Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — январь 2019 г.

В книге Деяний святых апостолов рассказывается, что после Пятидесятницы апостолы продолжали ходить в Иерусалимский храм. Так глубоко и сильно было исповедание веры христиан, что «никто из посторонних не смел пристать к ним». Что это значит?

Л. Безрукова, г. Иваново

Апостолы в первое время ходили с проповедью в Иерусалимский храм, во-первых, потому что в этом храме собиралось множество верующих во Единого Бога. И апостолы понимали, что одно дело — улавливать человеческие души для спасения по одному, а другое — сразу многих. Когда закидывают сети, улов бывает несравненно большим, чем при ловле рыбы удочкой. Из посторонних никто не смел пристать к обществу верующих, ощущая отталкивающую неверных благодатную силу. Так и нечистые духи боятся благодатной силы святыни. Наша вера должна быть настолько свободна от каких-либо заблуждений, чтобы всякое заблуждение не имело ни силы, ни власти присоединиться к нашей Церкви. Такова была благодатная сила молитвы апостолов, что она защищала христиан от смешения с иудейским обществом.

Что такое «литургия слова»? И почему прежде пения Херувимской, после молитвы об оглашенных мы слышим: «Оглашенные, изыдите»? После этого, насколько мне известно, часть молящихся в храме должна выйти из него. Едва ли это правило исполняется сегодня. Понятно, что Церковь в наше время находится в других условиях, практически невозможно контролировать, кто входит в храм и выходит из него во время богослужения. Но в чем все-таки смысл этого правила? И еще один вопрос: что такое престольный праздник? Как связано это именование с престолом, находящемся в алтаре?

Г.И. Новиков, г. Саратов

«Литургией слова» называется первая часть Божественной литургии, целью которой является просвещение верующих словом Божиим. «Оглашенные, изыдите» означает, что в древней Церкви те, кто готовился к принятию святого крещения, должны были быть «оглашены» знанием главных тайн веры. Без этого они не могли участвовать с верными в таинстве Тела и Крови Христовых. Подготовка к принятию крещения обычно проходила в течение всего Великого поста.

Престольный праздник — это главный праздник храма. Он называется престольным, потому что антиминс на престоле в этом храме освящен в честь именно этого события или этого святого.

Божественная литургия совершается в алтаре на престоле. Что такое престол? Первоначально это просто стол. Стол имеет огромное значение в нашей повседневной жизни. Мы не говорим только о тех, кто живет, чтобы есть, а не ест, чтобы жить. Стол — это место, где может собираться большая семья, где создаются связи столь крепкие, что они превосходят всякое разделение и все разрушающее время.

За литургией Бог Своей чудесной волей присоединяется к людям и соединяет их друг с другом, предлагая на выбор самое лучшее — пищу Слова и Самого Себя. Вот почему на престоле в алтаре находится Евангелие — слово Божие, крест, являющий исполнение слова, и дароносица со Святыми Дарами, напоминающая, что Христос всегда присутствует в Церкви Своим пречистым Телом и Кровью.

Христос — Слово Божие. Первая пища — Слово Божие, первый дар, говорящий о втором. «И будут все научены Словом Божиим». Первая часть литургии — литургия Слова. Христос преподает нам Себя в Своем слове. Он присутствует в слове, которое возвещается в Церкви.

Только уста, вдохновленные Богом, могут возвещать человеку достойную мысль. Мы слышим слово апостолов в их Посланиях, говорящих о Боге и от Бога. Но прежде всего при чтении Евангелия Сын Божий, Слово, ставшее плотью, наставляет нас. Вот почему мы предваряем слышание его молитвой: «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия Господа Бога молим». И все, даже самые немощные, стараются стоя слушать его — Благовестие Сына Божия, обращенное ко всей человеческой Божественной семье. Что может быть важнее для нас любви Божией, изливаемой в нем?

Это Слово — всегда новое, всегда самое актуальное. Написанное более двух тысяч лет назад, оно как впервые услышанное волнует нас в нашем современном мире. Но это слово нам не принадлежит: оно требует, чтобы мы делились им с другими, как самым великим богатством. Как было бы замечательно, если бы каждый христианин мог сказать вслух то, что перевернуло его жизнь дыханием Духа в слове Писания! Дар, который он получил, принадлежит всей Церкви.

Но как поделиться этим даром с теми, кто его не получил? Как научиться мужеству открывать его другому с бесконечным доверием, но без всякого прозелитизма? Мы призываемся к трапезе Слова, и хотя бы несколько крошек должны воспринять от нее. Мы — словесные существа, и потому всякое осмысленное слово, как обычный хлеб, заключает в себе символ человеческого труда, все наше горе и радость. Что же тогда сказать о слове Писания?

Старыми словами Писания Бог говорит нам всегда новое. Бог пользуется старыми событиями и историями, чтобы сказать нам о нашем будущем. Если мы будем слушать Его, мы увидим, что побеждает наше противление Ему. Мы должны быть внимательны: если это слово не трогает нас, мы, вне всякого сомнения, не слушали его. Бог никогда не говорит, чтобы ничего не сказать. Это слово несравненно более проникновенное, чем самые лучшие на свете проповеди и стихи. Это слово, которое обращено лично к каждому из нас, если мы хотим подняться от греха и от нашей подчиненности смерти.

Мы знаем, что невозможно постигнуть это слово обычным умом. Между бесконечностью Бога и ничто человека — бездна, которую один Бог может покрыть. Христос — единственный Первосвященник, единственный, кто способен построить мост между Богом и человеком. Христос приглашает нас на Трапезу Своего Слова. Он не говорит пустых слов, и Его надо слушать. Это слово звучит, чтобы собрать всех рассеянных чад Божиих воедино. Потому еще раз повторим: о, если бы после каждой литургии мы могли всем ищущим истину громко сказать то, что Дух Святой сокровенно передал нам Своим дыханием! Сколько тысяч людей трудились ради нас, ради совершения одной литургии! Если бы дано было узнать, что такое Евхаристия, мы бы умерли! (А без нее — умирают все).

Литургия начинается с нашей встречи с Господом и слушания Его. На литургию ходят, чтобы обрести способность ответить на вопрос Спасителя: «Любишь ли Меня?» Как приступить к страшным Тайнам тому, кто не может ответить: «Господи, Ты все знаешь, Ты знаешь, что Я люблю Тебя»?

Мысли, которые я выражаю в этом письме, конечно, не новы. Действительно, события распада в мире происходят с видимым ускорением. Атмосфера зла и вседозволенности сгущается в странах, еще недавно называющих себя христианскими! И в 21 веке мы снова видим, как в 17, 18, 19 и 20-х веках, угрозы со всех сторон по отношению к России. Думаю, что коренная причина их не столько экономическая и политическая, сколько то, что наша страна, несмотря на апокалиптические ужасы, которые она пережила в минувшем веке, по-прежнему является главной хранительницей Православия. Естественно задуматься — не наступают ли, в самом деле, по слову Спасителя, уже последние времена? Но вопрос мой вот какой. Разве не говорили о конце света пророки еще в Ветхом Завете? И в течение веков, всякий раз, когда предельно возрастает зло, многие начинают говорить о завершении истории. Но такого «уныния народов», какое мы наблюдаем сегодня, кажется, еще никогда не было.

О.К. Краснова, г. Москва

Да, конец мира приближается, но христиане всегда должны желать и ждать Второго Пришествия Господа. Христос говорил Своим ученикам о последних временах: «И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение; и море восшумит и возмутится; люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются, и тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силою и славою великою» (Лк. 21, 25—27).

Но обратите внимание: вначале Христос в Своих пророчествах о будущем говорит не о конце мира. Прежде всего Он возвещает о Своем возвращении и о том, как мы должны готовиться к этой встрече. В этих событиях конец мира будет только дарованным Им следствием, вечным блаженством, бесконечным счастьем для тех, кто хранит Ему верность. Говоря о конце мира, Спаситель действительно употребляет образы, многие из которых были известны богоизбранному народу и до Него. Это естественно, потому что таким образом они делались понятнее для всех слушающих Его. Эти образы мы хорошо знаем. Они исполнены ужаса. Они показывают ясно, что все будет опрокинуто, и землю ждут неслыханные потрясения, когда Господь придет. Прежний мир с неизбежностью начнет агонизировать. Он должен будет исчезнуть. Однако явится новый мир, который будет всегда. Разве может быть без страданий угасание жизни и рождение ее? Невозможно этого избежать.

Своими словами Христос как будто не говорит ничего нового. Разумеется, о конечной гибели мира Ветхий Завет уже возвещал. Однако есть нечто абсолютно новое в том, что говорит Христос. Это мы должны услышать прежде всего, чтобы воспринять Его подлинное Благовестие.

Первое, что является абсолютно новым, — это Он Сам, и Его возвращение, которое сокровенно постигается верующими людьми уже сейчас. Должен родиться новый мир, и началом этого нового мира будет Он Сам в Своем Пришествии. В час, когда многие люди будут ожидать смерти в страхе, — среди них будет присутствовать Христос, Сын Человеческий, грядущий с многой силой и славой. Может ли быть что лучше этого в завершение жизни каждого человека? Мы ничего не должны страшиться, зная, что Он придет к нам как наш Спаситель.

Есть два пророческих события в земной жизни Христа, на которые мы должны обратить особенное внимание. Первое, это когда Он сказал среди бушующего моря Своим ученикам: «Это Я, не бойтесь!» Точно так же все любящие Христа видят Его лицом к лицу, когда все опрокидывающая буря грозных событий истории достигнет предела.

И абсолютная новизна заключается в том, что все наше существо будет охвачено радостным страхом и трепетом при виде Того, Кого мы ждали с надеждой войти в тайну встречи с Ним. «Бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого», — заповедал Он нам.

Среди нынешних небывалых бедствий мы должны жить в тайне смиренного ожидания и ничего не бояться, какие бы новые войны против Церкви не затевали враги Божии. Потому что для сердца верующего человека Христос всегда, среди самых предельных ужасов — близ, рядом, готовый придти и взять за руку, как взял Он утопающего в волнах Петра. Разумеется, мы не избежим ни искушений, ни испытаний. И это будет не только при кончине мира или при конце нашего пути здесь. Слухи о войнах, о которых говорит Христос, возможные катастрофы, потрясение вокруг нас и в нас — мы легко их узнаем. Они являются неизбежной частью земной жизни. Наше умирание уже явно началось, но также началось наше вечное рождение. Одно не бывает без другого. Даже если мы замечаем только первые признаки, и то не всегда их можем ясно распознать. Но Христос — здесь, и Он предваряет нас в испытаниях, хотя мы не видим их «великой силы и великой славы». И нам дано также знать, как устоять в испытаниях. Необходимо ожидание, терпение, и мы не должны допускать сомнения.

И мы должны также всегда помнить о втором пророческом событии, пережитым Спасителем накануне Его Крестных Страданий. Самое главное в жизни христианина — никогда не заснуть: не стать теплохладным, мертвым, равнодушным к добру и злу. Никогда не заснуть, но оставаться бодрствующими и прежде всего всегда молиться. Это молитва Церкви и того, что совершается в сердце Церкви, всего ее Нового Завета. Это ожидающая возвращения Христа молитва «ей, гряди, Господи Иисусе», хранящая надежду о рождении нового мира.

Вот самая простая тайна конца мира. Это тайна, которую Христос передал апостолам, когда накануне Его Крестной смерти они заснули, в то время как Он подвергся самым тяжким испытаниям в Гефсиманском саду: «Бдите и молитесь, да не внидете в напасть» (Мф. 26, 41).

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.