Слово в Неделю о Страшном Суде

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

С праздником всех! Как обычно, в воскресенье мы совершаем молебен перед мощами святых угодников Божиих, которые пребывают в нашем храме. Это мощи святых новомучеников и исповедников Российских: патриарха Тихона, священномученика Владимира, преподобномученицы Великой княгини Елизаветы, инокини Варвары и другие святыни, связанные с новыми мучениками. А также частицы мощей святой равноапостольной княгини Ольги, святителей Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, Филарета и Иннокентия Московских, недавно прославленных Церковью, и преподобных отцев Амвросия Оптинского и Силуана Афонского.

Совсем недавно в храме, по милости Божией, появилась частица мощей всегда почитаемого у нас в церкви святого мученика Трифона. Она вложена в чудотворный образ, который хранился во время гонений у верных людей, а сейчас передан нам. Кроме того, мы получили мощи преподобного Зосимы, подвизавшегося в Зосимовой пустыни, с которой была связана жизнь преподобномученицы Великой княгини Елизаветы и многие важные события нашей Церкви в годы гонений.

Много святынь в нашем храме. Недавно нам была передана также частица мощей святителя Феодосия, архиепископа Черниговского, который был прославлен в царствование Государя Николая Александровича в 1896 году и память которого совершает сегодня Церковь. Сегодня же праздник Божией Матери в честь Ее чудотворного образа «Взыскание погибших» и Неделя о Страшном Суде, когда мы призываем заступничество Божией Матери за нас, погибающих и сознающих, что самим нам не устоять на этом последнем Суде Господнем.

Вспоминая о Страшном Суде, мы призываем заступничество за нас святых, которые уже достигли Царства Христова, и вместе с Господом будут судить весь мир. Которые судят его уже сейчас и заступаются за нас пред Господом, ходатайствуя о нашем спасении.

Тайна Страшного Суда открывается нам в сегодняшнем Евангелии. Этот Суд, последний и страшный, многим представляется отвлеченно-далеким, в то время как Господь близ всегда. Он на Престоле Божием, одесную Бога-Отца. И в то же время Он присутствует в жизни каждого человека. Но особенно Он присутствует в нашем мире, где все перевернуто. Он присутствует среди тех, кого мир отрицает, кого он уже не принимает в расчет: среди одиноких, старых, безнадежно больных, сумасшедших, заключенных в темницы людей. Присутствует и среди тех, кого хвалит мир, и среди тех, кто имеет большой земной успех, но которым, тем не менее, несмотря на всю поверхностность их жизни, иногда раскрывается неподдельный страх перед подлинными глубинами жизни.

В этом перевернутом мире, где действительно перевернуты все ценности, где искажены все понятия, проходит великий путь Христов и наш с вами. Именно через этих людей, о которых, прежде всего, говорит Христос, Господь призывает нас преодолевать всякую иллюзорность наших представлений об этом мире. Он призывает нас понять, что эти люди — наше место не только здесь, но и в вечности, наше место одесную или ошуюю Бога-Отца. И именно через этих людей, через тайну Своего Воплощения раскрывается нам наш Господь — Творец, Промыслитель и Судия. Но особенным образом Он раскрывается потому, что принял зрак раба и стал всем слугою: Он умывал ноги Своим ученикам и прошел через ужас человеческой смерти. И именно это сильнее всего влечет нас к Нему.

Оттого, что Он приобщился всем человеческим страданиям, всякой скорби, всякой умаленности человека, Он раскрывает нам Свое величие и Свою славу. Оттого, что Он приобщился нашей смерти, Он раскрывает нам победу Воскресения, к которой Он ведет каждого человека. И оттого, что Он все это совершил, Он и нас зовет приобщиться тому, что стало с Ним. Он стоит за всеми этими людьми.

Он стал нищим — Тем, Который просит у нас подаяния каждый день, с тем, чтобы сказать нам: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня…» (Мф. 25, 3435). Он приобщился самой смерти для того, чтобы открыть нам славу Воскресения, и для того, чтобы мы узнали, что здесь полнота любви, о которой Священное Писание говорит: «Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти» (1 Ин. 3, 14).

Вот тайна Воскресения, к которой мы причастны. Это тайна последнего Страшного Суда, всеобщего воскресения мертвых. И это есть единственный Суд, который понятен всякому человеку, и не может быть непонятен, если в нем осталось хоть сколько-нибудь человеческого.

Как может человек приобщиться этой тайне? Мы знаем, что святые мученики кровью своею заплатили, чтобы купить Царство Небесное. Преподобные отцы-пустынники подвигами воздержания и молитвы стяжали эту благодать Духа Святаго.

Но каждому, без исключения, человеку, где бы он ни был, в каких бы обстоятельствах ни находился, дается возможность через простую человеческую помощь (через то, чтобы накормить голодного, напоить жаждущего, посетить больного, навестить заключенного в тюрьме), приобрести те же самые дары, которые святые купили такою дорогою ценою. Эта возможность дается нам повсюду. Она дается на каждый день и на каждом шагу. Вся человеческая жизнь соткана только из этого, она дает нам эту возможность беспрерывно. И если мы с вами отвергаем через повседневную обыкновенную простую заботу о другом человеке возможность приобрести непостижимый дар Христов: Его победу над смертью, — то это значит, что мы не просто отвергаем тех людей, которых Господь нам посылает каждый день и непрерывно, но мы отвергаем любовь Христову, мы отвергаем Его Крест и Его Воскресение. И что нам тогда остается?

Страшный Суд, о котором возвещает сегодня Господь, отличается одной интересной особенностью: в словах осуждения неправедных не говорится о страшных нераскаянных грехах неверия, блуда, воровства, колдовства, убийства, а перечисляется все то же самое, что совершили праведники, с прибавлением одного единственного слова — «не». Это означает, что грехи «неделания» не менее гибельны, чем самые страшные грехи, какие только могут быть. И все евангельские притчи о Суде говорят нам только об этом. Неразумные девы не принесли елея, не смогли этого сделать. В притче о милосердном самарянине рассказывается о священнике и левите, которые прошли мимо раненого человека, не оказав ему никакой помощи, в то время как другой путник явил прообраз Самого Христа Спасителя, Который будет судить на последнем Суде. И раб неверный не умножает свой талант, зарывая его в землю, и поэтому оказывается отверженным от Бога на Суде. И все, которые не послужили страждущим душою и телом, оказываются отринутыми Господом на Страшном Суде.

Этот последний Суд очень таинственный и сокровенный. Наступает время, когда Царство Христово и царство диавола отделяются полностью. Но до тех пор, пока этот час не пришел, никакое исследование, никакое человеческое знание не в состоянии определить, где проходит это последнее разделение, которое принадлежит только Христу и которое происходит непрерывно, даже если люди уже не принимают это в расчет. Дай Господь нам серьезно задуматься сегодня об этой тайне жизни. Дай Господь нам понять, что для «торжества зла в мире», из-за которого гибнут столь многое множество людей, требуется одно-единственное: чтобы хорошие люди ничего не делали. Это «неделание» мы сегодня особенно всюду видим.

Мы говорим, что ложь и бесстыдство во всем мире, особенно в нашем Отечестве, давно перешли все границы. Но есть нечто худшее: когда мы видим умственный, нравственный и духовный паралич народа. И еще ужаснее, когда этот паралич касается нас, верующих людей Церкви Христовой. Отсутствие нормальной реакции вызывает большее беспокойство, чем даже действие зла, потому что оно выдает состояние ослабленности организма, который пассивно, не сопротивляясь, переносит диавольское нашествие. Мы принадлежим с вами к Церкви новомучеников и исповедников Российских и поэтому не имеем права «умывать руки» там, где происходит растление души народа, где льется кровь невинных людей.

«Время начаться суду с дома Божия…» (1 Пет. 4, 17), потому что Церковь отвечает за себя и за всех в мире. И если мы не способны послужить одному из малых сих, мы не способны, конечно, послужить и Христу. Насколько больше душа тела, настолько больше должна быть наша забота о том, что происходит сегодня с душами миллионов людей. И если нет в нас любви к людям, если мы не можем этого сделать, то что мы услышим на этом последнем Страшном, воистину, Суде? Он Страшный именно потому, что страшен своей беспредельной, бесконечной любовью и простотою — этой бесконечной возможностью, которую Господь всегда дает нам для спасения. Но только любовь, о которой говорит нам сегодня Господь, и сможет устоять на этом Суде. И если мы этой любви не имеем, то мы вне Царства Христова и сейчас, и вовеки. Аминь.

Божественная Литургия 18 февраля 1996 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: