Добрый человек — это тот, кто смерти не боится

Слово на Троицкую родительскую субботу

Царство Небесное, вечная память всем усопшим, о которых молится сегодня святая Церковь накануне праздника Пресвятой Троицы. Каждый человек сотворен Богом для вечной жизни, для радости в Боге. И в то же время мы знаем — не только по откровению Церкви, но и по своему собственному опыту — о судьбе отшедших отсюда людей. У нас с ними общая участь. После отпадения от Бога и поражения грехом наше тело стало походить на плохо построенный дом с почти разрушенным основанием. Никакой косметический ремонт не помогает — дом постепенно разрушается, пока не развалится совсем. Слово Божие говорит о бедственном состоянии человека, имеющем такой ненадежный фундамент: «Разлились реки, подули ветры, и было падение дома того великое». Великое не только в смысле страшного разрушения человеческого тела, о котором мы у гроба поем: «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть и вижду во гробех лежащую по образу Божию созданную нашу красоту, безобразну, безславну, не имущую вида», но и бессмертной души. Однако слово Божие говорит, что есть иное строительство жизни, когда никакие земные бедствия, ни сама смерть не могут разрушить этого дома, потому что он построен на твердом основании. Это основание — единственное основание и земной, и вечной жизни, и оно называется любовью.

Смерть есть отсутствие любви. Она потому существует, что строительным материалом ее становится то, что не может устоять перед страшными испытаниями. Любовь есть только Сам Христос. Требуется положить совершенно новое основание нашего дома, чтобы всё в нем стало иным. Чтобы в конце концов мы стали сами причастными тому, что Христос совершил со Своей жизнью, когда сказал: «Разрушьте храмину сию, дом сей, и Я в три дня воздвигну его», говоря о храме Своего тела. Человек может стать храмом Духа Святого и причастником полноты Божественной жизни только по дару Христа, только по дару Творца, только потому, что Господь Иисус Христос стал человеком и принял весь земной путь отпавшего от Бога человека от рождения до смерти.

И потому мы должны ответить на эту любовь. Требуется и наша любовь, которая сама по себе не может преодолеть смерть и разлуку нашу друг с другом здесь на земле, и вечную разлуку в будущей жизни, чтобы это основание стало непоколебимым, неразрушимым ничем. Как Сам Господь говорит об этом, утверждая, что только те, кто слышат слово Божие и творят его, строят свой дом не на песке, а на камне.

Недостаточно одной веры, требуется еще ответное участие нашей жизни на дар Христовой любви — наша любовь. И мы сознаем, что другому человеку, когда жизнь его уже завершилась, мы не можем ничем помочь, только Богом, только Самим Господом, и это значит, нашей верой, нашей любовью, нашей жизнью по вере. Нашей молитвой, которая становится особенно крепкой, когда вся Церковь молится, соединяя свою молитву с молитвой Церкви небесной, нашим участием в таинствах церковных, особенно в Божественной литургии, когда Кровью Христовой омываются души всех, за кого приносится бескровная жертва. И нашей верностью Христу во всех испытаниях, во всех бедствиях и в самой смерти, когда мы понимаем, что смерть — это высший дар человеку.

Святой Иоанн Лествичник говорит, что добрый человек — это тот, кто смерти не боится. А человек святой — это тот, кто смерти желает, потому что он знает, что смерть есть Пасха, соединение с жизнью Пребожественной Троицы.

Испытаем себя, чем мы можем помочь тем, за кого мы молимся, каково наше отношение к смерти. Является ли оно таким, как сказал один праведный человек — перед кончиной своей без конца повторял он эти слова: «Для меня самое главное, самое драгоценное слово сейчас — смерть». То, что является самым ужасным для большинства людей, то, чего боятся все. А для него это самое желанное, потому что смерть делает его единым с Богом и со всеми людьми, и с теми, с кем он разлучен сейчас, и с теми, кому он не может по настоящему помочь даже в этой земной жизни. «Имею желание разрешиться, — говорит апостол Павел, — и быть со Христом». И это то, о чем мы молимся, воздыхая о жизни истинной, о подлинной красоте, о полноте того, что приготовил для нас Господь. Ибо нам дана эта тленная хижина, как говорит апостол, для того, чтобы когда она разрушится, нам не совлечься жизни, не оказаться нагими, а облечься благодатью нетленного Духа Святого, войти в жизнь Пресвятой Троицы.

Будем всегда помнить об этой тайне и о наших отношениях со всеми, с кем разлучила нас смерть или скоро разлучит, чтобы и нам достигнуть этой жизни, идя по пути, которым прошел впереди нас Христос и все Его святые ради любви к Богу и к людям.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.