Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — февраль 2019 г.

Иногда создается впечатление, что некоторые христиане ни во что ставят материальную сторону жизни. Главное для них — духовное. Мне приходилось видеть такую действительно «ревность не по разуму», когда глава семьи жертвовал большую часть зарплаты в монастыри, в то время как его детям постоянно на что-нибудь не хватало. При этом такие люди ссылаются на слова Писания: «Не можете служить Богу и маммоне». Возможно ли обрести здесь равновесие, и существует ли оно? Ведь рассудительность, как известно, это то, что прежде всего следует иметь в христианской жизни.

Н.И. Озеркова, г. Тверь

Рассудительность — да. Она должна идти впереди всего. Но обретается она только в решимости подлинно следовать за Господом. Только так может установиться истинный порядок во всех наших оценках.

Разумеется, плохо, когда земное, и наша ответственность за него как бы перестает существовать для нас. Но еще хуже, когда забота о земном благополучии вытесняет все. Христос пришел, чтобы соединить небесное с земным. Но когда земное идет впереди небесного, постепенно разрастается корень всех зол — «маммона неправды», как определяет Господь это явление. Чудовищные примеры бесстыдно разбогатевших на нищете народа — у всех на глазах. Вот где настоящая маммона. Маммона — деньги, персонализованные и сакрализованные. Если с этой стороны посмотреть на историю человечества, где все определяется только земными интересами, то она вся предстанет безнравственной, поскольку строится на деньгах. Достаточно упомянуть революцию 1917 года и то, к чему она привела. Но это, как видим, еще не предел.

Господь зовет Своих учеников к более глубокой и энергичной жизни в осуществлении своего призвания. Невыносимо слышать, что «сыны века сего» так блистательно преуспевают в своих бесчестных делах, в то время как «сыны света» порой слишком мало — в своих. Если Царство Божие — ваша цель, столь же желанное, как богатство для «сынов века сего» — тогда делайте, как они: употребляйте для этого весь ваш ум и все ваши силы. Только так, повторим еще раз, вам будет дано просветиться подлинным разумением происходящего и обрести настоящее равновесие.

Здесь второй урок относительно денег: в ваших руках — адский огонь. Это бомба замедленного действия, как сказали бы сегодня. Так спешите же избавиться от нее, говорит нам Христос: отдавайте ваши богатства нищим, нуждающимся — осчастливьте себя этим. Они станут вашими друзьями, которые примут вас в Царство Божие, поскольку, вероятно, они достигнут его раньше вас.

Это и есть все или ничего Христово. «Никто не может служить двум господам. Не можете служить Богу и маммоне». Заповедь Господня радикальна и всеобъемлюща. Мы должны принять ее такой, какая она есть, или оставить ее. Она зовет нас все оставить, чтобы следовать за Ним, отказаться от всего и выпустить из рук, отцепиться от всего, даже от того, что считается священным в нашем мире. Это деньги, это всякого рода богатство вообще. Ученик Христов должен прежде всего поставить Бога в центре своей жизни и всякого своего выбора, вырвать с корнем любовь к деньгам — то самое сребролюбие — и открыть глаза на нищих и принять их в расчет. И затем, когда он по-настоящему встанет в сердце своего бытия, затем ученик Христов должен принять всю ответственность в мире таком, каков он есть, с его экономическими законами и материальной реальностью, учитывая нужды своей семьи, с хранением личного равновесия. Но при этом он не должен брать своей рукой у Бога то, что он отдал другому. Будут идти бесконечные дни, когда он должен будет делать выбор, принимать решения, которые могут казаться нерациональными, защищать то, что может выглядеть утопическим. Но Господь никогда не забывает Своих. «Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба», — любил всю жизнь повторять святой праведный Иоанн Кронштадтский слова псалма, все более входя своими необыкновенными подвигами милосердия в тайну любви Христовой.

Будем постоянно испытывать себя. В день раздела наследства, такого, как например у евангельского богатого юноши, как будут вести себя те, которые исповедуют, что их сокровище на небесах?

Дорогой отец Александр! В одной из своих книг Вы пишете, что народ без Христа превращается в толпу. Вопрос: как выйти из толпы? Кажется, ответ ясен: быть со Христом. Но все-таки, нельзя ли сказать об этом более наглядно и подробно?

Е.А. Красноперов, г. Калуга

Преодоление обезличивания человека совершается благодатью Божией. А благодать, по дару Христа, как Он Сам говорит, дается только молитвой и постом.

Прежде чем начнутся подготовительные недели к Великому посту воскресным Евангелием о мытаре и фарисее, в Церкви читается Евангелие о Закхее, где, мне кажется, очень наглядно и подробно дается ответ на Ваш вопрос.

Закхей принадлежит к разряду грешников и мытарей. Хуже того — он начальник мытарей, но он еще к тому же богат, и мы знаем, каким препятствием может быть богатство, чтобы пробиться ко Христу. «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19, 24).

Однако первое препятствие, какое встречает Закхей на своем пути, это толпа. Закхей маленького роста и не может из-за толпы видеть, кто есть Иисус, и, естественно, не может быть увиденным им. Как мальчишка, начальник мытарей бежит, обгоняя толпу, забывая о своем положении и достоинстве, чтобы взобраться на дерево. И он вовремя успевает, потому что проходит Христос и поднимает глаза к нему.

Святая Церковь призывает нас накануне Великого поста задуматься об одной из главных преград, отделяющих нас от истинной жизни. Каждый человек, как бы он ни был высок, — Закхей: «маленького роста» не только физически, и ему не видать Христа, пока он не выйдет из толпы.

Что такое толпа? Колеблющаяся, изменяющаяся, как море, стихия, и как море, поглощающая все. Любая толпа страшна своей переменчивостью и почти естественной готовностью раствориться в безликой лжи. Что скажут одни, стоящие впереди, то повторяют все. Толпа — это «мнение», которое довлеет над людьми, так называемое «общественное мнение». Она легко превращает всех в однородную массу. Человек теряет себя, он повторяет то, что говорит толпа.

Как это знакомо нам из недавних наших лет: людей сажали, расстреливали — «знать об этом не хотим!» Как ничего не изменилось сегодня: народ растлевают, уничтожают — «слышать этого не желаем!» Толпа не хочет задумываться, анализировать: так надежнее, спокойнее — «как партия сказала!» Как скажут теперь те, кто у власти. Существует особенная опасность для русского народа — стать толпой.

Человечество становится толпой по мере того как оно, отрываясь от Бога подчиняется злу и смерти. В общем, все люди до определенного момента представляют из себя толпу, даже если их собирается только двое или трое. Вот характерный, рассудительно-благодушный разговор в сквере на лавочке особ почтенного возраста, наблюдающих, как матерятся мальчишки: «Мы теперь не имеем права им ничего говорить. Это им теперь разрешено». Типичный образ сознания толпы: «Теперь это узаконено». Убивать будут, как убивали недавно, — толпа промолчит или ликующе одобрит.

Толпа страшна тем, что она может любого оклеветать, поднять на смех — каким смешным был для нее бегущий по улице, карабкающийся на дерево коротышка Закхей! И толпа может любого возвысить. Толпа ищет кумира, и та же толпа того, кого она приняла, может через минуту отвергнуть. Ведомая самыми дурными инстинктами, масса людей превращается в стадо, которое завтра, быть может, поведут в цирк смотреть, как христиан отдают на растерзание львам. А может быть, поведут на свою же собственную бойню. Когда масса людей превращается в стадо, бесы могут вселиться в толпу и низринуть ее в бездну. Недаром физически страшным бывает порой попадать в толпу — могут растоптать. И точно такое же может произойти морально.

Как выйти из толпы? Надо решиться на поступок. Этот поступок — не быть как все, когда все — толпа. Но этого недостаточно. Многие шли до конца в своем отрицании толпы и остались в еще большей пустоте, в еще более страшном аде одиночества. Проклиная толпу, они прокляли в конце концов жизнь, все человечество. Да, пока человек не увидит Христа, он так или иначе остается «человеком толпы». Надо иметь мужество сопротивляться навязываемой толпою тьме и сильное желание вырваться из нее, и это может быть осуществлено, только когда человек устремлен к самому главному смыслу.

Как говорит блаженный Августин, мы видим Бога, потому что Бог видит нас. Не мы первыми возлюбили Его, а Он нас. Если бы Христос не заметил Закхея, не обратился к нему, жизнь начальника мытарей озарилась бы на какие-то мгновения надеждой и опять бы погасла во тьме. Но для того и пришел Христос в Иерихон, чтобы найти в нем Закхея. Никто не может потеряться в какой угодно толпе, и, как говорят святые отцы, когда мы делаем шаг навстречу Богу, Он делает, по крайней мере, десять шагов навстречу нам. Или, как сказал один проповедник, Закхей поднялся на два метра в земное небо, и Небо небес тотчас сошло к нему.

«Закхей, сойди скорей, ибо Мне надобно быть у тебя в доме», — говорит Господь. Все определяется этой новизной, этим присутствием Господа. Ветер чудный вымел все, что было его, он больше не может сказать: «Это мое: мое знание, моя вера», ибо все принадлежит Богу. Раньше он заботился о накоплении богатства, а теперь — новая жизнь. Все прежнее кончилось, он отказывается от всего, чтобы дать место новому богатству. «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19, 8). Все еще как будто — по слову Предтечи, обращенному только к естественной справедливости: «У кого две одежды, тот дай неимущему» (Лк. 3, 11), но уже богатство для него — нищета, и нищета — богатство, и смысл имеет только жизнь, отданная до конца Христу.

Воистину, толпа — стены Иерихонские на пути ко Господу. Если ты хочешь узнать, как сила Божия может все одолеть, вспомни Иерихон, как его стены пали не силой меча или орудия осады, а победным криком во имя Господне.

Та же сила Господня всегда принадлежит всякому немощному человеку. «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Мф. 18, 11), и мы, погибающие, ищем Его, мы, мертвые, приобщаемся Его жизни. От этой близости Божией вся сила перемен. Невозможное становится возможным — тот, кто был мертвым, становится живым. Христос всегда посреди грешников, исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. Он всегда посреди толпы, даже если эта толпа сменяет крики «Осанна!» на крики «Распни Его». Закхей, исполненный ликования, теперь может сам войти в любую толпу. Теперь кому-то другому, не ему, она не дает увидеть Христа, как слепому в Иерихоне при приближении Господа велит замолчать. Может быть, от исцеления Закхея, как от прозрения иерихонского слепого, совершится большее чудо — толпа станет народом. И те, кто с темным ропотом говорили о Христе, что Он ничего не понимает, потому что вошел к Закхею, грешному человеку, теперь, как после чуда прозрения сидящего у дороги слепого, с изумлением скажут: «Бог посетил народ сей».

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.