Слово на третьей Пассии. Евангелие от Луки

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Еще одна служба страстям Христовым прежде, чем наступит Страстная неделя. Это напоминание нам того, чтобы мы всегда хранили в своем сердце самое главное — память о том, что произошло на нашей земле и что происходит сегодня; память о том, что на этой земле не нашлось места Богу, и о том, что происходит, когда человек забывает о Нем.

Снова и снова мы читаем страницы Евангелия и ужасаемся, видя как люди, которые призваны к служению Господу, ищут изо всех сил и всякими ухищрениями сделать все, чтобы убить Того, Кто является Богом. Верные ученики Христовы: те, которые были свидетелями Его великих чудес, те, которым Он открывал самые сокровенные тайны жизни, вследствие этого забвения тоже оказываются столь помраченными, что в страхе рассеиваются. Сгущается такая тьма, что предательство Иуды, который лобзанием предает Сына Божия, означает именно присутствие в нем сатаны, как и говорит Евангелие. И это — присутствие сатаны вместо Бога во всем роде человеческом, хотя все происходит как бы обыденно, все предельно просто и как будто бы «ничего такого особенного», а так, «как всегда бывает», когда совершается грех.

И Пилат, и Ирод, каждый по-своему, совершают свое предательство, свое отвержение Господа. Ирод хотел с радостью послушать, что расскажет Христос, потому что ему было очень интересно узнать об этом Человеке, непосредственно увидеть Его, и особенно — когда Он говорит о Боге. Ничего, кроме внешнего любопытства, мы не видим у Ирода, поэтому он хочет превратить Христа в посмешище, одевая Его, как шута, в светлую одежду, с тем, чтобы просто посмеяться над Ним. Но за образом этого человека нам раскрывается очень многое из того, что происходит, на самом деле, со многими людьми.

Как много таких людей, которые так относятся ко Христу, которые видят в Нем то, над чем можно посмеяться, то, чем можно утешить свое слепое бездушие. Или, может быть, Ирод воспринимает Христа просто как человека, который не имеет никакого значения, как бы говоря, что это слишком незначительный человек, в то время как перед ним стоит Тот, Кто имеет самое главное значение для каждого человека. И здесь нам одновременно напоминание (как и во всех Евангельских событиях) о том, что всякий человек, с которым нас связывает жизнь, являет собой присутствие Самого Христа. По крайней мере, об этом говорит Господь на Страшном Суде. И когда мы исключаем человека, как ничего не значащего, из нашего серьезного общения, то мы где-то приобщаемся к этому темному суду Ирода.

Пилат осуждает уже Христа не как Того, Кто «дерзко» называет Себя Богом, и не так, как синедрион, который за это «богохульство», как казалось членам синедриона, и за «кощунство» предал Христа смерти. Здесь обвинение чисто политического характера: что Он не хочет платить дань кесарю, что Он называет Себя Царем. Для иудеев понятно, что все их рассказы о религиозных подробностях, которыми они живут, не произведут на Пилата никакого впечатления, поэтому политическое обвинение имеет для них главнейшее значение. И во все последующие времена христиане всегда, прежде всего, как и Сам Господь, обвиняются как противники кесаря, то есть как политические преступники. Во все последующие времена и, в том числе, во времена, когда явился сонм новомучеников и исповедников Российских.

Эти люди — Пилат и Ирод, которые враждовали до этого между собою, становятся друзьями. Вот это — новое единство, которое образуется уже не в Боге, а в сатане. Люди, замышляющие зло, оказываются более едиными, чем те, кто стоят за добро и правду. И этот процесс все очевиднее происходит в истории рода человеческого. Мы знаем, что он завершится объединением всего человечества под властью «человека беззакония» — антихриста. И в этой тайне, в этих страшных таинственных событиях у Креста мы можем уже читать прообразы того, что будет — прообразы всех путей рода человеческого. И то, как эта толпа выходит навстречу Христу, вооруженная дрекольями, и все, что вслед за этим происходит, и крики всех «Распни Его», в то время как ученики Его рассеиваются — все это одновременно пророчество о времени антихриста.

И, тем не менее, победа Христова — на Кресте. Она присутствует во всем, в каждой подробности. И, прежде всего — на самом Кресте, когда тьма покрывает землю от шестого часа до девятого, оттого что солнце, «не терпяще видеть» этого беззакония, скрывает свои лучи. Эта тьма как бы свидетельствует, что всякий раз, когда на земле отвергается Христос, на ней становится темно. И слово Господне «имеющие очи видеть, да видят» сказано о тех, которые видели Христа на Кресте, когда на Кресте раздирается Тело Христово, разрывается церковная завеса от верхнего края до нижнего. То есть именно та тайна Бога невидимого, неприступного, которая становится открытой для всех, имеющих очи, когда на Кресте является Божественная любовь во Христе.

«Видевший Меня, — говорит Господь, — видел Отца» (Ин. 14, 9). И эта жизнь делается доступной всякому человеку. Господь спасает всех, кто прикасается к Нему как бы внезапно, — тех, которые среди этого ужаса и мрака, еще не сознавая, что происходит, постепенно входят в эту тайну. Как прикасается к этой тайне Симон Киринейский, как бы случайно прибывший на день Пасхи в Иерусалим для того, чтобы принять участие вместе со всеми в этом великом торжестве, и которого римские воины заставляют взять крест Преступника, ведомого на казнь. И Симон, в отчаянии, что вместо участия в Пасхе Господней вынужден заниматься таким позорным делом, принимает на себя это бремя, не сознавая того, что участвует в несении самого Креста Господня.

О нем сказано в Евангелии от Марка, что это был отец Александра и Руфа — неких людей, очевидно, известных всей Церкви, иначе они не упоминались бы в Евангелии. Может быть, тех, о которых апостол Павел говорит в своем Послании к Коринфянам: о некоем Руфе и его матери, которая является его (апостола Павла) возлюбленной духовной матерью. Видимо, так открылась этому человеку тайна того, к чему он прикоснулся (как будто бы случайно оказавшись здесь, на этом поле), так что все его семейство стало известно Церкви именно как причастное самому Кресту Христову. Как бы случайно находит людей Господь, во всех обстоятельствах жизни сердца всех испытующий, и влечет к Себе, избирая некоторых, и открывает им тайну Своего спасения.

Сегодняшнее Евангелие от Луки говорит нам о благоразумном разбойнике, который вместе с другим разбойником был распят за преступления, совершенные им. Он рядом со Христом переносил свои страдания и вместе с другим — неблагоразумным разбойником — вначале хулил Господа. Но вдруг что-то коснулось самой глубины его сердца, и он произнес эти знаменитые слова: «Помяни мя, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23, 42).

Каждый из нас всегда произносит эти слова со страхом Божиим и надеждой, потому что каждый, кому открывается его жизнь в свете Христовом, знает, что ему нет оправдания, и он может сказать только, что осужден справедливо, что достойное по делам своим приемлет. Не только земные скорби, которые ему посылаются здесь, на земле, не только саму смерть, но и вечное отвержение от лица Божия. И одновременно, этот распятый грешник, этот разбойник благоразумный может видеть, что Праведник, в Котором нет никакого греха, никакой тьмы, страдает невинно, исполненный любви и сострадания к тем, кто рядом с Ним. Молитва этого человека, висящего рядом со своим Спасителем на кресте: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем» в час, когда лучшие ученики разбежались и отреклись от Него, когда, можно сказать, весь род человеческий отрекся от Своего Бога, и никто не устоял среди этой торжествующей власти тьмы, — стала молитвою всей Церкви.

Много есть на свете такого, о чем можно сказать, что уже слишком поздно, что это нельзя изменить (и почти обо всем так можно сказать). Но молитва благоразумного разбойника стала надеждою, что есть одно, о чем можно всегда сказать — пока жив человек, пока бьется у него сердце, еще никогда не поздно обратиться ко Господу и сказать эти слова всем своим существом: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». И Господь скажет: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43).

Мы проходим эти дни подготовки к Страстной неделе и слышим утешение Господне в Крестопоклонную Неделю — слова Христовы: «Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие», пришедшее в силе (Лк. 9, 27) — слова, подобные тем, которые Он сказал благоразумному разбойнику. Эти слова обращены, конечно, не только к тем, которые стоят около Христа, и не только по поводу того, что некоторые из Его учеников увидят Преображение Господне и станут свидетелями Его победы над смертью, увидев Его Воскресение. Слово Евангельское обращено лично к каждому из нас. Каждое слово.

Господь и сегодня говорит, что есть некоторые из здесь стоящих, которые не вкусят смерти, как увидят Царство Божие, пришедшее в силе. Между Царством Божиим и между нами стоит наша смерть, и стоит этот путь Господень, Его страдания, к которым мы имеем возможность приобщаться в Церкви Божией во все эти святые дни. Слово Христово — не слово человеческое, и если Господь так говорит, то оно исполняется. Оно исполнялось уже с тысячами и миллионами людей, которые слышали эти слова утешения. Господь и сейчас говорит с нами. Он знает, кому будет дано увидеть Царство Божие, когда придет Пасха Христова, и кому будет дано увидеть Царство Божие прежде, чем наступит смерть каждого из нас. Тому, кто отвергнется себя, кто возьмет крест свой вместе со Христом, подобно Симону Киринейскому и подобно разбойнику благоразумному, будет вместе с Ним.

Дай нам Господь услышать Евангелие, которое мы с вами слышали сегодня, и это обетование Христово и со страхом Божиим продолжить наш путь к неделям страдания нашего Господа, к Пасхе Его Святой. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов

Вечерня 24 марта 1996 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: