О мощах царственных мучеников

Ответ на письмо о екатеринбургских останках

— Снова с исключительной остротой возникла в Церкви тема идентификации останков царственных страстотерпцев. И снова мнения разделяются. Новая Патриаршая комиссия по изучению результатов экспертизы, в состав которой входит много известных ученых-криминалистов, все более убеждается в подлинности останков. Их оппоненты, в основном из числа «ревнителей не по разуму», не соглашаются с ними. В качестве основного аргумента они заявляют о своем недоверии к тем, кого они считают духовными наследниками екатеринбургского злодеяния. Может быть, новой комиссии не следует настаивать на своем во избежание ненужного разделения Церкви? Слава Богу, святые страстотерпцы прославлены, и мы все можем молиться им. У нас есть их иконы, некоторые из них — даже чудотворные.

А.С. Конюхов, г. Москва

— Определение, являются ли эти останки подлинными — совсем не второстепенный вопрос. Святая Церковь свидетельствует, каким дивным чудом могут быть мощи умершего человека, мощи святого. Через них действует сила Христова Воскресения. Поколения русских людей в течение веков воспитывались на благоговейном почитании мощей святых, всегда связанном с рассказами о подвигах святых подвижников и мучеников. Жития святых и святыни были основанием народной нравственности и культуры. И одной из характерных особенностей русского православия всегда было паломничество к святым местам. Эти традиции живы и доныне. А когда мощи святых, таких, как, например, мученики Антоний, Иоанн и Евстафий Виленские или святой Феодосий Тотемский, или Иоасаф Белгородский были выставлены после революции в московских музеях, многие верующие приходили, чтобы поклониться им, а некоторые священники даже совершали перед ними молебны.

Мы знаем также, что происходило при вскрытии святых мощей советской властью по всей нашей стране с октября 1918 г. по апрель 1922 г. После революции в течение трех лет были вскрыты, а вслед за этим часто конфискованы драгоценные останки целого ряда великих святых, которых знала русская земля. Известны случаи, когда красноармейцы вскрывали мощи святых и уничтожали их. И вместо них, чтобы дискредитировать Церковь в глазах народа, выставлялись восковые куклы на обозрение всем. В некоторых монастырях, зная об этих кощунствах, прятали мощи, подменяя их, чтобы спасти от поругания. Такие меры если не позволяли защитить верующих от глумления безбожников, то, по крайней мере, позволяли им не давать святыню псам. Большевикам надо было посеять сомнение в народе, соблазнить всех. Смотрите, мол, вот эксплуататоры народной доверчивости с целью наживы, которых надо убивать.

Неудивительно поэтому, что в 90-е годы прошлого века, когда екатеринбургские останки были объявлены принадлежащими царской семье и захоронены в Петропавловском соборе, многие православные христиане не согласились признать эти останки святыми мощами, считая, что наследники прежних разорителей святынь пытаются совершить тот же обман. Разве их отношение к Церкви не отмечено отсутствием чувства святого, презрения к народному благочестию? Кто тогда, после революции, были инициаторами кампании, на каком уровне — народный комиссариат по делам юстиции, 8-е отделение которого было специально создано для ликвидации, как это официально называлось, аппарата Церкви. ЧК или Совет народных комиссаров. Ни одно важное решение не могло быть принято без санкции членов Политбюро во главе с Лениным. Кроме того, организация этой кампании по всей стране требовала тесного сотрудничества ЧК и Красной Армии. Одновременно со вскрытием святых мощей происходило создание так называемой «живой церкви», конфискация церковного имущества с грандиозным проектом гонения на Церковь, план которого тщательно разрабатывался в узком кругу большевистского руководства. Они намеревались в этом тотальном гонении на Церковь в конце концов разрушить ее до основания, поставив всех верующих перед выбором между отступничеством или мученичеством. Целью вскрытия святых мощей было подготовить все это, доказать, что никаких нетленных мощей как таковых не существует, и тем самым нанести глубокую рану вере народа. Замысел сатаны, исполнителем которого являлся режим, был лишить православный народ источника избыточествующей благодати, связи его с его святыми как раз в то время, когда он более всего в этом нуждался — во время великих скорбей и испытаний. Таковы понятные нам рассуждения.

И вот о чем мы не должны забывать. Прежде чем начать кампанию вскрытия святых мощей, безбожная власть составила некий типологический список святых, останки которых следует конфисковать. Среди них были святые общенародного почитания, такие, как преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский, святые пустынники — преподобный Павел Обнорский, преподобный Александр Свирский, святые жены — Феврония Муромская, Евфросиния Полоцкая, святые мученики Евфимий, Игнатий и Акакий Афонские, святитель Тихон Задонский. Святой отрок Артемий Веркольский, святые страстотерпцы, такие, как князь Михаил Тверской. Одним словом, в замысле диавола было нанести удар сразу по всем проявлениям святости. Только оттого что тогда была гражданская война, твердое сопротивление монахов и простых верующих не дало осуществить этот план до конца. Точно так же святые царственные страстотерпцы имеют исключительное значение для Церкви. Они — в центре бесчисленного сонма новых мучеников и исповедников Церкви Русской, всей святости 20 века. И вопрос об их святых мощах столь важен для нас.

Многие в церковном народе восприняли захоронение останков в 1997 году, инициированное правительственной комиссией во главе с Немцовым как политическую акцию. Даже если первоначально это были подлинные останки, кто может дать гарантию, что люди, столь неоднозначно относящиеся к Церкви, не подменят их на каком-нибудь этапе? У многих было впечатление, что главное для устроителей этого захоронения — создать атмосферу двусмысленности. Если в сознании верующих это ненастоящие мощи, то психологически что происходит? И Царь как бы ненастоящий, и православная монархия ненастоящая. А если эти мощи настоящие, все равно, смотрите, как мало народа идет. Мало, потому что православный народ в большей своей части подозрительно относится к тому, что там представлено. Создавая видимость восстановления исторической справедливости, эти люди пытались воспрепятствовать прославлению царя или, если оно все-таки состоится, сделать его чисто декоративным. Раньше враги Церкви старались уничтожить святыню физически, чтобы ее просто не было, а теперь главная их забота о том, чтобы соль потеряла свою силу.

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что нагие кости святых угодников дороже всех сокровищ мира. И мы можем сказать, что мощи святых царственных страстотерпцев могут оказаться дороже всего золота, всех алмазов, всех утраченных богатств России, опираясь на которые она надеялась возродиться.

Протоиерей Александр Шаргунов

Из книги прот. Александра Шаргунова «Царь» (2 изд., исправленное и дополненное)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.