Слово в день убиения Великого князя Сергея Александровича

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня день убиения Великого князя Сергея Александровича, супруга преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Феодоровны, и мы молились за Литургией о его упокоении.

Великий князь Сергей Александрович — один из первых новомучеников российских, еще не прославленный. Это был человек, исполненный благочестия и заботы об Отечестве, поэтому у него было так много ненавистников и врагов. Его жизнь, как и жизнь святых Царственных мучеников и Великой княгини Елизаветы, была окружена ненавистью, враждой и клеветой. Как говорит сегодня апостол Иоанн Богослов, «не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас» (1 Ин. 3, 13), потому что прежде он возненавидел Того, Кто является вашим Учителем и Господом.

Мир, лежащий во зле, является местом, где зло раскрывается во всей полноте, поэтому все, что мешает ему на пути возрастания, зло хочет уничтожить. В этом всегда тайна мученичества. В этом тайна любви, к которой призывает нас Господь и о которой говорит нам святой апостол Иоанн Богослов. Главное проявление этой любви мы слышали в сегодняшнем Евангелии, где говорилось о Тайной Вечери, о предательстве Спасителя, об отвержении Его миром, о поругании и предании Его крестной смерти. Это путь, которым проходит всякий, кто хочет быть учеником Христовым, и это есть путь любви к Богу и к людям, не знающим Бога. Апостол Иоанн Богослов говорит, что любовь — это жизнь, а отсутствие любви — это смерть. Неизбежное раскрытие этого происходит, рано или поздно, до конца. «Мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев…» (1 Ин. 3, 14). Тот, кто любит, уже перешел от смерти к жизни, и весь наш земной путь должен быть пасхальным крестным путем перехода от смерти к жизни.

Жизнь дается нам, как возможность научиться любви. Единственный смысл, для чего нам дана жизнь, только этот, потому что все остальное есть распад и смерть, и тьма. «Кто любит брата своего, — говорит нам сегодня апостол Иоанн Богослов, — тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза» (1 Ин. 2, 1011). Он не знает, куда идет и зачем живет, и что значит эта жизнь. Она может в любое мгновение оборваться, и над человеком, который призван Богом жить в свете любви, совершится торжество тьмы.

Эти испытания любви проходили новые мученики российские и святые Царственные мученики. Мы помним последние слова Государя, которые он сказал через свою дочь, Великую княжну Ольгу Николаевну: «Передайте всем, кто любит меня, всем, для кого слово мое имеет значение, что зло, которое в мире, будет возрастать… — что мы и наблюдаем. Эти слова Царь-мученик говорил, когда была, казалось бы, вершина беззакония, и реки крови уже лились. — …Зло будет возрастать, но не зло победит, а любовь!».

Мы знаем, что такой любви, какая была у мучеников, сподобляются немногие избранные, но каждый из нас, оттого что он христианин, Христов, должен идти только этим путем — путем жизни, путем света, путем любви, путем правды, высшее проявление которой есть любовь. И любовь наша должна возрастать подобно тому, как в заповедях блаженства подвиг мученичества, отвержения, поругания, клеветы, которые окружают христианина и весь мир, — является уже высшей ступенью.

Так и на нашем христианском пути мы должны возрастать в любви, помня о том, что не бывает такого дня, когда бы мы не имели возможности ее проявить. И Крест Христов, который является основанием этой любви, всегда присутствует в нашей жизни. Апостол Иоанн Богослов предупреждает, что никакие, самые замечательные слова о любви не могут заменить саму любовь. Любовь должна исполняться всею жизнью христианина в нашем повседневном противостоянии злу мира: противостоянии злу в нас самих и в окружающем нас мире ради спасения наших ближних. Это есть любовь ко Христу и любовь к ближним. Апостол Иоанн Богослов дает нам единственный критерий, единственный признак, по которому можно судить свою жизнь: идем мы этим путем или нет. Он говорит: «Если сердце наше осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего…» (1 Ин. 3, 20). Здесь, во-первых, он ставит нас перед тайной Суда, каждодневного и последнего Суда, на котором и совесть наша будет судить нас. Но насколько больше будет судить Господь!

Мы знаем, как может совесть судить человека, у которого она не сожжена; знаем, что она может создать ему ад уже здесь, на земле. Она может замучить его до смерти. Человек настолько человек, насколько он чуток к требованиям своей совести. Он до тех пор человек, пока не отказывается от жизни по совести и стыду.

Господь знает больше, чем совесть и стыд, которые обличают нас. И когда мы, обличаемые своей совестью, находимся уже в аду стыда, то понимаем, что нет нам никакого оправдания. Но зная, что Господь видит больше, чем глубины нашего сердца, мы не должны приходить в отчаяние. Господь действительно знает все глубины нашего сердца, Он знает нашу печаль, наше терзание в совершенных нами грехах. Он знает нашу ненависть ко греху, видит наше желание избавиться от него и знает наше бессилие в том, чтобы преодолеть его собственными силами. Господь всегда видит глубину нашего сердца, поэтому Он трижды спрашивает апостола Петра, когда восстанавливает его в апостольском достоинстве: «Любишь ли Меня?» — хотя все, что совершил Петр, свидетельствует против него, и совесть обличает его, что он — предатель. Но Господу открыто больше.

Дай нам Господь помнить, что в нашем покаянии всегда должна быть надежда на Бога, видящего глубины нашего сердца. И потому, да будут не только уста наши, не только сердце, но вся жизнь, как призывает апостол Иоанн Богослов, исполнена этого дерзновения: «Господи! Ты вся веси; Ты веси, яко люблю Тя». Эти слова были написаны у Великой княгини Елизаветы Феодоровны (святой вдовы мученика Великого князя Сергея Александровича) в Марфо-Мариинской обители.

И дай нам Бог этим светом Христовой любви, открывающимся для спасения пред лицем всех людей, начать, по дару любви Божией и по нашему ответу на эту любовь, просвещаться до конца, до встречи с Господом в любви, которую Он уготовал нам. Аминь.

Божественная Литургия 17 февраля 1998 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *