Суть нашей веры

Слово в неделю 20-ю по Пятидесятнице

Сегодня проповедь Церкви — о любви к врагам. Любить врагов своих человек не может. Нельзя сказать: «Я люблю того, кого я ненавижу». Но мы должны любить наших врагов. Что значит — наших врагов? На самом деле, как говорят святые отцы, есть только один враг для христиан — враг Божий, противник, клеветник, сатана, диавол. Если мы враждуем с людьми, ненавидим их, мы находимся во власти диавола, и нам не вырваться из этого ада, пока не научимся любить друг друга. Однако ведь Христос употребляет все-таки слово «враги», имея в виду людей, с которыми мы вступаем в такие отношения. Христос не хочет восстановить нас друг против друга в ненависти, но Он пришел, чтобы опрокинуть столы торгующих в храме, нарушить мир злых и нечестивых — сатана должен быть сокрушен. Проповедь о любви к врагам не может означать согласия с их ложью, с их бесстыдством.

В нашей христианской жизни нам не избежать конфликтов. Оттого что мы — христиане, мы в самом центре противостояния добра и зла, и мы должны быть готовы к любому отвержению, любому гонению и ненависти мира. «Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего» (Мф. 10, 24). Как часто мы склонны думать по-другому! Мы не ждем распятия за проповедь Христа, как раз напротив — мы надеемся на одобрение, восхищение, уважение, принятие нас миром. И не только тогда, когда малодушно, под предлогом любви, покрываем зло, вместо того чтобы обнажить его, но даже тогда, когда обличаем это зло бесстрашно и вдохновенно, не достигая тем не менее того, о чем говорит Христос. Победа Христовой любви совершается ценою Креста и Воскресения. «Сие сказал Я вам, — говорит Христос, — чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь — вам будут противостоять тысячи врагов, — но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16, 33). Назвать Себя победителем и пригласить нас вкусить в Нем победный мир, когда враг побеждает и готов до конца сокрушить Его, — вот тайна заповеди, о которой возвещается нам сегодня. Господь — Агнец посреди волков, которые растерзают Его и пожрут, — желает вдохнуть в нас мужество, чтобы мы ничего не боялись.

Когда все человеческие соображения умолкают, вся наша жизнь должна быть обращена к этой тайне. Наше призвание — привести Христа во все обстоятельства нашей жизни, чего бы это нам ни стоило, любой ценой, и цена эта — Его Голгофа, но также и наша. Как не можем мы снова родиться, не умерев для себя, так не можем участвовать в победе Христовой, не будучи готовыми разделить с Ним опасности испытания — не взяв своего креста.

Любовь к врагам — это дар Христовой молитвы за всех распинающих Его на Кресте. Потому блаженный Августин говорит, что любить врагов — значит молиться за них. И все святые отцы учат нас прежде всякой молитвы возносить молитву о наших врагах. Если мы хотим быть услышанными Богом, мы должны начинать нашу молитву с молитвы о ненавидящих нас. «Ибо и грешники — те, кто не знает Христа, — любящих их любят», свидетельствуя, что свет в человеке, каков бы он ни был, не совсем погас. Любовь к ближнему в них может быть даже иногда любовью к Богу, Которого они не знают, но пока эта любовь не достигает Божия измерения, жизни избыточествующей Пресвятой Троицы, по-прежнему царствует в нас и в мире ненависть, смерть и разрушение. «Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность»? А по-славянски сказано еще яснее: «Какая вам благодать?»

Только любя врагов, можем мы получить благодать, стать причастниками победы Христовой. Всей греховностью своего естества мы сопротивляемся этой заповеди, которая означает крест. Человек не может сам стать крестом, и Бог приходит к нему на помощь — на Кресте и прежде Своего восхождения на Крест. Будучи безгрешен, Христос молится в Гефсиманском саду, чтобы эта чаша миновала Его. Чаша содержит страдания, она должна быть опустошена до последней капли своей горечи. Он отдает Свою жизнь до конца за избавление мира. Отныне существует ничем неразрушимая связь между Богом и человеком, между Сыном Божиим и грешниками, между искупительными Его Страданиями и нашей враждой друг с другом. Оттого что мы спасены Христом, можем мы быть приобщены высшей Божественной любви.

Вскоре после революции 1917 года митрополиту Московскому Макарию, беззаконно удаленному с кафедры Временным правительством, мужу поистине «яко единому от древних», было видение: «Вижу я, —рассказывает он, — поле, по тропинке идет Спаситель. Я — за Ним, и все твержу: «Господи, иду за Тобой!» — а Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает: «Иди за Мной!» Наконец, подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: «Иди за Мной!» — и вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся. Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит государь Николай Александрович. Спаситель говорит государю: «Видишь, в Моих руках две чаши. Вот эта — горькая, для твоего народа, а другая, сладкая, для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся.

Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это время говорит: «Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен»». В чем тайна силы молитвы государя? В вере в Господа и в любви к врагам. Не за эту ли веру Сын Божий обещал такую силу молитвы, которая может двигать горами? И сегодня мы снова и снова размышляем о последнем напоминании святого царя: «Зло, которое в мире, будет еще сильней, но не зло победит, а любовь».

Человек не может сам стать крестом, он может только нести какие-то свои страдания, но его собственная молитва может соединяться с молитвой ближнего, Церкви, всех мучеников, всех святых, с молитвой всех грешников, которые надеются на Крест Христов. Никто не живет один. Каждый человек для христианина — ближний, как святой, так и грешник. В благодати и любви Пресвятой Троицы он призван носить всех, потому что сам носим этой любовью Бога и других людей. Все дано христианину, и он может давать только то, что ему дано. Все, кто молится, кается, страдает, противостоя нечестию и лжи, устремлены к этой любви.

В мире вражды скоро явится человек, глаголющий себя превыше всего, «которого Господь Иисус убьет духом уст Своих» (2 Фес. 2, 8). Как достигнуть нам духа любви, которым поражаются враги Христовы? В мире, где все терпят поражение в ненависти, «кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?» — говорит апостол Иоанн Богослов (1 Ин. 5, 5).

Как понятно раскрывает Господь суть нашей веры! Любить тех, кто не любит нас, делать добро тем, кто не делает нам добра, давать тем, от кого не надеемся получить обратно, — быть по дару Христа божественными, уподобляться крестом Богу. Любить грешников, потому что и грешники любящих их любят, потому что, как говорит блаженный Августин, ближний, которого ты ненавидишь, и которого считаешь своим врагом, на самом деле — твой брат.

Протоиерей Александр Шаргунов

12 октября 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *