О Духе Святом и огне

Слово на отдание праздника Богоявления

Богоявление

Путь, ведущий к Иоанну Предтече, не был завершением. И крещение в водах Иордана, которого искали многие иудеи, не было решающим. Иоанн Предтеча не скрывал этого. За ним идет Другой, Сильнейший Его, Которого Он недостоин. И после его крещения в воде, их ждет второе крещение — Духом и огнем.

Образ Мессии, о Котором проповедует Предтеча, был знамением внимающему ему народу. Это Судия, отделяющий в конце времен пшеницу от плевел, которые Он сожжет огнем неугасимым. И здесь — впервые образ огня, уничтожающего все, что не может храниться в житницах Царства Небесного.

Тот же образ огня возникает снова, когда Предтеча говорит о втором крещении, которое Мессия совершит «Духом Святым и огнем». Вода Иордана имеет только временное значение. Она — только знамение, ведущее к страшной правде Царства Божия, которую являет Христос. И точно также Иоанн — только Предтеча, который должен умаляться, отступить в сторону, когда Мессия придет.

Дух Святой был с самого начала, с начала первого творения, когда Он носился над водами, над еще бесформенной материей (Быт. 1, 2). Он не может не быть сейчас, когда Дыханием Божества рождается новое творение, сыны Божии. Таинственное Дыхание, подобно ветру, который может быть легким дуновением или страшной бурей, и не знаешь, по слову Христову, откуда Он приходит и куда уходит (Ин. 3, 8). Ничего не знаешь, кроме того, что Он приносит в сердце жизнь Самого Бога.

Образ огня, раскрывающий действие Духа Святого на человека, также таинственен, и также различен. Святой Иоанн Предтеча говорит только об одной из возможностей этого действия: огонь уничтожает в человеке все, что мешает ему открыться навстречу Христу. Не богатых уничтожает, не их богатства, но их самодостаточность. Не сборщиков налогов, не налоги, но неправедные приобретения и страсть к наживе. Не воинов, не профессию военных, но ужасы войны и жажду добычи.

Ибо огонь Духа Святого — разрушающий и уничтожающий — только малая часть того, что Он совершает. Он разрушает, созидая, чтобы дать место истинной жизни. И Он никогда не разрушает, предварительно не явив созидание. Прежде чем очистить золото от примесей, возжигают огонь. Точно также действует Дух Святой в человеке. Прежде чем устранить из сердца то, что не может продолжать существовать вместе с Божественной жизнью, Дух Святой возгорается в нем и смягчает его. Ибо только вложив в глубину сердца от Своей кротости и Своего тепла, Дух Святой преображает крещеного человека и делает из него новое творение, сына Божия в Единородном Сыне Божием, молитва и дыхание которого соединяется с молитвой и дыханием Духа Святого, взывающего в глубине сердца: «Авва, Отче» (Рим. 8, 15).

В день нашего крещения мы уже приняли крещение Духом Святым и огнем. Но эта новая жизнь большую часть времени остается сокрытой в нашем сердце. Дух Святой уже присутствует в нем со Своей кротостью и теплом, и со Своей силой, готовой поглотить все, что отделяет нас от Царства Божия. Но эта малая мера Его действия в нас не может удовлетворить нас. Мы всегда желаем большего — чтобы весь огонь Духа Святого проявился в нас, в личной жизни каждого из нас, в христианской общине, к которой мы принадлежим, и во всей Церкви. Господь наш Иисус Христос, пришедший к нам, не защитит ли Духом Своим Святым избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь (Лк. 18, 7)? Ибо не мерою дает Духа возлюбивший нас Бог (Ин. 3, 34).

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.