоминает нам, что у истинных обличителей греха всегда будет много врагов. И что мы должны переносить эти нападки с терпением и проходить через них с благоразумием, помня о том, какие Господь принял поношения от грешников.

«Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие». Чем больше фарисеи стараются отвратить народ от Христа, тем больше он теснится вокруг Него. Отрадно видеть множества народа, так жадно слушающего слово Божие. Когда сеть заброшена там, где множество рыб, можно надеяться, что будет хоть какой-то улов. Господь предупреждает против закваски фарисейской — лицемерия. Он говорит об этом вначале ученикам Своим. Он всегда обращает на эту опасность особенное внимание и потому предупреждает о ней прежде всего возлюбленных Своих чад. Они решились всецело посвятить себя служению Господу, и лицемерие в этом — опаснее всего. Христос избрал лучших из людей, но и они нуждались в предостережении от лицемерия. Христос сказал это ученикам в присутствии множества народа, чтобы придать больше веса Своему предостережению. Пусть знают все, что Он не потерпит лицемерия ни в ком — даже в избранных Своих учениках. Лицемерие — это закваска, постепенно заполняющая всего человека и все, что он делает. Лицемерие — это фальшь, притворство, неискренность. Лучше откровенный, честный грешник, чем лицемер, носящий маску благочестия.

Пятница

Лк, 63 зач., 12, 2—12

Сказал Господь: нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете; и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях. Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц. Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими; а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими. И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить.

«Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы», — говорит Господь. Рано или поздно правда обнаружится. Если вы сказали во тьме что-то несовместимое с вашим служением, оно услышится среди бела дня во свете. Так или иначе, это станет известно, и ваше безумие и ложь откроются. Если ваше благочестие не заключается в сражении за чистоту сердца, помните, что одежда благочестия не всегда будет прикрывать вас. Наступает день, когда лицемеры предстанут обнаженными пред Богом и людьми.

Мы должны сохранить верность дару, врученному нам Господом, и не предать его трусостью или подлым страхом. Ученики Христовы должны иметь мужество, услышанное на ухо внутри дома, принятое от Господа в сокровенности сердца, — провозглашать на кровлях — всему миру. Господь укрепляет их святой решимостью в преподанном им служении. «Говорю же вам, друзьям Моим», — обращается к ним Христос. Ученики Христовы — друзья Божии, Он называет их друзьями и дает им Свой Божественный дружеский совет: «не бойтесь». Те, кого Христос называет Своими друзьями, не должны бояться никаких врагов. «Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать». Убивающие тело бессильны чем-либо по-настоящему повредить им, потому что телесная смерть только скорее приведет их души к радости и вечному покою. Бога следует бояться более чем самых могущественных людей. «Но скажу вам, кого бояться». Исповедуя Христа, вы можете навлечь на себя гнев людской, но отвергаясь Христа и бесчестя Его, вы навлечете на себя гнев Божий — гнев Того, Кто по убиении может ввергнуть в геенну. «Ей, говорю вам, Того бойтесь». Поистине, жизнь сладка, а смерть горька. Но вечная жизнь несравненно слаще, а вечная смерть несравненно горше.

Жизнь христиан и верных Христовых служителей — под особенной опекой Божественного Промысла. Господь промышляет о всякой твари, даже о малых птицах. Хотя они недорого стоят — пять малых птиц продаются за две мелкие монеты, но ни одна из них не забыта у Бога. А вы дороже многих малых птиц — может ли Бог забыть вас? Промысл Божий бдит над самыми скромными нуждами учеников Христовых. «А у вас и волосы на голове все сочтены» — тем более сочтены все ваши воздыхания и слезы, и капли вашей крови, пролитой за имя Христово.

Наша слава и бесславие в вечности зависят от нашего отношения ко Христу здесь, на земле. Всякого, кто исповедует Христа пред человеками, как бы дорого это ни стоило ему, — уверяет нас Господь, — Он исповедует в день Страшного Суда пред Ангелами Божиими. Христос исповедует, что не только Он пострадал за них, но что и они пострадали за Него — может ли быть большая честь и слава для человека? А кто отвергнется Христа — что бы он ни спасал, даже жизнь свою, что бы он ни приобретал, — окажется все на свете потерявшим, ибо будет отвергнутым пред Ангелами Божиими.

Самая суровая участь — более суровая, чем у тех, кто сейчас отвергает Христа, — ждет отвергающих проповедь Церкви — после того, как Дух Святой излился на нее. Потому «всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет» — он еще не утратил способности опомниться, ибо находится под покровом молитвы Господней: «Отче, прости им, ибо не знают, что творят». А кто скажет хулу на Святого Духа, тот лишится дара прощения грехов спасительным Евангелием.

Что значат эти слова, когда Христос призывает апостолов, чтобы они не колеблясь следовали за Ним? Когда Петр трижды отрекается от Христа, внутренне он не отвращается от Него и остается Его учеником, о чем свидетельствуют его горькие слезы (Лк. 22, 62). Может быть, то же самое было с некоторыми из учеников, принуждаемых Савлом хулить имя Иисусово (Деян. 26, 11). И Савл из гонителя Христова, обратившись, стал величайшим Его проповедником.

Непрощаемый грех — это ожесточение сердца, «противление Духу Святому», как сказано в книге Деяний о «необрезанных сердцем» (Деян. 7, 51). Хула на Духа Святого — отвержение спасительного вмешательства Божия в историю человечества. Это ожесточение сердца, а не просто духовная немощь или неведение. Даже в тот самый момент, когда Христос требует от Своих учеников мужественного свидетельства, Он говорит, что не будут навсегда лишены прощения те, кто отвергнет Его по немощи или неведению. Но человек свободен до такой степени утратить способность к покаянию, стать настолько слепым и глухим к Богу, что, подобно иудейским книжникам и фарисеям, увидев Бога, может назвать Его диаволом.

Какие бы испытания ни ждали нас, мы должны быть готовы к ним и с достоинством проходить через них. Мученикам Христовым надлежит не только страдать за Христа, но и свидетельствовать о Нем. Сам Христос принимает участие в их страданиях, и потому всю заботу свою среди всех бед они должны возложить на Бога. «Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям — чтобы испытать вашу веру — не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить». Если есть воля Божия освободить вас и ваш час еще не пришел, Он совершит это — чтобы вы могли продолжить свое служение. Если есть воля Божия принять вам страдание и смерть, Дух Святой даст вам узнать присутствие с вами Воскресшего Христа. «Святой Дух научит вас в тот час, что должно говорить». По Своем Воскресении Господь обновит это обещание. В книге Деяний мы видим, как апостол Петр в Пятидесятницу и первомученик архидиакон Стефан перед лицом Синедриона являют исполнение этого обетования Христова. Дух Святой сообщает верующим в Господа силу Евангельского свидетельства во враждебном мире. В час великого испытания у нас не должно быть страха, потому что Сам Бог Дух Святой говорит в нас и с нами.

Суббота

Лк, 40 зач., 9, 1—6

Тогда Иисус, созвав двенадцать учеников Своих, дал им силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней, и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных. И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды; и в какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь. А если где не примут вас, то, выходя из того города, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них. Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду.

Господь посылает Своих учеников проповедовать Царство Божие и исцелять больных. В подтверждение истинности Своего учения они будут творить чудеса. «Он дал им власть над всеми бесами», чтобы они могли изгонять их. И силу врачевать от болезней, чтобы они могли привлекать к слушанию проповеди слова Божия многих людей.

Они не должны заботиться о том, чтобы составить о себе доброе мнение своим внешним видом. Они должны идти такими, какие они есть, не думая о перемене одежды или обуви. Все упование свое они должны возложить на Промысл Божий и на доброту посылаемых Им друзей. Христос хочет, чтобы Его ученики не стыдились принимать дары от друзей, но ждали их. «Ничего не берите на дорогу, — говорит Он, — ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра». Они должны идти налегке. Хотя бы потому, что идущий налегке может идти далеко и быстро. Чем больше человек увешан вещами, тем больше он может быть привязан к одному месту. Бог нуждается в тех, кто служит Ему на одном месте, но Он ищет также таких, кто готов оставить все земные привязанности и всю свою жизнь превратить в путь вслед Христу.

Останавливаясь в каком-либо селении, они не должны переходить из дома в дом, из опасения утомить оказавших им гостеприимство. «В какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь», чтобы люди знали, где вас найти. Пребывайте с теми, с кем вы уже как бы духовно сроднились. Апостолы должны уметь со властью предупредить тех, кто отвергает их, и утешить тех, кто принимает их. «А если где не примут вас, — предайте их суду Божию — и выходя из города того, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них». Когда раввины возвращались в Палестину после пребывания в языческой стране, они отрясали малейшие частицы языческой пыли от своих ног. И вот теперь иудейские селения, не принимающие учеников Христовых, занимают место языческих стран. Они отвергли возможность спасения и сами осудили себя.

Господь дает ученикам чудотворную силу. Однако им еще недостает Духа Святого — силы, которая позволит им свидетельствовать о Христе во враждебном мире. Они примут ее только после ухода от них Господа на небо. Это значит, что теперешний выход апостолов на проповедь — только прообраз того, что они будут делать после Пасхи Господней. (Отметим также, что вслед за двенадцатью Господь скоро пошлет семьдесят учеников).

Но уже теперь их труды — такие же, как у их Господа: «Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду». Они заботятся не только о душе человеческой, но и о теле. Может быть, ничто не принесло Церкви столько вреда, как постоянное повторение, что происходящее в этом мире не имеет значения. Придти и сказать погибающим от нищеты и голода, что недостойно человека думать о материальном, будет непростительным, — в особенности, если говорящий это сам благополучно устроен. Разумеется, существует опасность преувеличить значение материального. Но не меньшая опасность — совершенно пренебречь им. Мы избавимся от этой опасности, только когда не будем забывать, что Христос послал Своих учеников проповедовать Царство Божие и исцелять — чтобы спасти и душу человеческую, и тело. Одно неотделимо от другого. То и другое спасает Христос Своим Воскресением.

Неделя 24-я по Пятидесятнице

Лк, 39 зач., 8, 41—56

Пришел человек, именем Иаир, который был начальником синагоги; и, пав к ногам Иисуса, просил Его войти к нему в дом, потому что у него была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти. Когда же Он шел, народ теснил Его. И женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, которая, издержав на врачей все имение, ни одним не могла быть вылечена, подойдя сзади, коснулась края одежды Его; и тотчас течение крови у ней остановилось. И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, — и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня. Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, пав пред Ним, объявила Ему перед всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему и как тотчас исцелилась. Он сказал ей: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром. Когда Он еще говорил это, приходит некто из дома начальника синагоги и говорит ему: дочь твоя умерла; не утруждай Учителя. Но Иисус, услышав это, сказал ему: не бойся, только веруй, и спасена будет. Придя же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери. Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань. И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть. И удивились родители ее. Он же повелел им не сказывать никому о происшедшем.

Мы слышим Евангельский рассказ об исцелении кровоточивой женщины и о воскрешении дочери Иаира. Нам явлено чудо любви Христовой — избыточествующей любви, потому что Господь идет по просьбе начальника синагоги Иаира исцелить его болящую дочь, и попутно по дороге совершает чудо исцеления безнадежно больного человека. Эта любовь, эта сила жизни исходит от Него, и она действует непрерывно. Оттого что Он как будто бы замедлил в пути, теряется смысл Его прихода к начальнику синагоги — потому что, что может молитва за человека, когда он умер? И Господь показывает, как велика сила Его любви, воскрешая эту умершую.

Господь идет к Своему Кресту, к Своим страданиям. Все, что происходит в Евангелии с самого начала Его служения, есть описание именно этого восшествия. С тем чтобы мы очевидным, видимым образом могли ощутить, что Христос берет на Себя грехи всего мира. Все страдания, все нужды других людей, будь это душевная или телесная скорбь — чудом Его любви она становится Его собственной нуждой. И Господь исцеляет и воскрешает больную или уже мертвую жизнь.

Когда Христос шел вместе с учениками, такая толпа теснила Его, что трудно было проходить через нее. Среди этой толпы была женщина, которой Закон запрещал там быть: она — нечиста. У нее — непрестанное течение крови. А нечистота опасней всякой болезни. Как написано в книге Левит: «Если у женщины течет кровь многие дни не во время очищения ее, или если она имеет истечение долее обыкновенного очищения ее, то во все время истечения нечистоты ее, подобно как в продолжение очищения своего, она нечиста; и всякая вещь, на которую она сядет, будет нечиста; и всякий, кто прикоснется к ней, будет нечист». В противоположность крови, текущей в наших венах, которая есть жизнь, эта кровь принадлежит области смерти и нечистоты. Как и вся толпа, эта женщина влекома целительной силой Господа. Прикосновение к краю одежды Его оказывается достаточным — исцеление происходит мгновенно. В течение долгих двенадцати лет она страдала кровотечением, и истратила все, что у нее было, на врачей, но никто не мог помочь ей. Вдруг Христос остановился и обратился к народу с вопросом: «Кто прикоснулся ко Мне?» «Наставник, — сказал Петр, — народ окружает Тебя и теснит, и Ты говоришь, кто прикоснулся ко Мне». Но Христос сказал: «Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я почувствовал силу, исшедшую из Меня». Так говорит Он, как будто здесь только одна эта женщина, среди всей громадной толпы. Ответ Петра на вопрос Господа показывает, что он ничего не понимает. Христос говорит о силе, исшедшей из Него. Это сила Самого Бога. Эта чудотворная сила, которой исполнен Господь, скоро будет передана Им двенадцати (Лк. 9, 1—2). В ней — начатки силы Духа Святого, Которого ученики примут только после Пасхи.

Что касается кровоточивой, она объявляет перед всем народом о своей болезни и о мгновенном исцелении. Она трепещет, исповедуя, что нарушила Закон. Край одежды Спасителя напоминает о том, что надлежит исполнять все заповеди Господни. «Объяви сынам Израилевым, — сказано в книге Чисел, — и скажи им, чтобы они делали себе кисти на краях одежд своих в роды их, и в кисти, которые на краях, вставляли нити из голубой шерсти; чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои и были святы пред Богом вашим» (Числ. 15, 38, 40). Мы видим, что вера женщины (а не небрежение о Законе) вела ее ко Христу. И Он с изумлением говорит ей: «Дерзай, дщерь, вера твоя спасла тебя. Иди с миром».

Мы тоже страдаем — если не физически, то духовно — от греха. Один человек страдает от гнева и злобы, другой страдает от скупости и жадности, третий страдает от распущенности, которая толкает его на блуд. Четвертый страдает от пьянства, пятый страдает от тщеславия, которое заставляет его искать пустой земной славы. Шестой страдает от зависти, которая мучает его, когда он видит успех и счастье других. Седьмой страдает от лени и расслабленности. Если каждый из нас испытает себя внимательно, то он увидит, что он страдает от того или иного греха. И самое печальное — что грехи эти у нас изо дня в день повторяются. Вчера мы каялись в них, а сегодня повторяем их снова. Грех — род кровотечения, который никогда не кончается у нас и который постоянно ослабляет нас, обескровливает нас, делает нас полуживыми.

Как кровоточивая женщина в сегодняшнем Евангелии была неисцельно больна, точно так же грехи наши неисцелимы никакими человеческими средствами. Никто, ни один человек, не может освободить нас от греха. Есть только один Господь Иисус Христос, способный исцелить человека от болезни греха и спасти его. Он единый Врач душ и телес наших, Спаситель грешников.

И далее повествование снова возвращает нас к Иаиру. Его молитва ко Господу придти к нему в дом уже не имеет смысла — слишком поздно! Но Господь приглашает его идти дальше естественного разума: спасение, которое Он предлагает, требует только веры. Здесь, как и в слове, обращенном к женщине, спасение и вера связаны друг с другом. В устах Господа они соединяются в одно: «Не бойся, только веруй, и спасена будет». Входя в дом, Господь берет с Собой только трех избранных учеников, свидетелей Его силы, а также отца и мать девицы. «Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная, что она умерла». Все кончено, о чем еще говорить! Этот человек, эта жизнь, этот народ, это человечество — мы достоверно знаем — уже мертвы. Зачем еще ломать комедию?

Как наинской вдове, Господь говорит со властью: «Не плачь!» Воскрешение совершается Его прикосновением к умершей и повелением: «Девица, встань!» «И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть». Мы слышим слова, которые Церковь с самого начала употребляет, говоря о воскресении: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Еф. 5, 14). Как у женщины, страдающей течением крови, чудо совершается мгновенно. Повеление дать есть девице показывает реальность ее возвращения к жизни. Так Сам Господь по Своем Воскресении будет есть и пить с учениками Своими во уверение реальности Своего человеческого тела.

Господь напоминает нам, что вся наша жизнь — это сплошная утрата. Мы все время теряем, а Господь не исцеляет нас, не избавляет нас от страданий, от тревог и смерти. Он хочет нам дать смысл, Он хочет, чтобы мы прикоснулись к Его силе. Чтобы не было этого бессмысленного тупика и отчаяния, в котором живут люди, не прикоснувшиеся ко Христу. Чтобы мы узнали, что в страдании и смерти есть эта жизнь избыточествующая, которую Господь нам принес. Есть эта любовь, которую не может отделить от нас никакая смерть, никакие страдания, потому что Господь присутствует с нами. И когда умирает наш близкий человек, мы должны прикасаться к тому, что Христос совершил и совершает ради этого человека.

Мы знаем, что Христос Своей любовью все совершил и победил смерть и всякое зло. И сейчас мы приходим к Нему в Церковь, и мы знаем, где мы можем прикоснуться к Нему и как прикоснуться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *