То, что светские историки не в состоянии объяснить

Слово в день празднования Владимирской иконы Божией Матери

Владимирская икона Божией Матери

Владимирская икона Божией Матери

Есть некоторая особенность в чудесах, которые были явлены заступничеством Божией Матери через этот Ее образ. Мы знаем, что Россия славилась многими военными победами: Куликовское поле, Полтава, Бородино. Были кровопролитнейшие сражения за нашу независимость. Русское православное воинство молилось Господу и Божией Матери о помощи, и помощь была явлена. Все знают об этих победах. Но есть победы, не поддающиеся рациональному анализу, а только знанию веры. Церковь торжественно празднует эти победы, которые светские историки не в состоянии объяснить.

Как они описывают, например, событие 1395 года? Пришел в Российские пределы Железный хромец, Тамерлан, вступил на Рязанскую землю, занял город Елец. И казалось, что разгром Москвы, к которой он неумолимо приближался, неминуем. Но внезапно он остановился (так сообщают исторические хроники), повернул назад и скрылся в степях. Только Церковь знает о том, как молился русский православный народ Божией Матери, знает о шествии с Ее чудотворной иконой, главной нашей святыней, из города Владимира до Москвы в течение Успенского поста, и далее. Как по обеим сторонам дороги стоял народ на коленях, простирая руки к образу Божией Матери, и со слезами взывал: «Матерь Божия, спаси землю Русскую!»

И когда икона прибыла на место сретения (где теперь Сретенский монастырь), в это самое время Тамерлану — бичу народов, который все сметал на своем пути, сжигая и истребляя, — было видение во сне. Высокая гора, с которой сходит некая лучезарная Жена в окружении молниевидных воинов и обращается Своим грозным ликом к Тамерлану, требуя от него отступить. Древние люди были более чуткими к таинственной стороне жизни. Какие бы ни были у них заблуждения, в большинстве своем они знали, что существует другой мир, и этот мир оказывает громадное влияние на все наши земные события. В страхе проснувшись, Тамерлан обратился к своим советникам, требуя объяснить ему, что значит это видение. Ему сказали, что светоносная Жена — Мать Христа Бога, Покровительница русского воинства, и, конечно же, ему следует внять этому предупреждению. Так он и сделал.

И в последующие века была оказана помощь через Владимирскую икону, когда были одержаны нами бескровные победы. Например, 1480 год — та победа, которую Церковь вспоминает сегодня. Это знаменитое стояние на реке Угре, которую назвали потом поясом Пресвятой Богородицы. Хан Ахмат с превосходящими русское воинство несметными полчищами уже приближался к московским пределам. Но молитвами православных людей к Божией Матери совершилось чудо. Внезапно татарские орды в непонятном замешательстве стали отступать. Как пишет летописец: «Тамо убояшася страха идеже не бе страх». А страх был действительно великий: им было видение, что на подкрепление русским прибывают новые грозные силы. 1480 год — это сто лет после Куликовской битвы, кажется, уже положившей конец татаро-монгольскому игу. Но зло, как будто сокрушенное, может внезапно заявить о себе. И подобно слабому огню, тлеющему под пеплом, неожиданно вырваться мощным полыханием на поверхность. Невольно приходится задуматься о том, что произошедшее в нашем Отечестве сто лет назад — крушение православной монархии после февральского и октябрьского переворота, — может напомнить о себе в новом преломлении — необязательно, конечно, к круглой дате. Кому не ясно, что февральский переворот уже повторился, только в несколько ином варианте.

Праздник победы 1480 года. И так же было в 1591 году при нашествии хана Гирея. После молитвы русских людей к Пречистой Владычице видение Божией Матери устрашило врагов, и они отступили. Обратите внимание, что все эти события происходят уже после Куликовской битвы, когда, казалось, уже была одержана решающая победа над татарами дорогой ценой — пролитием рек крови русских воинов. А здесь Господь молитвами Божией Матери совершает бескровную победу.

Эта была победа в духовном сражении. Множество православных христиан, воинов Христовых (ведь мы все воины, как называет нас Церковь в таинстве крещения) участвовало в этой духовной битве, принося покаяние в своих грехах, понимая, что за отступничество от верности Христу Господь попускает быть бедствиям. И они победили невидимого врага. Эта тайна явлена во всех чудесах, во всех событиях, которые происходят в истории, во всем, что совершается в судьбе каждого человека: грех и покаяние. И Господь покаянием возвращает человека к жизни, и дает ему победу.

Господь мог бы не допускать никаких наших поражений, мог бы отвести любые полчища. Но Он заботится не только о том, чтобы нам было хорошо на земле, а чтобы мы не забыли, ради чего живем на свете. Какая польза человеку, если он все приобретет, одержит все победы, а душе своей повредит, лишится того вечного обетования, ради которого он призван к земной жизни?

Есть великая тайна нашего Отечества — это православие, драгоценное сокровище, дарованное нам. Оно дороже любых достижений, любых побед, какие только могут быть у других народов. Подобно древнему Израилю, который одерживал победы порой без всяких сражений — то, о чем мы слышим в ирмосах «Волною морскою» в дни наших самых главных праздников. Когда десница Божия поражает врага, когда Моисей, прообразуя Крестные Страдания Христовы, своей молитвой призывает благодать Божию и совершается победа над врагами, когда коня и всадника ввергает в море Господь, когда падают стены Иерихонские только одной силой Божией, без всякого оружия. Для того чтобы сломить жестоковыйность и гордыню богоизбранного израильского народа, который все больше хвалился своим могуществом, Господь попустил ему многие скорби — от Вавилонского плена до подчинения Римской империи. И ждет обращения — возвращения к истинному покаянию.

Здесь много исторических примеров. Падение Византийской империи, которая была оплотом Православия, падение нашей Российской православной империи. Мы должны помнить, что самое главное — это вечная жизнь, это Господь. И там где люди готовы чистотой жизни, глубоким покаянием принять то, что Господь уготовал для них, там не нужны никакие бичи народов — ни Наполеоны, ни Гитлеры. Но Бог хочет, чтобы мы поняли, что никакие самые страшные враги, никакие большевики ничего собой не представляют по сравнению с вечной гибелью, которая может ожидать человека. Любые бедствия, любые моры и голод, любые войны, самые истребительные — ничто по сравнению со скрежетом зубов, вечным адом, где уже нет покаяния. Милостив Господь, велики Его дары, в одно мгновение Он может все чудесно изменить, но такое избрание наше — ради православия, ради истины. Никогда не будет попущено нам каким-то земным могуществом одержать победу над нашими врагами. Мы будем терпеть поражение за поражением до тех пор, пока не узнаем, что нет нам никакой пользы во всех этих победах — подобно Израилю, который, не научившись ничему из того, что было в его истории, до сих пор пытается распространять свое всемирное господство, и в конце концов будет попущено ему достигнуть этого, и воцарится антихрист, «человек беззакония», над всей землей. На примере этих великих уроков мы должны воспринять сегодняшний праздник.

Недостаточно нам любить наше Отечество и недостаточно любить даже православное Отечество, недостаточно любить царя и царя православного. Мы должны любить больше всего на свете Бога, и только в Боге может быть крепость нашего православного Отечества и нашего православного царя. Были люди, которые любили и православное Отечество и православного царя не потому, что они любили Бога, а потому что хорошо было им жить в таком Отечестве.

Мы говорим, что все призываются сегодня к покаянию в цареубийстве. Вспоминаем об этом потому, что перед иконой Владимирской Божией Матери был увенчан на царство последний царь-мученик Николай Александрович. Но прежде мы должны покаяться не в предательстве царя, не в цареубийстве, а в предательстве Бога и в богоубийстве. Потому что и православие может быть только украшением внешнего могущества, и может быть только лицемерием, а внутри мерзость запустения, и Господь, видящий это, попускает великие бедствия. Наш святой царь-мученик принял великие страдания именно тогда, когда стало ясно, что нельзя никакими самыми экстраординарными мерами, никакими репрессиями это остановить, потому что внутри была утрата самого главного, что должно быть в народе. И он смиренно принял волю Божию. Не только потому, что чисто внешне он был окружен такими обстоятельствами, когда невозможно было противостоять: с одной стороны, восставший народ в Петербурге, с другой, предательство военачальников, предательство самых близких людей, отсутствие поддержки в самой Церкви, но и потому, что он видел, что происходит духовно с Россией, какова воля Божия, и смиренно готов был принять ее. Для того чтобы этими огненными страданиями пришли к покаянию еще многие люди и спаслись, потому что благополучие при беззаконии — это уже гибель. То, что происходит сейчас со многими народами Европы, где так называемое медленное загнивание, которое внезапно обнаружится полным обвалом, более страшным, чем то, что произошло с Россией. У нас есть еще надежда, не должно быть отчаяния — пусть они, кажется, все уже захватили. У нас есть неложная надежда — Господь. Всякий, кто ощутил в жизни своей благодать Божию, знает, что в одно мгновение Господь может все изменить. Самая черная беспросветная ситуация станет сияющей радостью, оттого что Господь приблизился и коснулся.

Дай Бог нам помнить то, что сказал преподобный Серафим Саровский: «Если бы человек знал, что Господь приготовил ему в Царствии Небесном, он готов был бы всю жизнь просидеть в яме с червями» — только бы не лишиться ему этой радости! Господь дарует нам и земную победу — тогда, когда сердце наше готово к принятию этих небесных даров.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *