К столетию Отречения и расстрела. Заключение

VI. Заключение

Остается сказать совсем немного.

Святые судят церковь своей серьезностью.

Что есть современный модернизм, как не тотальная несерьезность с Богом, ближним, историей? Увлекательная игра, в которой реальные крещеные входят в прописанные гностическим сценарием роли и уже не в состоянии покинуть эту «площадку», прийти в себя (Лк. 15:17), войти в свою клеть и затворить свою дверь (Мф. 6:6).

Отрезвление не может наступить «органически»: пьяный проспится, дурак (модернист) – никогда. Модернисту дорога его дурь: активисту и лжемиссионеру – его «приколы», творимые перед лицом «тусовки», идеологу — его опьянение мнимой властью над событиями и вещами, тот вмененный «смысл» истории, авторство которой принадлежит ему или его гностической корпорации. Модернист предстоит в своем уме не Богу, а обожествляемому им коллективу таких, как он. А Бог для него – не более чем «религиозный фактор», с которым он вполне освоился.

Только предельная серьезность — страх Божий и мужество взирающей только на Бога и не оглядывающейся и краем глаза на мир души (Пс. 122:2) — вытрезвляет от массового идеологического сумасшествия.

На крыльцо вышли другие офицеры. Они все были в красных бантах. Ни один из них, когда проходил Государь, не отдал ему чести. Государь отдал им честь (Н. А. Соколов. Убийство Царской Семьи. Глава 1).

Чтобы в простоте сердца признать подлинность отречения и святость его единственного мотива, многократно подтвержденного Царем — его словами и поступками — под арестом – нужно самому иметь эту простоту сердца. Модернист растлил ее, надругался над ней. Он и циник по отношению к своей душе, он и трус перед массой. Это подлец, для которого чужое благородство, благородство Царя – сказка.

Чтобы признать подлинность Мощей Государя и членов Его Семьи, нужно самому быть подлинным, неподвластным пропаганде человеком.

Как известно, палачи скрыли останки Царственных Мучеников не там, где их впоследствии искали Соколов и Дитерихс, не на Ганиной Яме, решив, что «их там быстро найдут», а рядом – там, где застрял грузовик Люханова рано утром 19 июля, на Старой Коптяковской дороге, непосредственно под ее проезжей частью.

Следователь Соколов нашел это место, опросил сторожа железнодорожного переезда Лабухина (тот рассказал, что в ту ночь у него пропали доски и шпалы), но заглянуть под помост не догадался. Книга Соколова с материалами расследования была опубликована на русском в Берлине в 1925 году — через год после его смерти.

А в 1934 году сам палач засвидетельствовал:

«Всего полтора или два месяца назад я впервые читал книгу Соколова, из этой книжки я увидел, что моя хитрость оправдала себя. Там сказано, что по дороге был сделан помост, очевидно для грузовика. Они этого места найти не могли, хотя и видели. В книге был помещен снимок, на котором были эти шпалы». (ura.news/articles/1036271552?story_id=404).

«Саженях в 100 от будки № 184 по дороге на деревню Коптяки есть гать на просыхающем болоте», — отметил Дитерихс. Именно под этой «гатью» и были погребены Юровским тела Августейших Мучеников.

Но нельзя сказать, что Юровский перехитрил следствие. Соколову просто не хватило времени: он поздно начал полевые исследования – лишь в мае 1919 – и вынужден был свернуть работы с приближением красных.

Следствие было продолжено в июле 1991 г.

Первый главный вывод, сделанный Старшим прокурором – криминалистом Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ В. Н. Соловьевым при тщательной сверке материалов исследования Соколова, и результатов заново проведенных прокуратурой Свердловской области полевых работ, был тот, что «существенных, исключающих друг друга противоречий в «советских материалах» (то есть в записке Юровского и в соответствующем комплексе свидетельств и воспоминаний исполнителей -прот. В. П.) и материалах Соколова Н.А. нет, имеется лишь различное истолкование одних и тех же событий».

http://www.nik2.ru/documents.htm?id=50

Этим упраздненным «исключающим противоречием» было место захоронения. Выяснилось, что Соколов его не увидел, хотя вел методически правильный поиск. Оставался второй главный вопрос – об идентификации найденных останков.

В этой работе мы укажем на находящиеся в открытом доступе важнейшие документы этого современного нам продолжения следствия Н. А. Соколова:

— «Историческую справку об обстоятельствах сокрытия в 1918 году и обнаружения в 2007 году останков цесаревича Алексея Николаевича и великой княжны Марии Николаевны», написанную для Правительства РФ руководителями Архивного управления ФСБ, Федерального архивного агентства и Государственного архива Российской Федерации, в которой изложен как общий ход следствия, так и история архивных изысканий, выводом которых явилась как идентификация Царских останков, так и полное уяснение обстоятельств их сокрытия убийцами и причины их разделения в два захоронения.

http://static.government.ru/media/files/vzKYywd7HLWjOzTaeWerAVXQKy1Lw0HF.pdf

— «Заключение по генетическому исследованию предполагаемых останков Николая II и его семьи», проведенного профессором Института общей генетики имени Н. И. Вавилова РАН Е. И. Рогаевым.

http://static.government.ru/media/files/SkWvmEs700SIEAg2vHyJ47ppWkAn6IYt.pdf

— «Итоговое заключение экспертной комиссии Российского Центра судебно – медицинской экспертизы Минздрава России по вопросу идентификации останков детей Российского Императора Николая II, цесаревича Алексея Николаевича и великой княжны Марии Николаевны Романовых», составленное по поручению Правительства РФ директором РЦСМЭ А. В. Ковалевым и заведующим отделом меди­ко-криминалистической идентификации РЦСМЭ В. Н. Звягиным.

http://static.government.ru/media/files/01AaOCWS9Wf49VcXMz5vs1KkIwo0H2hp.pdf

Процитируем здесь лишь один абзац из генетической экспертизы.

«1) Успешно выделена пригодная для генетического анализа ДНК из архивных пятен крови с рубашки Николая II (возраст — 117 лет). Для указанных образцов из пятен крови определен SNP-профиль мтДНК, профили для 17 Y-хромосомных и 15 аутосомных STR-маркеров (Рис. 8, 9; Табл. 2, 7, 8). Проведено сравнение трех генетических систем (мтДНК, аутосомных и Y-хромосомных STR) в образцах из архивных пятен крови и костном образце № 4-46. Показана полная идентичность всех трех генетических систем между указанными образцами (Рис. 8, 9; Табл. 2, 7, 8). В том числе показана идентичность гетероплазмичного варианта 16169С/Т мтДНК, с преобладающей фракцией 16169С (Рис.8 В). Полученная вероятность того, что скелет № 4 принадлежит императору Николаю II Романову, не менее чем в 2.03 х 10 22 раз выше вероятности, что изученные останки принадлежат случайному неродственному индивиду» (выделено мною, прот. В. П.)

Иными словами, из всего человеческого рода за все время его существования ни один человек кроме Николая II не мог носить эту конкретную плоть.

Это и есть второй главный вывод: точно найдено не только место захоронения, но и сами найденные в нем останки принадлежат Царственным мученикам.

Следственный Комитет в лице официального представителя СК РФ Владимира Маркина 24 сентября 2015 года полностью подтвердил подлинность останков, найденных Авдониным и Рябовым в 1979 году и заново обретенных в 1991 году, а также останков Цесаревича и Великой княжны Марии, найденных в 2007 году:

«Представитель СКР подчеркнул, что у следствия «не было и нет сомнений в принадлежности всех обнаруженных останков членам царской семьи и их свите» (http://www.interfax.ru/russia/468972).

Как и Акт Отречения, эти документы следствия несовместимы с любыми мифами. Это правда, не нуждающаяся в интерпретации и сама обладающая силой судить и препирать.

Как и Акт Отречения, эти выводы и экспертные заключения обладают только одной «слабостью»: они апеллируют к здравому сознанию и логике неразложенной пропагандой личности и через этот инструмент – к совести нравственного человека.

Они, как и Акт Отречения, бессильны припереть бесстыжего.

Кем надо быть, чтобы обвинить этих генетиков и криминалистов, в выводах которых заметна крайняя скрупулезность, такая же, как у Николая Алексеевича Соколова, в предвзятости? Кем надо быть, чтобы назвать их агентами мирового кагала, масонами, заговорщиками? Надо быть церковным модернистом. То есть: а) быть не исповедником веры, а носителем идеологии и б) быть бесстыжим циником, для которого нет объективной правды, а есть только «линия партии», к которой он принадлежит.

Для того чтобы иметь мужество смириться перед той единственной правдой, которой не шутит и в которую не играет Бог, надо выйти из игры. Это не под силу ни одному представителю гнозиса.

Цинизм этих прохиндеев в том, что, сводя с ума психически слабых людей своими призывами в Интернете к «отказу от СНИЛС, отказу от штрих-кода, ИНН», к «непризнанию масонской экспертизы лжемощей», сами имеют паспорта, пользуются правом на недвижимость, судятся в судах, подают заявления в Прокуратуру и привлекают судмедэкспертов, когда дело касается их личной защиты от криминала.

Как мы уже убедились, реальный Государь чужд и непонятен мотивами своего Отречения от Престола настолько, что миролюбцы или обвиняют его в слабости, или вовсе отказывают в реальности самому факту Отречения.

Этот идеологический отказ в признании реальной, а не вымышленной личности Святого Царя и заменой ее на виртуального, вымышленного идеологами же, двойника — настолько значим, что простирается до гностического восстания на саму земную материю с ее законами.

Отказ признать миф ложью простирается до отказа в реализме самим останкам мучеников, сохранённым Богом в земле и точно идентифицированным от земных же, Богом поставленных, властей.

Это солипсизм, отказ Самому Богу в реальной действительности и предпочтение ей – второй реальности с ее опьяняющими разноцветными мифами.

Это сатанинская закрытость, «иммунитет» к Истине.

Он начинается с несерьезности здесь и сейчас перед Богом и совестью.

У таких людей не бывает покаяния. Только на Страшном Суде они покорятся Истине – для того чтобы принять вечное от Нее наказание.

Царь же Мученик Николай Второй учит нас, Христиан, просто покоряться Богу:

Кажется иногда, что дольше терпеть нет сил, даже не знаешь, на что надеяться, чего желать? А всё-таки никто, как Бог! Да будет воля Его святая! (Дневник Николая Второго, 2/15 марта 1918 года).

Кажется, эта великая простота перед Богом и великая серьезность души и есть тот урок всем верующим, который преподает Государь.

Этот урок – образ личного предстояния Господу Богу в совести с отсечением всех предлагаемых воображением «перспектив» — есть великое противоядие против гностицизма, слияния Божественного и человеческого: обмирщения Церкви и сакрализации земных дел. В эпоху тотального модернизма Царь остается образом чистого благочестия, рассекающего это противозаконное смешение.

Как и любой Святой, Царь был одинок на земле. И то, что в массовой религии он отторгнут и невостребован как человек Божий, делает чистое религиозное поклонение ему маркером Православия.

Царь остается и Хозяином России, отцом всех подлинных русских, то есть – столь же одиноких в своем земном странствии юродивых, столь же любящих настоящую Россию Христиан, неподвластных ни идеологии, ни элитно – массовому сознанию постъельцинской эпохи. Одиночество Царя при жизни протягивает им руку, укрепляет их в их настоящем одиночестве пред Богом.

Надгробие над Святыми Мощами Царя и Царственных Мучеников в Петропавловском соборе в Санкт – Петербурге

Надгробие над Святыми Мощами Царя и Царственных Мучеников в Петропавловском соборе в Санкт – Петербурге

Протоиерей Владимир Переслегин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.